Наша хата не с краю | Деловая неделя
1 июля 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Наша хата не с краю

24.02.2022 15:31:32
№: 07 (1457)
или Чем путинская атака на Украину угрожает и Казахстану

К войне, как к крайнему средству, прибегают лишь государства-банкроты. Война – последний козырь проигравшего и отчаявшегося игрока, отвратительная спекуляцию мошенников и аферистов.
Ромен Роллан, французский писатель

ВНИМАНИЕ ВСЕГО МИРА приковано к событиям в Северном Причерноморье, где Россия напала на Украину. Начинается открытая война, хотя Кремль и пытается выдавать ее за какую-то ограниченную «спецоперацию». Вслед за ракетными ударами по мирным украинским городам обрушились российская и казахстанская валюты, то есть авантюризм соседа незамедлительно сказался на нашей экономике. Президент Токаев вроде как приказал создать специальный план, чтобы реагировать на такие кризисы, переговорив параллельно с Владимиром Путиным, который хладнокровно пошёл на эскалацию конфликта, искусственно раздутого им же самим на Донбассе. Однако, проблема не только и не столько в побочном ущербе Казахстану от агрессивной внешней политики Кремля, но и в том, какова сама по себе идеология внешней экспансии Владимира Путина. Российский президент довольно подробно расписал ее в почти часовой речи по поводу признания «независимости» ЛДНР. И идеология эта, вернее восприятие ею всех соседей РФ, в том числе Казахстана, заставляет нас в очередной раз опасаться того, что рано или поздно она войдёт в конфликт с ценностями нашей государственности. Большинство путинских претензий к Украине можно вполне переадресовать и Казахстану...

Естественно, что Путин, вводя свои войска на Донбасс, старается подвести некое «идеологическое обоснование» для своих действий. Проблема тут в том, что эта идеология просто отказывает своим соседям в праве на легитимную государственность, выставляя сам факт их независимого от России существования, как что-то негативное. Как выразился сам Путин, «для понимания того, что же всё-таки сегодня происходит, для объяснения мотивов действий России и тех целей, которые мы перед собой ставим, нужно хотя бы несколько слов сказать об истории вопроса». Главная претензия к Киеву с идеологической точки зрения изложена так: «...современная Украина целиком и полностью была создана Россией, точнее, большевистской, коммунистической Россией. Этот процесс начался практически сразу после революции 1917 года, причём Ленин и его соратники делали это весьма грубым по отношению к самой России способом – за счёт отделения, отторжения от неё части её собственных исторических территорий». Все это же, только в адрес Казахстана заявляли сразу несколько депутатов путинской партии и Госдумы. Нам же в итоге предложили удовлетвориться лишь тем, что эти лица «не определяют государственную политику России». Однако, отказ официальной Москвы одернуть такие заявления показывает, что в определенный момент посчитать их вполне «справедливыми» может уже тот, кто «определяет государственную политику». Окно Овертона в эту сторону открыто.

То, что Путина возмущает сам факт того, что большевики воплощали при построении СССР свои принципы социального и национального строительства, выразившиеся в создании союза национальных республик, имевших право выхода их него, это, естественно, касается не только Украины. Даже противоречивый анализ, когда он определяет устройство СССР, как «конфедеративное», а потом же сам признаёт, что «никаких суверенных прав в реальности у союзных республик так и не возникло, их попросту не было» и «на практике было создано строго централизованное, абсолютно унитарное по своему характеру государство», не должен сбивать с толку. То, что кажется нелогичным нам, в чужих головах может быть аксиомой.

Также, как и Украину, нас касается то, что российский лидер вновь педалирует свою любимую тему «российских подарков» - якобы передачи «нацреспубликам» территорий «исторической России». Как тут не вспомнить слова Путина о том, что у казахов не было государственности до Назарбаева и заявления председателя комитета по образованию и науке Госдумы, внука руководителя советского МИДа Вячеслава Молотова, Вячеслава Никонова в программе «Большая игра» на Первом канале: «Казахстана просто не существовало, Северный Казахстан вообще не был заселен. Они (казахи) существовали гораздо южнее. И, собственно, территория Казахстана — это большой подарок со стороны России и Советского Союза»? Эти слова возвращают нас к аргументам Путина о самой государственности Украины, каковой, по его мнению, у неё никогда не было, и создал ее впервые не Богдан Хмельницкий, а Ленин. «...Собственно, как уже сказал, в результате большевистской политики и возникла советская Украина, которую и в наши дни можно с полным основанием назвать «Украина имени Владимира Ильича Ленина». Он её автор и архитектор. Это целиком и полностью подтверждается архивными документами...». Далее он зачем-то ставит «неблагодарным потомкам» в Украине в вину то, что они «посносили на Украине памятники Ленину. Это у них декоммунизацией называется», хотя и сам остро критикует «вождя пролетариата».

Как уже говорилось выше, последователи политического курса Путина целиком и полностью экстраполируют эту аргументацию и на Казахстан. Все наши образовательные программы в области истории тоже можно считать «отрицанием всего, что нас объединяет» и «стремлением исковеркать историческую память миллионов». С этой колокольни вся наша государственная политика в области развития государственного языка - тоже могут быть названы «крайним национализмом» и «русофобией». Точно также, когда Путин возводит в разряд основной проблемы и трагедии России развал СССР, беспощадно клеймя за это его основателей и руководство, а также «бациллу национализма» в виде республиканских партэлит, это в равной степени может относится и к нам: «...Бацилла националистических амбиций никуда не делась, а изначально заложенная мина, подрывающая государственный иммунитет против заразы национализма, только ждала своего часа. Такой миной, повторю, было право выхода из СССР».

Таким образом, то, что в нашей политической традиции воспринимается, как безусловное благо - независимость - для нашего северного соседа это «распад нашей единой страны» - «исторической России под названием СССР». Безусловное, очевидно, зло. Что тут можно сказать? Что должен сказать простой российский обыватель, слыша эти слова? Что-то вроде того, что «историческая справедливость» требует «вернуть все взад». Оговорка Путина о том, что «наш народ, именно народ, признал новые геополитические реалии, возникшие после распада СССР, признал новые независимые государства», сегодня бьется им самим, нарушающим территориальную целостность независимого государства, которому Москва официально гарантировала безопасность. Но и тут есть и своё «оправдание», которое сводится к... неблагодарности. Мол, Украина не так делила советский госдолг, не оценила некие преференции и помощь «на $250 миллиардов» и «газ воровала». В вину Киеву поставили даже маневрирование между Москвой и Западом: «В Киеве пытались использовать диалог с Россией как предлог для торга с Западом, шантажировали его сближением с Москвой, выбивая для себя преференции: мол, в противном случае будет расти российское влияние на Украину...». В чем тут грех, известно только самому Путину, для всего остального мира это просто политика и дипломатия. Такой же дипломатией занимался ещё недавно и Казахстан, называя ее «равновекторностью». Теперь нам это могут тоже поставить в вину?

То, что украинские власти «стали строить свою государственность на отрицании всего, что нас объединяет, стремились исковеркать сознание, историческую память миллионов людей, целых поколений, живущих на Украине», это все в равной степени можно отнести к Казахстану. Как можно строить государственность на верности идеологии бывшей метрополии, опять же - большой вопрос. Обоснование же текущей ситуации в поиске легитимизации имеющегося порядка вещей - это естественный ход вещей для любой страны, и мы это прекрасно знаем, поскольку тоже создавали и щедро оплачивали наш собственный исторический миф (или интерпретацию). Сохранение идеологии объединения с бывшей метрополией - это соревнование по стрельбе в свои ноги – и добровольно участвовать в таком мог только Александр Лукашенко.

Тем более, что в пассаже об отсутствии традиции государственности украинцев почти дословное повторение этого мнения о казахах: «Важно понимать и то, что Украина, по сути, никогда не имела устойчивой традиции своей подлинной государственности. И начиная с 1991 года пошла по пути механического копирования чужих моделей, оторванных как от истории, так и от украинских реалий». Даже определение современных реалий Украины Путином легко экстраполируется на нас: «Весь смысл так называемого прозападного цивилизационного выбора украинской олигархической власти заключался и заключается не в том, чтобы создать лучшие условия для благополучия народа, а в том, чтобы, подобострастно оказывая услуги геополитическим соперникам России, сохранить миллиарды долларов, украденные у украинцев и спрятанные олигархами на счетах в западных банках». По объёму выведенного за пределы страны богатства Украина, Россия и Казахстан - известные чемпионы, равно как и в сомнительном списке по концентрации капиталов в руках горстки граждан. Довольно забавно читать, как Путин обвиняет украинский «олигархат» в том, что Алексей Навальный доказал и показал в адрес его собственного окружения. Тоже самое можно сказать и про предшественника Токаева во власти и его окружения. Причём, последние утечки из швейцарских банков, возможно, демонстрируют, что и нынешний президент РК - также не бессеребреник.

Вывод Путина о том, что «устойчивая государственность» в Украине не сложилась из-за... коррупции, которая «буквально пропитала, разъела украинскую государственность, всю систему, все ветви власти», также содержит довольно чёткое описание и российских, и наших реалий. Где все же есть различия между Киевом и Нур-Султаном по Путину? Он пишет, что Майдан и «госпереворот» лишили легитимности украинскую государственность. Естественно, современный хозяин Кремля не упоминает, что он - тоже наследник сразу двух переворотов - 1991 года (когда развалился СССР) и 1993 года (когда Ельциным был расстрелян парламент). «Совершив государственный переворот, националисты и те политические силы, которые их поддерживали, окончательно завели ситуацию в тупик, столкнули Украину в бездну гражданской войны. Спустя восемь лет после тех событий страна расколота. Украина переживает острый социально-экономический кризис». Кстати, все эти определения в полной мере могут быть использованы для характеристики ситуации в самой России 1993-2006 годов с двумя чеченскими войнами после расстрела Белого дома в Москве. Слава Богу, Казахстана эти определения не касаются, однако словосочетание «государственный переворот» уже фигурирует в деле арестованного руководства КНБ РК после Кровавого января.

Практически копирует нас и Украину (кстати, как и Россию) путинское определение социально-экономического положения официального Киева: «...бедность, безысходность, утеря промышленного и технологического потенциала», а также... «отсутствие независимого суда». Все это Путин считает признаками «десуверенизации страны», «внешнего управления» ею. И хотя это сюрреализм - читать, как Путин, посадивший Навального, обвиняет Киев, где регулярно сменяются президенты, в вещах вроде «жёсткого подавления свободы слова, инакомыслия, для преследования оппозиции». Куда более точным это определение было бы в адрес самой России и нашей страны.

Довольно цинично выглядит обвинение Путиным Украины в том, что ее оборонная стратегия направлена против России. А куда она должна быть направлена, если Кремль захватил и аннексировал украинский Крым, а также инспирировал и поддержал войсками сепаратистский мятеж на Донбассе? Это даже не правило питерской улицы «бить первым, когда конфликт неизбежен», а обоснование регулярных избиений тем, что жертва хотела сопротивляться. Также странно звучит обвинение Киева в стремлении искать оборонительные альянсы с НАТО на фоне продолжающейся оккупации ее территорий Россией.

Наша оборонная стратегия не направлена против РФ, она считается нашим союзником, тут мы несколько в лучшей позиции, хотя она весьма призрачна - ведь союзников Кремль хотел бы видеть своими ярыми соратниками в геополитических играх. Однако он и не обременяет себя консультациями с ними по важным шагам до, а не после их совершения. Ну, и опять же – что за высокомерный отказ Украине в праве на выбор способа обеспечения безопасности - потому что «НАТО - это прямая угроза безопасности России»? Не стоял бы сегодня в Киеве этот вопрос ребром, не «отожми» Москва у него территории в 2014-2015 годы. Останься Путин тогда нейтрален, верен обязательствам Будапештских деклараций, Украине не пришлось бы искать защиты у НАТО против неё. По поводу казахстанских учений с НАТО, видимо, у Москвы такие же негативные взгляды, как и относительно американской биолаборатории в РК.

Что ещё во всем этом опасного для Казахстана? Первое, это само отношение нашего ближайшего военного, политического и экономического партнера к договоренностям. Будапештский меморандум был сделкой об отказе Украины от ядерного оружия в обмен на гарантии безопасности от Запада и России. Такую же сделку совершил и Казахстан. Украинская сделка сейчас разорвана Москвой, чего теперь стоит наша – большой вопрос... Что интересно, когда Путин обвиняет НАТО в отказе от устных обещаний, данных руководству СССР, не продвигаться на Восток (доказательств чему, естественно, нет), он подразумевает, что такое обязательство должно было бы перейти автоматически и на Россию, хотя она не является СССР. Когда же Москве говорят о том, что она нарушила все договорённости с Киевом по гарантиям безопасности и признанию ее территориальной целостности, тут она начинает говорить о том, что «переворот» (Майдан) отменил эти обязательства. Собственно, это все, что нужно знать о способности Кремля жонглировать принципами международной политики.

Как ни крути, а быть союзником ненадёжного партнера - это сомнительное удовольствие и огромный риск. Прежде всего, связанный с вовлечением в конфликты, которые нам никаким образом не нужны. Открытое нападение России на Украину, которое сейчас происходит на наших глазах, многократно усиливает риски вовлечения Казахстана в этот ужас. Резюмируя, мы понимаем, что весь этот длинный историко-идеологический экскурс прячет тот факт, что реальная претензия Путина к Украине только одна - нелояльный политический курс Киева, его нежелание идти в фарватере Кремля. Сегодня, когда МИД РК говорит, что для нас вопрос признания ЛДНР «не стоит», это уже вызывает негативные комментарии рупоров российской пропаганды, вроде Маргариты Симонян, которая открыто обвинила государство Казахстан в... подлости. И хотя Симоньян - не Путин, но это одно из лиц российской власти, которое пропагандирует ее шаги по всему миру. Поэтому к такого рода вещам нам теперь тоже надо относиться предельно серьезно. Ведь, как уже говорилось выше, если в Кремле внезапно посчитают политику Акорды недостаточно лояльной, то список претензий к ней практически готов, в нем всего лишь нужно заменить «Украина» на «Казахстан». Ну, а от претензий до открытой агрессии, как показывают события этой недели, наш сосед может перейти буквально за сутки…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...