Не зерном единым | Деловая неделя
21 мая 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Не зерном единым

08.04.2024 11:23:36
№: 13 (1555)

Объединение продовольственных ресурсов «не западных стран» может полностью изменить состояние мировых рынков зерна

Юрий Сигов, Вашингтон

Уже не первый день идут жаркие споры о том, кто будет в будущем командовать всем нашим суетливым, и бездарно расходующим огромные природные и иные ресурсы миром. Кому-то кажется, что всему голова - ядерное оружие. Если его иметь, то врагам будет явно боязно на тебя напасть. Да и ты сам сможешь в нужный момент кого-то им шантажировать, кому-то реально угрожать, а в случае необходимости – и запустить в потенциального противника ракету с совершенно определенного содержания начинкой.

 Другие точно знают, что только те, у кого под рукой будут богатые водные ресурсы (те же верхние страны Центральной Азии или Россия даже с одним озером Байкал) смогут диктовать всем остальным условия взаимного сосуществования. Без воды, особенно пресной-питьевой, что называется, и ни туды, и ни сюды. А значит именно у этих стран в руках будет всегда эффективный и доходчивый, подтверждающий твою правоту рычаг. С которым лучше не связываться, потому как противная сторона может попросту перекрыть краник – и останешься ты на обочине человеческой цивилизации, помирающим от жажды.

И, наконец, вполне вероятно, что страны, владеющие пахотными землями, да еще производимыми на них продуктами питания и посадками овощей-зерновых-фруктов да корма скоту вполне могут по собственному желанию кого захотят оставить помирающими с голоду. А кому-то и выделить лишние пару сотен тонн пшеницы да ячменя. Что совсем недавно сделала Россия, «подарив» эти самые сотни тонн зерновых нескольким странам Африки. Которые Москву активно на внешней арене поддерживают, и готовы даже разместить у себя российские военные базы.

Если с ядерным оружием и водой те же западные страны вряд ли смогут кому-то и что-то на сегодняшний день навязать (потому как и то, и другое есть у целого ряда как раз не западных государств), то с пшеницей, рожью и ячменем ситуация более сложная и запутанная. И если удастся достигнуть какого-то взаимовыгодного соглашения, то вполне может так статься, что с конца нынешнего года мировыми рынками зерна будут командовать страны, к коллективному Западу не имеющие никакого отношения.

Биржа – оно, конечно, хорошо. Только все ли согласятся с ней иметь дело?

Как известно, осенью нынешнего года (если не произойдет в мире ничего экстраординарного в мире до этой даты) в российском городе Казань состоится очередная встреча на высшем уровне организации под названием БРИКС. Пять не западных стран, объединившиеся в эту весьма аморфную, и мало на что пока еще влияющую в мире структуру, пригласили присоединиться к ним еще «запасную пятерку» в лице Ирана, Саудовской Аравии, ОАЭ, Эфиопии и Египта.

Главы всех этих стран приедут в Россию с желанием наполнить деятельность БРИКС (о якобы растущем влиянии которой в мире только везде и твердят) чем-то конкретно полезным для собственных сограждан. А потом уже подумать о том, что бы такое совместными усилиями сделать, чтобы решать абсолютно все свои вопросы только в узком БРИКС-кругу. А не во всяких там ООН, ВТО и прочих структурах, где главенствует коллективный Запад.

Так вот Россия уже предложила создать две очень интересные биржи. Одну из них – валютную, на мой взгляд, запустить в дело будет крайне сложно. Потому как все страны БРИКС по-прежнему используют в расчетах как американский доллар, так и евро. Отказаться от них просто ради того, чтобы торговать за юани, рубли или рупии с риалами лидеры всех стран объединения вряд ли, думаю, согласятся.

А вот насчет зерна, что называется, возможны варианты. Так, российский президент уже заявил о намерении создать зерновую биржу БРИКС, что может очень серьезно переформатировать весь мировой сельскохозяйственный рынок. Тем самым Россия может значительно усилить свои международные позиции как ключевого поставщика зерна, в чем-то наверняка она обеспечит и продовольственную безопасность стран БРИКС. Плюс нанесет чувствительный удар по странам зерноэкспортерам (США, Канада и Австралия в первую очередь), принадлежащим к коллективному Западу.

Важно здесь еще и то, что если такая зерновая биржа будет действительно создана, то немалая часть поставок и закупок зерна в мире может пойти за валюты стран-производителей и покупателей, а не за американский доллар. А с учетом того, что зерна в мире продается и покупается именно не западными странами много, это существенно подорвет позиции на международных рынках тех государств, которые сегодня со своими поставками явно доминируют. Хотя на ту же Россию в связи с украинским конфликтом наложены многочисленные санкции, она по-прежнему остается важным игроком в сфере мирового сельского хозяйства, обеспечивая почти четверть мирового рынка зерна. В 2023 году РФ экспортировала сельхозпродукции на сумму более 43 миллиардов долларов, а в этом году подобный экспорт может достичь 65 миллионов тонн зерна. Это реально много, если учесть, что целый ряд стран БРИКС – что новых, что старых могут на эту «зерновую удочку» Москвы в виде создания единой биржи и клюнуть.

В случае осуществления идеи с созданием единой зерновой биржи БРИКС можно было бы объединить крупнейших в мире покупателей и экспортеров зерна. Так, в 2023 году по разным оценкам на страны-членов БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка) пришлось около 42% мирового производства и 40% мирового потребления зерновых. В нынешнем году с учетом присоединения к этому объединению Саудовской Аравии, Египта, Объединенных Арабских Эмиратов, Ирана и Эфиопии объем производства зерна может составить свыше 1,24 миллиарда тонн, а потребление зерновых превысит 1,23 миллиарда тонн. Важным аспектом подобной деятельности по созданию зерновой биржи БРИКС со всей очевидностью станет глобальная геополитика. Как известно, до начала российско- украинского военного конфликта именно Украина была одной из ведущих стран- экспортеров зерна на рынки той же Африки и ряда стран Азии и Ближнего Востока. После начала войны экспорт зерна с территории Украины значительно сократился, но украинская сторона по-прежнему вывозит часть имеющихся зерновых через Польшу и порты Черного моря на внешние рынки.

Сейчас же, в связи с тем, что конфликт между Киевом и Москвой явно затягивается, и неизвестно, чем, и когда он закончится (если такое и вовсе произойдет), российская сторона пытается всеми силами заместить Украину на мировых рынках зерна, и особенно в странах Африки и Ближнего Востока. Бедным странам заведомо предлагается кое-что получить бесплатно, чтобы потом уже на стабильной денежной основе поставлять регулярно большие объемы зерна без какой-то внешней конкуренции.

Соответственно если пролезть со своим зерном на тот или иной рынок, то затем можно также успешно проталкивать и поставки продовольствия. Ряд африканских государств уже заявили, что готовы именно на таких условиях тесно сотрудничать именно со странами БРИКС, поскольку те не будут выдвигать им никаких политических и идеологических препятствий (что всегда успешно рекламирует в своей внешней политике Китай).

Под зерно можно наладить поставки и всего остального. Либо через биржи, либо напрямую

Не секрет, что от того, кто, и в какой форме будет контролировать поставки на мировые рынки продовольствия, и кто соответственно умудрится им обеспечивать еще и собственное население, будет зависеть безопасность в самом широком смысле всей нашей планеты. Если той же России удастся через зерновую биржу БРИКС влиять на мировую торговлю продовольствием, то это могло бы снизить неопределенность на рынках, и обеспечить продовольствием те страны, которые в нем наибольшим образом сегодня нуждаются.

После того, как объединение БРИКС расширится до фактически 10 стран в октябре нынешнего года, в него будут входить крупные мировые экспортеры нефти (Россия, Иран, Саудовская Аравия, ОАЭ), железной руды, сои и сахара (Бразилия, Россия, Китай), химических удобрений для сельского хозяйства (Россия, Китай), кофе и семена масличных культур (Египет, Бразилия, Эфиопия).

Все это можно легко превратить чисто зерновую биржу в масштабную биржу БРИКС для торговли самыми разными товарами. Помимо этого, отдельные страны, в том числе расположенные на транспортных перекрестках мировых продовольственных цепочек, могут играть роль крупных центров по складированию и хранению продовольствия (те же ОАЭ, Египет, Саудовская Аравия, Иран). Правда, все подобное можно реально осуществлять только в спокойное, далекое от кризисов время, чего, к большому сожалению, нынче на нашей планете давно уже не наблюдается.

Разумеется, страны БРИКС, которые будут заинтересованы в экспорте своего зерна, тут же столкнутся с мощным противодействием как минимум трех стран коллективного Запада, которые также на мировом рынке зерновых играют далеко не последние роли. Это Соединенные Штаты, Канада и Австралия. Эти государства могут резко обострить соперничество на рынках третьих стран, если учесть, что российское зерно будет намного дешевле по цене, чем у конкурентов. Да и в некоторых случаях (для той же Африки) российский президент готов по политическим соображениям отдавать его бесплатно.

Также надо понять к сведению, что чем лучше будет урожай зерновых у одной из стран БРИКС и какие-то проблемы возникнут с урожаем у их конкурентов вне рамок этого объединения, тем больше будет усиливаться между ними конфронтация и соперничество, которое вполне может привести к резкому обострению отношений. Важно будет и то, на какие конкретно рынки может пойти пшеница из единого банка стран БРИКС, и насколько она будет конкурентной с той же канадской или австралийской пшеницей.

Не исключено по этой причине, что ведущие западные страны-производители зерна вполне могут создать свою зерновую биржу, и тем самым достаточно серьезно поставят под вопрос существование некоего сравнительно предсказуемого мирового рынка зерна. Особенно с учетом того, что законы реального капиталистического рынка в последнее время все чаще нестыкуемы с политическими интересами целого ряда стран, занимающихся зерновыми поставками. А также с получателями этого зерна - зачастую по политическим соображениям безопасности – поскольку они также могут разыгрывать свою политическую карту, не устраивающую наверняка одних и приносящую выгоды другим.

БРИКС пока не охватывает крупные азиатские и тихоокеанские рынки. Но это – пока

Если принять к сведению, что Россия не сможет поставлять свое зерно в так называемые «недружественные страны» (а это вся Европа, которая вполне в состоянии заместить российское зерно частично тем же украинским или канадским), то разумно было бы для БРИКС всерьез заняться рынками крупнейших азиатских стран, а также частично – государствами, выходящими на побережье Тихого и Индийского океанов. Но дело в том, что различные планы по поставкам туда зерна имеет и Австралия - один из крупнейших в мире производителей пшеницы.

Так, Австралия расширяет свое экономическое и торговое присутствие в странах Юго-Восточной Азии, вовлекая эти государства как в ряд крупных двусторонних проектов по сотрудничеству, так и предлагая им создать свою, вне рамок что БРИКС, что чего-то ему подобного, ассоциацию. Вполне этому взаимодействию с азиатскими странами Австралия сможет заручиться поддержкой со стороны прежде всего Канады и США. И соответственно уже странам, которые пока в БРИКС не входят, придется гарантировано по исключительно политическим мотивам принимать решения о том, кому продавать зерно в конечном итоге, а кому в покупке отказать.

И здесь вот какие мысли неизбежно появляются, как только начинается очередная попытка переформатировать весь мир - что по зерну, что по чему-то еще в условиях, когда та же Россия четко и ясно вошла в конфликтное столкновение с коллективным Западом – да еще на очень длительную перспективу. Зерновая биржа и попытки продавать отдельно от остального мирового рынка пшеницу только в рамках стран БРИКС – это стремление сформировать нечто альтернативное тому, что сегодня уже вроде как существует, но находится полностью под контролем Запада. А поскольку он там все контролирует, то нужно непременно иметь свое, нечто Западу не подчиненное.

Это, кстати, касается единой валюты, рынка нефти, природного газа, банковской системы и даже выпуска единых кредитных и дебитных карт для граждан стран-членов БРИКС. А если эта организация будет численно расширяться, то новые страны-члены будут пользоваться теми же едиными благами и возможностями, которые не будут доступны никому другому.

Теоретически сама затея обособиться от коллективного Запада – сама суть создания БРИКС. Но по большей части это пока все-таки чисто политический клуб по интересам, причем далеко не всегда, и не во всем совпадающим. Встречаться раз в году первым лицам этих государств явно льстит, сверять политические часы, обсудить те темы, которые именно их, а не кого-то другого интересуют (тот же Совбез ООН - прямая противоположность формату БРИКС при обсуждении важнейших мировых проблем). А главное - все это происходит вне присутствия ведущих западных стран. Плюс руководства международных организаций, которые опять-таки все тому же коллективному Западу полностью подчиняются.

Любые (по крайней мере до настоящего времени) попытки превратить БРИКС в более существенного мирового игрока, в том числе в области экономики и финансовом плане, пока не находили единого одобрения со стороны БРИКС-пятерки. Желание расширить состав организации - да, здесь единое мнение выработано было. Выступать единым фронтом по важнейшим международным вопросам на уровне международных организаций – с этим «нет», потому как с этим не согласны все. Слишком уж разные у всех их интересы, да и поддерживать ту или иную страну каждый член БРИКС намерен исключительно из своих собственных интересов, а не некой единой платформы, одобряемой всеми присутствовавшими.

По экономике и финансам ситуация еще более запутанная. Все страны БРИКС (в том числе и Россия, просто сейчас в несколько меньшей, чем раньше степени) тесно связаны с коллективным Западом. Никто в здравом уме не захочет терять рынки Европы и США в первую очередь. А сделать это по чисто политическим мотивам не поддерживает ни вроде бы сверхпринципиальный Китай, не тем более Индия. Это Соединенные Штаты могут добиться от единой Европы и своих союзников на дальних рубежах (от Канады до Новой Зеландии и Японии) общей поддержки санкций против России.

У БРИКС же ничего подобного гарантировано не получится. Также спорно будет и выносить идею о создании единой валюты стран БРИКС, поскольку все они на сегодняшний день сильнейшим образом завязаны на американском долларе, и частично - на евро. Разрушать собственную финансовую систему (какая уж у кого имеется) точно не рискнут ни Индия, ни ЮАР, ни Бразилия. А Китай со своими юанями пока явно не стремится становиться финансовым глобальным игроком, и навязывать мировым рынкам свою национальную валюту.

Вполне понятно, что начать страны БРИКС по российскому предложению попытаются с биржи зерна. Что наименее кажется пока политизированным, и всех, по крайней мере на словах, интересует. Но не надо забывать о том, что председательство России в этой организации лишь в этом году. Будут ли дальше проталкивать российские инициативы, включая создание аналогичных биржей по целому ряду других направлений - еще далеко не факт. Тем более, что все подобные БРИКС-затеи самым непосредственным образом будут зависеть от того, как дальше будет развиваться военный конфликт Москвы и Киева. А ему пока конца-края даже в отдаленной перспективе не видно.
 


Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...