Недореабилитированные | Деловая неделя
30 июня 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Недореабилитированные

02.06.2022 17:15:08
№: 20 (1470)
Целые категории жертв сталинизма все еще «законно» репрессированы

День независимости - это великий праздник, который является венцом нашей многовековой борьбы за собственную государственность, олицетворением стойкости народа, ярким воплощением его светлых устремлений в будущее. Независимость не досталась нам в подарок или по воле случая.

Касым-Жомарт Токаев, президент Казахстана

В ОЧЕРЕДНОЙ РАЗ Казахстан отмечает День памяти жертв политических репрессий, провозглашенный на основании закона от 1993 года «О реабилитации жертв массовых политических репрессий». В 2020 году президент Токаев создал Государственную комиссию по реабилитации жертв политических репрессий, которая должна была расширить список тех, кто юридически должен быть признан осужденным незаконно. Благословляя работу комиссии, Касым-Жомарт Кемелевич фактически приравнял к жертвам политических репрессий тех, кто погиб из-за Ашаршылыка – казахского Голодомора начала 30-х годов прошлого века. «Сегодня мы с горечью вспоминаем и тех, кто погиб от голода в годы коллективизации либо был вынужден покинуть свою родину. Эта беда постигла около 3 млн человек»,— заявил он в 2020 году. С тех пор комиссия расширяла списки реабилитированных. В этом году, госсекретарь Ерлан Карин заявил, что «в рамках деятельности госкомиссии органами прокуратуры выявлены новые данные и в порядке прокурорского надзора реабилитировано более 250 тысяч граждан», правда, в основной массе эти люди – «из числа ссыльных и спецпоселенцев». Последнее означает, что Госкомиссии так и не удалось расширить список категорий, приравненных к жертвам политических репрессий, и не включила туда целые группы казахстанцев, выступавших против советской власти и ставших ее жертвами.

Итак, согласно списку задач, поставленных перед Государственной комиссией по реабилитации жертв политических репрессий, с целью «организовать системную работу в целях полной политической и юридической реабилитации жертв политических репрессий», одной из них упомянута следующая: «утверждение категорий лиц, приравниваемых к жертвам массовых политических репрессий и подлежащих политической реабилитации». То есть речь, по идее, идет о включении в список реабилитируемых если даже не персонально, но хотя бы политически, новых групп людей, репрессированных коммунистами в Казахстане.

Чтобы узнать, какие это группы, достаточно обратиться к закону 1993 года (он подвергался поправкам, но в этой части так и остался неизменным). В нем есть статья 6, гласящая: «Не подлежат реабилитации лица, перечисленные в статье 5 настоящего Закона, обоснованно осужденные судами, а также подвергнутые уголовным наказаниям по решениям вне судебных органов, в делах которых имеются достаточные доказательства совершения следующих преступлений:

а) измена Родине во всех формах, кроме бегства или перелета за границу; вооруженное восстание или вторжение в контрреволюционных целях на территорию Республики в составе вооруженных банд и участие в совершенных ими убийствах и других насильственных действиях; шпионаж, акт терроризма, диверсия;

б) насильственные действия в отношении гражданского населения и военнопленных, а также пособничество оккупантам и изменникам Родины в совершении таких действий во время Великой Отечественной войны;

в) организация вооруженных банд и участие в совершенных ими убийствах и других насильственных действиях».

Даже не профессиональным историкам очевидно, что речь идет не о каких-то ужасных террористах, а о тех, кто выступил против произвола и ужасных преступлений советской власти с оружием в руках. Повстанцы, известные также, как басмачи, воевали за то, чтобы сохранить не классовое неравенство, но просто свой образ жизни и религию, на которые покусились большевики. Описание, вроде «вооруженное восстание или вторжение в контрреволюционных целях на территорию Республики в составе вооруженных банд и участие в совершенных ими убийствах и других насильственных действиях» - это описание советским новоязом повстанческих выступлений, которые мы с позиции сегодняшнего дня не можем воспринимать также, как тоталитарное государство СССР при Сталине. Это были борцы и за нашу свободу, стойко сопротивлявшиеся красным карателям, сохранять их в качестве группы, не подпадающей под политическую реабилитацию с точки зрения истории независимого Казахстана совершенно нелогично.

На счет «шпионажа, акта терроризма, диверсии» это также стандартные формулировки, которые применяли к недовольным гражданам СССР. Так, алашординцы и многие ставшие неугодными коммунисты-казахи практически все были осуждены в том числе и за «шпионаж в пользу Японии». Это был типичный ярлык, использовавшийся для того, чтобы опорочить и осудить тех, кого сталинская власть посчитала «вредными элементами» для советской действительности. «Акты терроризма» обычно стандартно «крепили» к делам против военнослужащих или граждан, которые даже потенциально имели доступ к оружию или местам нахождения высокопоставленных функционеров ВКП(б). «Диверсия» - такой же ярлык для огульного осуждения рабочих или иных людей, работавших на производстве.

Что касается обвинения - «организация вооруженных банд и участие в совершенных ими убийствах и других насильственных действиях» - то речь идет о повстанцах, которые в сотнях разных мест по казахской степи выступали против насильственного оседания, насильственной коллективизации, раскулачивания баев, убийств мулл и аналогичных преступлений советской власти. В учебниках истории страны они характеризуются, положительным образом, как «народные восстания»: «Политика геноцида против народа толкнула этих людей на путь вооруженной борьбы с властью». А вот согласно действующему законодательству, они считаются не подлежащими реабилитации.

Что касается еще одной группы нереабилитируемых, то это военнопленные-туркестанцы, попавшие в ряды подразделений Туркестанского легиона вермахта. После 1945 года большинство из них были выданы западными союзниками в СССР, где подверглись тотальным репрессиям. Сегодня мы прекрасно понимаем, что обвинения в предательстве в отношении большинства туркестанцев – это продолжение коммунистическо-диктаторских принципов, и ни о каком реальном отказе от родины речи не шло. Люди пытались спасти свои жизни, часть из них просто не получала в руки оружия и работала на железной дороге, а другие старались быстро сдаваться в плен обратно советским войскам или западным союзникам. Были случаи бегства легионеров и присоединения к рядам Французского или Голландского сопротивления. Да, и в целом, сегодня мы давно должны уйти от черно-белой картины восприятия Второй мировой войны. Хотя бы потому что СССР вступил в нее на стороне стран Оси, вооруженным путем захватив восток Польши, воевавшей против немцев.

Реабилитация басмачей и туркестанцев – это естественное продолжение осмысления исторических процессов, в которые была вовлечена наша страна в 20-40-е годы прошлого века. Справедливости ради надо сказать, что в прошлом году этот вопрос поднимал мажилисмен Берик Абдыгалиулы. Год назад он прямо говорил, что многие «люди, репрессированные по некоторым статьям, остались за рамками действия того закона». «Например, среди тех, кто был обвинен по статье «бандитизм», остались не реабилитированные. В действительности, они же не были бандитами. Осталась не реабилитированной часть тех, кто не подчинился властям в 1928, 1931, 1933 годах, когда проводилась конфискация скота. Среди них были люди, совершившие убийства, они-то и оставались не реабилитированными. Они убивали «красных». Думаю, что большинство участников тех восстаний не были реабилитированы. Работая в этой комиссии, мы увидели, что большинство реабилитированных приходится на 1989-1992 годы», - отметил он.

Мажилисмен тогда упомянул необходимость расширить списки реабилитируемых за счет внесения «в них высланных, лишенных имущества, ушедших в Китай, Россию, Узбекистан, Кыргызстан», а также он заявил, что «рассматривается вопрос о реабилитации людей, служивших в Туркестанском легионе. Сам Абдыгалиулы занимался «исследованием вопроса о вооруженных отрядах, которые называли бандитскими, действовавших в 1927-1933 годах.» «Мы должны вернуть имена повстанцев народу. Кроме названных были еще сотни отрядов. Эти люди были действительно храбрецами. Были восстания в Иргизе, Каракумах, Кызылкумах, где красные превращали мечети в конюшни. Имамы и хазреты переживали это, как конец света. И там восставшие выступили против власти не потому, что голодали, они выступили на защиту своей религии, против оскорбления своего духа. Недовольство конфискацией скота было на втором плане», - рассказал он.

Судя по всему, за прошедший год Госкомиссия так и не сумела включить новые категории жертв сталинизма-коммунизма. Во всяком случае, такие выводы можно сделать на основании текущей редакции закона о реабилитации от 1993 года. Увеличение же количества реабилитированных до 250 тысяч человек за прошедшие с начала работы Госкомиссии время, по данным госсекретаря Карина, произошло вовсе не за счет повстанцев, туркестанцев и басмачей, а «в основном это лица из числа ссыльных и спецпоселенцев». Понятное дело, что на подобную массовую реабилитацию в штыки могут воспринять комментаторы-пропагандисты нашего «основного торгового партнера», которые итак уже не раз обвиняли нашу страну и народ в «хитро…пости» на том основании, что Казахстан не бросается поддерживать агрессивную войну Кремля против Украины. Но, возможно, именно поэтому сейчас лучшее время, чтобы, наконец, вернуть историческую правду и хотя бы политически реабилитировать тех, кто отдавал свои жизни за интересы и независимость нашего народа?

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...