Некуда деваться | Деловая неделя
21 октября 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Некуда деваться

03.07.2020 03:36:41
№: 20(1377)

Получать требования опровергнуть опубликованные материалы - часть работы журналиста, особенно, если они носили критический характер. Вот и в этот раз, аккурат к профессиональному празднику мы получили не подарок, а, фактически, досудебную претензию от Верховного суда, который посчитал, что наш материал, опубликованный несколько недель назад «негативно отражается на имидже судебной системы». Понятно, что встречаться в суде с Верховным судом (уж простите за тавтологию, но тут не мы виноваты) нам совсем не хочется, а оптимизма по поводу возможности отстоять свою точку зрения, в данном случае, у нас просто нет. Поэтому Вы, уважаемые читатели, и можете прочесть размещенное ниже письмо (стр.2) от руководителя пресс-службы этого ведомства.

 

Однако, прокомментировать ситуацию нам закон, кажется, не запрещает. Тем более, что его нормы гораздо глубже, чем просто обязывать СМИ опровергать все, что не нравиться чиновникам. Дело в том, что г-н пресс-секретарь совершенно справедливо цитирует закон «О средствах массовой информации», где в пункте 1 статьи 19 действительно указано: «…юридическое лицо вправе требовать от СМИ опровержения сведений, не соответствующих действительности и порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию, которые были распространены в данном СМИ… В случае обращения юридического лица за опровержением редакция СМИ, не располагающая доказательствами того, что распространенные данным СМИ сведения соответствуют действительности, обязана опровергнуть их в том же СМИ».

Вот только в этом же законе и в этой же статье, но в следующем параграфе, в частности, говорится: «Требование об опровержении должно быть оформлено письменно с указанием сведений, не соответствующих действительности, времени и способа их распространения данным средством массовой информации». Если Вы, уважаемые читатели, еще раз просмотрите вышеуказанное письмо, то, как и мы, скорее всего, не увидите, что именно просят опровергнуть уважаемые представители Верховного суда и признать сведениями, не соответствующими действительности.

И вот почему: все факты, которые указаны в материале, являются официальной информацией. Там были упомянуты некоторые предлагаемые поправки в работе судов, а также случаи коррупции в их системе.

Далее же следовало выражение мнения (в письме использован термин «оценка»), которое заключается в том, что предлагаемые поправки усиливают закрытость судов, а коррупция в них бьет по имиджу ВС и его руководства. В самом законе о «О средствах массовой информации» термин «мнение» приводится лишь однажды, в словосочетании «общественное мнение». Термин «оценка» упоминается в профильном законе также всего один раз - в примечании, и тоже никак не разъясняется. То есть можно ли относить высказанное мнение или оценку к «сведениям, не соответствующим действительности» или нельзя, это, в крайнем случае, будет интерпретировать именно суд - вначале районный, потом - городской, а в конце - и сам Верховный. А он свою интерпретацию, как мы видим, уже представил.

Вообще, в русском языке это определяется так: «Мнение не подлежит фактологической проверке в отличие от факта, который может быть проверен и, в результате проверки, подтвержден или опровергнут. Мнение может быть основано на фактах и тогда оно является аргументом (доводом). Разные люди могут на основании одних и тех же фактов иметь разные (вплоть до диаметрально противоположных) мнения». Выводы тут, наверное, очевидны, но вот жизнь, как всегда, расставляет все несколько иначе, чем в теории.

Да, у нас, конечно, есть статья 2 («Свобода слова, получения и распространения информации») этого же закона: «Свобода слова, творчества, выражения в печатной и иной форме своих взглядов и убеждений, получения и распространения информации любым не запрещенным законом способом гарантируются Конституцией Республики Казахстан. Цензура запрещается». Но все это как-то не слишком вдохновляет, когда именно Верховный суд и настаивает на том, чтобы мы свое мнение или оценку опровергли. Как уже говорилось, никаких же конкретных данных или фактов нас опровергнуть не просят («…из содержания публикации не понятно, какому направлению нашей работы автором статьи дается такая оценка»), и, фактически, из статьи цитируется лишь заголовок: «Реформа не туда у Верховного суда». Поэтому, мы, наверное, и должны в этом конкретном случае выполнить требование закона и написать: «Мы были не правы. Реформа у Верховного суда не идет не туда. Она идет туда». Куда именно? Надеемся и от всей души желаем нам всем, чтобы - в правильном направлении.

И, если и эти слова тоже не соответствуют действительности, то заранее готов повиниться и за них.

С уважением, Махамбет АУЕЗОВ, главный редактор «ДН»

 

Главному редактору газеты «Деловая неделя» М.Ауезову

В номере «Деловой Недели» от 6 июня 2020 года опубликована статья «Реформа не туда у Верховного суда».

Учитывая, что из содержания публикации не понятно, какому направлению нашей работы автором статьи дается такая оценка, предлагаем в целом ознакомиться с содержанием проводимых нами реформ.

За последние три месяца мы сделали порядка ста публикаций о своей работе в различных СМИ, давали интервью на ТВ, отвечали на запросы и были открыты для всех, интересующихся реформами в судебной системе.

Основные показатели нашей работы отражены в сборнике «Правосудие Казахстана: реалии, тренды, перспективы», размещенном на сайте Верховного Суда. Он помимо различных статданных, содержит подробную информацию о проектах Верховного суда, их результатах и другую ключевую информацию.

Пока же коротко о том, что сделано за последние два с половиной года.

1. Разработали 22 законопроекта. Из них:

- 11 законов приняты;

- 6 в Парламенте;

- 5 в госорганах.

Это та работа, которая требует время, усилий, умения убеждать оппонентов.

Принятие в 2019 году изменений в Конституционный закон «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» позволило:

а) усилить гарантии независимости судей;

б) реорганизовать органы судейского самоуправления;

в) дать возможность всем судьям участвовать в решении важных вопросов судебной системы;

г) ввести конкурсный порядок отбора председателей судебных коллегий облсудов;

д) ограничить назначение председателей судов на равнозначную должность двумя сроками и другие.

2. Запустили программу перемен «7 камней правосудия». В нее входят пилотные проекты:

1) «Безупречный судья»;

2) «Образцовый суд»;

3) «Справедливый процесс»;

4) «Качественный результат»;

5) «Smart-сот»;

6) «Коммуникационная стратегия»;

7) «Примирение до суда, в суде».

Информация по ним представлена в вышеупомянутом сборнике «Правосудие Казахстана: реалии, тренды, перспективы».

Проекты разработаны с учетом мнения судей, адвокатов, прокуроров и юридической общественности.

3. Проект «Безупречный судья»

Изменили процесс отбора новых судей и требования к ним.

Ввели новую систему оценки действующих судей.

Усилили гарантии независимости судей.

4. Проект «Образцовый суд»

Открыли фронт-офисы в едином формате в 199 судах.

В планах фронт-офисы в 18 судах.

В ВС действует Центр приема граждан.

5. Проект «Справедливый процесс»

В гражданском процессе:

- сделали активным судью;

- исключили 7 формальных определений.

Работаем над обеспечением единой судебной практики. 6. Проект «Качественный результат»

Нормативно закрепили новый формат судебных актов. Обязали судей доступно разъяснять свои решения.

Подготовлено Пособие по составлению решений по гражданским делам. Планируется аналогичное Пособие по приговорам и постановлениям по административным делам.

7. Проект «Smart-сот»

Внедрены следующие IT-продукты:

- мобильное приложение Digital Agent для оценки сервиса в суде;

- сайт СУДЫ-GIS поможет найти суд, медиатора, адвоката или нотариуса в любом городе;

- помощник «Комек» ответит на интересующий вопрос;

Ведется работа над внедрением:

- программы «Цифровая аналитика» для помощи судье по судебной практике;

- электронного зала судебного заседания.

8. Проект «Коммуникационная стратегия»

Прямые эфиры, телепроекты, пресс-туры, брифинги.

Судьи вышли в соцсети.

2020 год объявили годом качества коммуникаций:

- перезагрузка деятельности пресс-службы ВС,

- модернизация call-центра;

- новый сайт ВС.

9. Проект «Примирение до суда, в суде»

Создано 47 центров внесудебного примирения.

В пилоте «Судья-примиритель» участвуют 97 судов и 118 судей.

По итогам проекта 28% от рассмотренных дел решили примирением.

10. Два дополнительных пилотных проекта:

«Семейные суды»:

- участвуют 107 судей;

- в 2019 году рассмотрели 58 тысяч дел, по 22% примирили.

«Ночные суды»:

- законодательно закрепили их статус;

- административные дела рассматриваются незамедлительно;

- постановления суда вступают в силу немедленно.

11. По судейским кадрам

а) за 2,5 года уголовные дела по 25 судьям. В 8 раз больше, чем за прежние три года. Работаем с КНБ и АПК;

б) создана Комиссия по качеству правосудия при Верховном Суде;

в) принята новая Методика оценки судей (иностранные эксперты признали ее уникальным и объективным инструментом оценки). Если раньше оценку «заваливали» менее 1% судей, то сейчас - 10%. За 3 года оценим 84% (10% вакансий);

г) за 1,5 года признаны профнепригодными 49 судей. За год, как за прежние 10 лет вместе взятые;

д) кардинально поменяли формат отбора кандидатов в судьи. Успешно проходят отбор только 6 из 100. Два года назад проходил каждый четвертый.

12. Обвинительный уклон в судах сломлен.

За 2,5 года доля оправданных лиц от осужденных:

- по тяжким преступлениям - 2,4% (рост в 15 раз);

- по особо тяжким деяниям - 1,6% (рост в 6 раз).

В европейских странах в среднем 2%.

13. О поправках в Гражданский процессуальный кодекс.

Закон подписан 10 июня т.г.

Концептуально меняется роль судьи в процессе.

Судья:

- был связан пределами иска,

- освобожден от сбора доказательств,

- мог давать оценку только представленным сторонами.

Это не способствовало установлению истины и вызывало критику со стороны общества.

Введение закона в действие позволит судье:

а) проявлять инициативу в поиске истины;

б) будет вправе истребовать доказательства, не представленные сторонами;

в) обсуждать со сторонами обстоятельства дела;

г) высказывать свое мнение о доводах сторон в ходе процесса.

14. Внедрение административной юстиции.

Целесообразность принятия Административного процедурнопроцессуального кодекса обсуждалась больше 10 лет.

Мы настояли на его необходимости. Это опора слышащего государства. Человеку сложно противостоять в споре с госорганом с его административным ресурсом. Принятие кодекса нивелирует это неравенство.

Адмюстиция:

а) предусматривает активную роль судьи в установлении истины;

б) бремя доказывания своей правоты возлагает на госорган;

в) возлагает контроль за исполнением своего решения на судью;

г) устанавливает денежное взыскание в качестве меры принуждения к исполнению решения суда.

15. В уголовном процессе предлагаем:

а) усилить состязательность сторон;

б) расширить доступ в кассацию.

На основе международного опыта инициировали поправки в Уголовно-процессуальный кодекс. Обсуждаем с госорганами.

Для усиления состязательности:

- предлагаем передавать судье лишь обвинительный акт;

- обе стороны будут представлять свои доводы одновременно на процессе.

Планируем ввести такой порядок, начиная с небольших и средних дел.

Решение о доступе в кассацию предлагаем передать коллегиальному составу судей в количестве трех человек, сейчас рассматривает один.

16. Усиление роли следственных судей.

Возрастает судебный контроль за следствием.

Следственные судьи стали больше отказывать органам следствия в удовлетворении их ходатайств, в т.ч. на арест лиц и имущества.

В прошлом году ими удовлетворена почти половина поступивших на органы следствия жалоб - 42%.

Такого не было. Этот % был на уровне 26% в среднем.

Работа по улучшению качества правосудия продолжается. С ее результатами мы всегда готовы делиться со средствами массовой информации, рассчитывая на объективное и достоверное их освещение и оценку.

Согласно статье 2-1 Закона «О средствах массовой информации» основными принципами деятельности СМИ являются объективность, законность и достоверность.

В соответствии с пунктом 1 статьи 19 вышеназванного Закона, юридическое лицо вправе требовать от СМИ опровержения сведений, не соответствующих действительности и порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию, которые были распространены в данном СМИ. В случае обращения юридического лица за опровержением редакция СМИ, не располагающая доказательствами того, что распространенные данным СМИ сведения соответствуют действительности, обязана опровергнуть их в том же СМИ.

В связи с тем, что публикация "Реформы..." негативно отражается на имидже судебной системы, считаем объективным опубликовать вышеприведенную нашу информацию.

Руководитель Пресс-службы Верховного суда А.Садуакасов

 

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...