Несостоявшаяся война | Деловая неделя
30 июня 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Несостоявшаяся война

18.02.2022 10:09:17
№: 06 (1456)
Россия пока не атаковала Украину, несмотря на предупреждения Запада

«ДН»

ДАТА возможного нападения российских войск на Украину, озвученная многочисленными официальными и неофициальными источниками на Западе, прошла, а войны так и не случилось. Вместе с тем, сосредоточение российских частей вдоль границы со своей западной соседкой пока не снижается. Вопреки заявлениям официальных лиц РФ о том, что часть учений, ради которых к украинским рубежам «совершенно случайно» собрали полторы сотни тысяч солдат и кучу военной техники, закончилась и участвовавшие в них будут возвращены к местам постойной дислокации, военные источники Запада говорят об увеличении числа российских войск у границы. Со своей стороны российские проправительственные СМИ говорят о «военной истерии» в Украине и беспокоятся по поводу того, что «НАТО накачивает оружием» ее вооруженные силы, что чревато «геноцидом на Донбассе». Официальный Киев пока реагирует тем, что придумывает новые праздники, чтобы консолидировать общество, и с тревогой вглядывается в будущее – не начнется ли война теперь на следующей неделе?

Автор древнекитайского трактата «Искусство войны» Сунь-Цзы писал: «Одержать сто побед в ста битвах - это не вершина воинского искусства. Повергнуть врага без сражения - вот вершина». С этой точки зрения, то, что можно характеризовать, как «войну нервов» между Россией и Западом, без сомнения нужно отнести к «высшему пилотажу» геополитического противостояния, в котором заявления и маневры – это и есть основное содержание, а сами реальные военные столкновения (так и не начавшиеся) глубоко вторичны. Впрочем, вторичен и внешний смысл заявлений сторон – то, что они говорят открыто в качестве требований или претензий друг к другу.

Взять те же путинские требования к НАТО не принимать в свой состав Украину, не размещать у границ России тяжелое вооружение, дать письменные гарантии нераспространения на Восток. Сам Кремль явно не рассчитывал на их принятие, если изначально опубликовал их, что противоречит практике подобной дипломатии. Да, и мы прекрасно видели, как Владимир Путин относится к подобным гарантиям безопасности и неприкосновенности границ – в 2014 году все обязательства России перед Украиной по Будапештскому меморандуму были просто выброшены в мусорное ведро. А ведь согласно им в обмен на отказ Украины от ядерного оружия Россия и страны Запада предоставили ей гарантии безопасности и территориальной целостности. Предполагать, что Путин настолько наивен, что требует от Запада бумажек, которые сам он не уважает, было бы странно. Но чего же тогда добивалась Россия, сосредотачивая на долгие месяцы у украинских границ более сотни тысяч солдат и единиц военной техники?

Проще всего и доходчивее это изложил, наверное, самый последовательный политический оппонент Путина в самой России – оппозиционный политик Алексей Навальный, посаженный в тюрьму по явно политически мотивированным основаниям и ныне вновь судимый (прямо в колонии) еще по двум уголовным делам. В интервью журналу Time, данному путем обмена письмами с вопросами и ответами, оппозиционер отмечает: «Запад раз за разом попадает в элементарную ловушку Путина. Тот выдвигает какие-то безумные смехотворные требования вроде нынешних – о том, что он и Байден должны сесть в сигарной комнате и решить судьбу Европы, как будто на дворе 1944 год. А если США не согласятся, то он «что-то устроит». США вместо того, чтобы игнорировать этот бред, принимают путинскую повестку и бегут организовывать какие-то встречи. Прямо как перепуганный школьник, которого забуллил старшеклассник. И говорят: «Если ты что-то устроишь, то мы введем жесткие санкции». Ровно этого Путину и надо. Ведь обратное предполагает: если не нападешь на Украину, то санкции не введем. Будет тебе морковка, а не кнут. Комбинация завершена: Путин может не опасаться уже почти принятых санкций против его друзей. Администрация Байдена сначала уговорила Конгресс отложить их, а теперь и вовсе отменит – обещали же Путину морковку. Какие теперь санкции. Такие «двухходовки» элементарны и очевидны, но просто дух захватывает, как Путин их проводит с американским истеблишментом снова и снова: угроза эскалации – торговля – откат, угроза эскалации – торговля – откат. Когда я наблюдаю за этим, такое впечатление, что это не внешняя политика США, а рассказ О. Генри, в котором ушлый мошенник (Путин) обманывает деревенского простофилю, считающего себя очень умным (Госдеп США)».

Понятно, что и это далеко не все. Благодаря тому, как НАТО реагирует на сосредоточение российских войск на украинской границе, Кремль может продолжать создавать в сознании своего населения ощущение осажденной крепости, чтобы требовать от него максимальной лояльности без улучшения социального положения граждан. Как говорится, что поделаешь – война! Это помогает сохранять стабильность режима и оправдывает самые жестокие меры против политической оппозиции, которая в этой ситуации из естественной части демократического процесса превращается в предателей – «пятую колонну», преследование которой в глазах населения приобретает даже некоторую легитимность. С учетом того, как мы видим, что Владимир Путин идет даже на самые сомнительные шаги, вроде обнуления сроков своего президентства через сомнительный референдум по конституции, думается это немаловажный фактор – поддерживать в населении ощущение военной угрозы. В рамках этой политической линии он из избираемого наемного менеджера, который должен работать на благо народа (или быть уволен, если не справляется с этим), превращается в главнокомандующего армией, об отставке которого могут говорить только «паникеры и предатели».

Таким образом, благодаря маневрам армии и дипломатии Путин пока получает от несостоявшейся войны куда больше, чем его визави. Официальный Киев же наоборот пока только теряет субъектность – способность быть независимым, самостоятельным агентом действия, все больше превращаясь в объект «Большой геополитики» - противостояние России и Запада. Этому, без сомнения, способствует и внутренний кризис избирательной демократии, которая сейчас выдвинула на первые позиции популиста и непрофессионала Зеленского, и в целом утраченные возможности 2014 года, когда украинская армия не смогла победить сепаратистов, которых едва ли не открыто поддерживали вооруженные силы России. Киев так и не смог обратить в свою пользу факты вооруженной агрессии против своей территории со стороны соседнего государства, а по итогам Минских соглашений просто потерял инициативу, и из горячей фазы этот конфликт перетек в фазу хроническую, не имеющую быстрых решений без изменения геополитической обстановки во всей Восточной Европе.

Для Запада сравнение войны нервов вокруг Украины с Карибским кризисом все еще большое преувеличение, все-таки Россия 2022 года близко не представляется мировым конкурентом, каким был СССР в 1963 году. Таким «врагом №1» для Запада сейчас является Китай, а от России нужно просто, чтобы она слишком «не отсвечивала» и не пыталась вмешиваться в «игры больших парней». Отсюда и абсолютная убежденность Запада в том, что санкции – это вполне достаточный инструментарий для обуздания любых экспансионистских планов Кремля. В США не рассматривают вариантов прямого военного столкновения с Москвой не только потому, что обе стороны владеют ядерным оружием, но и потому, что собственно безопасности США нет никакой угрозы от того, стоят ли русские войска в Донецке или, скажем, в Харькове. Несмотря на размеры и амбиции, Вашингтон давно рассматривает Москву, как державу региональную, а не мировую, наравне с каким-нибудь Ираном или Турцией. Естественно, лезть в разборки такого уровня – не в интересах самой могущественной (по крайней мере, еще) страны в мире, оттого США готовы давать украинцам оружие (хоть и со скрипом), но не гарантировать их безопасность вводом своих войск, хотя такой вариант просто снял бы весь кризис с сосредоточением российских войск у украинских границ на корню. Путин, конечно, говорит, что не страшится ядерной войны («мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут»), однако, он все же вряд ли станет отдавать приказ об атаке войск США первым. Скорее, его тактика так и будет заключаться в бесконечном мелком геополитическом шантаже.

Сейчас в его колоде – возможность признания государственности ЛДНР, которые итак де-факто контролируются и содержатся Москвой. Это, кстати, будет еще тем нарушением Минских соглашений, в котором он обвиняет Украину, сравнивая ее с красавицей, которой «придется терпеть», «даже если ей не нравится» исполнять их. О том же, что этим кризисом «партии в дурака» между Москвой и Западом не будут исчерпаны, можно судить по неожиданно откровенным суждениям его бывшего помощника Владислава Суркова, претендующего еще и на лавры идеолога кремлевской политики и курировавшего «украинского направление» в Кремле в 2014 году и позднее. Буквально на неделе он написал довольно откровенную колонку на сайте «Актуальные комментарии» под заголовком «Туманное будущее похабного мира». В ней политик отстаивает идею того, что Россия «несправедливо» оттеснена к границам, расчерченным по Брестскому миру 1918 года.

«…Если сравнить современную карту европейской части нашей страны с картой, утвержденной пресловутым Брестским миром, то вряд ли найдется много отличий. Поразительно, но западная граница нынешней России почти буквально совпадает с той линией ограничения, на которую в 1918 г. малодушно согласились большевики после предъявления германского ультиматума, - отмечает он. - Получается, Россия спустя много лет была вновь оттеснена обратно в границы «похабного мира». Не проиграв войны. Не заболев революцией. Какой-то смешной перестройки, какой-то мутной гласности хватило, чтобы лоскутная советская империя расползлась по швам. Значит, фатальная уязвимость была встроена в систему. И что дальше? Точно — не тишина. Впереди много геополитики. Практической и прикладной. И даже, возможно, контактной. Как же иначе, если тесно и скучно, и неловко...и немыслимо оставаться России в границах похабного мира».

Для Казахстана все эти геополитические кризисы, без сомнения, представляются фактором риска, угрожающим нейтральному статусу нашего государства, которое хотя уже и пострадало из-за кремлевского экспансионизма и его ответа со стороны Запада, но может быть вынуждено влезть в это противостояние еще глубже. И допускать этого Нур-Султану никак нельзя, ибо очередные плохие новости для экономики могут оказаться новым триггером для массовых выступлений по всей стране, загасить которые «силы ОДКБ» могут оказаться уже не в состоянии. И не потому, что в этот раз «террористов и бандитов» (читай – недовольных казахстанцев, среди которых могут быть «засланцы» от недовольных политических кланов) будет уже не 20 тысяч, а, скажем, 100 тысяч, а потому что даже властная элита страны слаба и расколота, и нового кризиса наподобие январского, просто не выдержит сама государственность Казахстана...

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...