Никого лишнего | Деловая неделя
18 апреля 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Никого лишнего

23.03.2023 22:29:37
№: 11 ( 1507)
Ажиотажа на участках для голосования в Алматы традиционно не было, и, видимо, вместо борьбы за явку власти решили использовать пассивность избирателей в свою пользу

Просто выборы

Махамбет АУЕЗОВ

Выборы в мажилис и маслихаты прошли без сенсаций. Мы собрали в один материал личные наблюдения, отзыв соцсетей, в которых собрались недовольные, и «посолили» все это немножко субъективными рассуждениями и предположениями. Надеемся, что получившееся блюдо - из тех, что можно есть и холодным, если Вы, уважаемый читатель, знакомитесь с этим строками спустя значительное время после событий…

Репортаж

Опытные алматиноведы говорят, что активных алматинцев сложно поймать дома в выходные, а ленивых – на улице. Согласно этой логике все выборы в крупнейшем мегаполисе Казахстана обречены на низкую явку. Из этих циничных рассуждений совершенно зря убирают политику – ибо, нас еще и приучили за 30 лет к тому, что совершенно неважно, сколько придет людей и как они проголосуют, победит все равно тот, кто будет считать. Какие уж тут претензии к алматинцам? Особенно - после надоевшей зимы и в выходные, накануне каникул и длинных праздничных дней, которые делают всю неделю – нерабочей?

В общем, и автор этих строк также нашел в себе решимость и силы исполнить гражданский долг только к воскресному полудню. По привычке пошел на свой сдвоенный участок в школе №65. Ее уже в третий раз на голосованиях приходится обходить с дальнего края, потому что главный вход закрыт - прошлой весной начали строить новый корпус, обещали к 1 сентября, но на дворе уже март следующего года, а стройка все еще идет. Так пришлось ходить и на референдум прошлым летом, и на выборы Токаева – осенью. В каком-то смысле этот долгострой - аллегория для всего Нового Казахстана в нашем районе: новых школ не строят уже лет 20 если не 30, зато в небо взмыли башни несколько крупных ЖК, высота которых сразу же продемонстрировала местным жителям, что пропускная способность как улицы Сатпаева, так и Розыбакиева на исходе. Где будут учиться дети жителей новых домов - загадка. Пока же жилая архитектура громко (в прямом смысле – грохотом строек) празднует победу над архитектурой утилитарной – жертвами ЖК стали аж три автопарка, которые не в пример частному сектору легко пали перед деньгами застройщиков. Остатки «шанхаев» выше проспекта Абая держаться с куда большим упорством, уступив новостройкам всего по нескольку кварталов, но намертво вцепившись в остальные. Примерно так малообеспеченные слои населения из года в год остаются малообеспеченными, а робкий средний класс сдает позиции перед лицом сверхбогатого меньшинства, на жизнь которых смотрит с неизбывной печалью, но без сил и денег, чтобы поучаствовать на этом жизненном пиру…

Пока мысли мои витают в облаках, ноги обогнали двух старушек. Да и то, потому что больше обогнать некого. Еще пара пожилых алматинцев стоит у стендов с рекламой кандидатов и партий. Видимо, решают, за кого голосовать, в самый последний момент. Больше людей не видать. Алматинский полдень – кто уже добрался до торговых центров, уже сидит на фудкорте, а кто не добрался – решил отобедать дома. На самом участке как-то много наблюдателей, человек 20, скученных в углу подальше от кабинок для голосования, и всего пара голосующих. Наблюдателям явно не очень сидеть так кучно в одном конце, когда напротив – аж метров в пятнадцати - председатель комиссии и урна для голосования. Немного похоже на классное занятие. «Урок казахской демократии». Впрочем, если там «ученики» чему-то и научатся, то только, видимо, лишь тому, что демократия в нашей стране носит церемониальный характер.
Тем временем пожилая сотрудница участковой избирательной комиссии искала меня в списке (я же гадал, какой предмет она ведет в невыборное время), перебирая большие листы со списками всех зарегистрированных избирателей нашего участка. На каждом примерно 40-50 фамилий, а напротив - всего 2/3 подписи. «Явка явно идет не на рекорд», - подумал я и жестоко ошибся: «Явка пошла на рекорд, но с обратной стороны». Бюллетени – четыре разной длины бумаги дали заполнить в кабинке, которую я выбрал самостоятельно, благо остальные были пусты.

Из бюллетеня кандидатов в одномандатники ручкой вычеркнули аж 6 кандидатов, а в итоге победил «аманатовец»

Сложнее всего оказалось разобраться с маслихатовскими бумагами: никого из кандидатов в местное собрание я, оказывается, не знал. Видимо, на них все решили сэкономить, и за весь месяц ожесточенной предвыборной борьбы («ожесточенной» - потому что одни плакатики кандидатов в одномандатники срывали и вывешивали другие с частотой примерно раз в три дня), ни одного рекламного плаката от кандидатов в маслихат я не увидел. Кстати, бюллетени явно выдают предвыборные зачистки: на маслихатовском ручкой был вычеркнут 1 кандидат, на одномандатном мажилисовском - аж 5-6. В общем, интим долго не продлился и подписанные моей рукой бюллетени попали туда, куда и должна всякая использованная бумага – в урну. Хотя в этот раз – для голосования, но ощущения у меня (определенно) и у бумаги (это неточно) были такие, что полетели они просто в урну.

Отдав гражданский долг автор этих строк решил постоять снаружи, чтобы скрасить одиночество экзитполовца (так их называют или нет?), а также посмотреть, сколько же всего за какой-то ощутимый отрезок времени наших граждан придет проголосовать на два участка в школе с недостроенным корпусом, который обещали сдать еще в прошлом сентябре. Да, подходили еще избиратели, но зримо меньше, чем на президентских выборах, когда общая явка по городу была объявлена где-то в 30%. Половина или даже больше идущих голосовать - пожилые. Кто-то сам с палочкой и пакетиком, кто-то парами с внуками, которым что выборы, что погулять – все развлечение. Молодежи, которая уже работает, почти нет. Да, и среднего возраста людей было мало – всего 2-3 семьи. Ажиотажа нема… Заметил, что у экзитполовца отметок еще меньше: всего 5-6 ответов при опросе на выходе. Дядька сам не парился с опросами – спрашивал у одного человека из 5-6, если не реже. Видимо, мстительно не хотел работать в погожий солнечный день.

Вообще в глаза бросилась расслабленное настроение избиркомовцев, которые явно не нервничали из-за низкой явки (почему – я узнал позже). Снаружи и внутри участки для голосования никто не охранял, полиции в округе вообще нигде не было заметно. Над городом - пронзительно синее небо, яркое солнце и почему-то нет смога. Удачный день для типичного алматинца. Дороги тоже загружены по-воскресному (то есть почти никак), собственно, наверное, именно это - тепло и алматинская лень обеспечили чистый воздух на выборах. Как говорит пословица – не было счастья, да несчастье помогло. Чтобы вздохнуть полной грудью понадобилось, чтобы большинство из нас одолели лень или стремление покинуть город. Разговоры о переводе ТЭЦ с угля на газ пока так и остались разговорами, ну а «реальная политика» же не ждет, она творится прямо у нас на глазах…

Тем временем, тут же - на глаза - попалась еще одна аллегория - на первом этаже многоэтажки расположились обменник (закрыт), медцентр (закрыт), стоматология (закрыта), а также ломбард и салон красоты. Открыты только последние двое. Видимо, мы, алматинцы, красуемся, что называется, на последнее. За углом - магазин корейских товаров, съевший местную аптеку. Через дорогу - лавка белорусских товаров. Из местных сетей рядом «Смолл» и «Беккер». Последний, как сгорел в прошлом году, так и не восстановился, из погорелого крыла сделали магазин какой-то техники или ее сервис-центр. В воскресном универмаге людей сильно больше, чем на участке. На порядок больше людей выбирали в овощном картошку, внимательно изучая каждую картофелину, а потом стояли в очередях на кассе. Кто-то скажет – так бы они на выборах выбирали кандидатов – и жили бы мы в другой стране. Может быть. А может и не быть. Все-таки мы живем в Казахстане, а не в другой стране.

У подъезда постоял с соседом, пошутили. Он высказал мысль, что, если кому-то нужна явка, то давно бы уже надо ставить избирательные урны в торговых центрах, где в воскресный день всегда полно народа, а благородные отцы семейств только и ищут повод хотя бы на время оставить свои драгоценные чада на попечение шопоголических супруг. «А вообще это, конечно, погода виновата, - философствует он по поводу того, почему алматинцы традиционно игнорируют выборы. – Плохая погода – не идут. Хорошая погода – идут в горы».

Вечером для порядка с младшим ребенком обошел еще четыре участка. Уже темнело и теплый день быстро оборачивался холодным вечером. Участки были также пусты, никто не бежал исполнить свой гражданский долг в последнюю минуту. Наблюдателей стало меньше, а те, что остались, либо смотрели сериалы в сотках, либо с отчаянной решимостью ожидали борьбу за протоколы и обзор подсчета голосов. Которую они, кстати, проиграли…

Обзор лент и сетей

Выводы об этом можно было сделать уже в социальных сетях, где многие кандидаты сразу же начали жаловаться на нарушения. Многие УИК отказывали наблюдателям в том, чтобы можно было наблюдать за открытием урн для голосования, кого-то из принципиальных активистов даже спровоцировали на драки и удаление с участков. В итоге же получилось, что на многих участках копии итоговых протоколов с подсчетом голосов за кандидатов и партии просто не обнародовали. Зато обнародовали явку, оказавшуюся рекордно низкой. Итоговая (предварительно) по стране – 54,09%, по Алматы – 25,82%. До середины списка не добралась даже лояльная столица – там на участках проголосовали лишь 42,91% избирателей. Среди отстающих - и третий город республиканского значения – Шымкент – с 45,46% явкой. Впрочем, даже лидер среди регионов по явке – малочисленная Кызылординская область недотянула до 70% и показала лишь 66,46% пришедших зарегистрированных избирателей.

И это действительно рекордные цифры – 54% это самая низкая явка на парламентские выборы за всю историю страны, а 25% в Алматы – за всю историю парламентских выборов в городе. Многие из комментаторов, правда, были уверены, что и эти цифры завышены – и реально на участки пришло едва 15% избирателей. Другие писали, что цифры не завышены, а где-то даже занижены, но так, чтобы в мажилис прошли именно нужные кандидаты-аманатовцы, приводя в качестве примера дружное голосование на закрытых участках, но так и там не было варианта «остаться дома», все служивые или сидящие… 

Тем временем, кандидаты-одномандатники (или это депутаты-одномандатники, а кандидаты – на одномандатничество?) начали возмущаться в соцсетях. Одни писали, что на закрытых участках – в воинских частях и тюрьмах – все голосуют только за «аманатовцев», другие – что их наблюдателей удалили с участков и урны для голосования при подсчете голосов не видно. Справедливости ради надо отметить, что двух работников избиркома в Карасайском районе Алматинской области даже отстранили за вбросы. Также отмечалось, что даже из тех, кто пришел на участки, многие голосовали против всех, например, один из наблюдателей сообщил, что на его участке таким образом отдали свои голоса аж 27% избирателей. Чем темнее становилась ночь над Алматы, тем больше одномандатников жаловались, что их наблюдателей отстранили или отодвинули так, что ничего не видно. Правда, кое-где все было видно очень хорошо. По сети пошло гулять видео, снятое в Западном Казахстане, где плотный строй женщин со спины прикрывает, как вываливают бюллетени проголосовавших, затем случайно опрокидывают часть из них на пол, а потом, «дополняют» упавшие теми, что были спрятаны в столе. Это видео стало своего рода символом прошедших выборов для многих недовольных.

Впрочем, некоторые кандидаты начали высказывать свое недовольство не только властями, но и гражданами. «И этот народ, алматинцы, хочет перемен? – написала кандидат в депутаты Тогжан Кожалы в своем аккаунте в Facebook. – 22.25% явка в Алматы. Ниже, чем на президентских выборах, на которых вообще не было выбора. На самом деле, диванные батыры. Из примерно 1 500 000 избирателей максимум проголосовало 375 тыс. человек. Всего 7 районов голосования. В каждом районе, значит, проголосовало максимум 54 тыс. человек. Мда…». Впрочем, ее обиду можно понять: из полсотни тысячи избирателей на ее участке за нее проголосовали, судя по обнародованным цифрам, всего около 800… Даже при пересчете (а она сумела собрать протоколы по многим участкам своего района) у нее все равно не получилось больше пары тысяч голосов, хотя в Facebook, его казахстанском сегменте, она считается крупным политиком и лидером мнений, собирающим куда больше лайков, чем, как оказалось смогла собрать голосов на своем участке… Как же тут не обидеться? Г-жа Кожалы настроена крайне пессимистично и провозгласила начало «эпохи застоя» после «просвета к переменам».
Ее коллега по неблагодарному труду кандидата в депутаты Динара Егеубаева, бывшая телеведущая, вновь завоевавшая популярность в интернете освещением январских событий, была более сдержана и поблагодарила тех, кто все же отдал ей свои голоса. «Те выборы, где проиграть достойнее, чем победить, - охарактеризовала она происшедшее. – Моя бесконечная благодарность каждому, кто отдал за меня свой голос. Всем, кто поверил в меня. Я обещаю, что не остановлюсь и буду дальше бороться с режимом. Эти выборы я не признаю. Они нелегитимны, как и все предыдущие…». Затем она написала, что «мы проиграли бой, но не сражение», хотя обычно считается, что «бой» и «сражение» - синонимы, а принято говорить – «проиграли сражение (или бой, если хотите), но не войну». Но кто уж будет придираться к словам такой красивой и мужественной женщины, у которой из изъянов для публичного политика не хватает только знания государственного языка?

Другие активисты упрекали алматинцев и за голосование «против всех», которое, может и продемонстрировало их групповое «фе!», но, по итогам, передает голоса в парламенте «Аманату» - за неявкой соперников. «Будем честны сами с собой – в этот раз выиграли те, кто смог довести своего избирателя до урны», - сокрушенно резюмирует журналист Ардак Букеева в Facebook, упрекая горожан в том, что из-за их неявки на выборы «вами управляет кто попало». Тут, правда, надо упомянуть, что акимы Алматы не избираемые, а назначаемые президентом, но это, конечно, детали. Некоторые комментаторы называли алматинцев «кайфушниками», которым недосуг тратить свое время на политику, в которой все давно и загодя решено. Оппозиционеры даже с какой-то ноткой ностальгии комментировали затянувшийся подсчет голосов: мол, при Назарбаеве нужный результат выдавали гораздо быстрее…

Появились данные по партиям – партия власти «Аманат» получила 53,9%, следом за ней идет «Ауыл» с 10,9%, третьей – «Республика» с 8,59%, сразу следом за ней – «Ак жол» с 8,41%, бывшие коммунисты из «Народной партии» - на пятом месте с 6,8%, замыкает шестерку победителей – ОСДП с 5,2%, буквально запрыгнувшая в последний вагон благодаря тому, что теперь нижний порог прохода в мажилис не 7%, а 5%. «Зеленые» из партии «Байтак» в пролете с 2,3% голосов, что даже ниже, чем официально у «против всех» - 3,9%. Традиционные отчеты иностранных наблюдателей – от СНГ/ОДКБ (кремлевские) говорят «все хорошо», от БДИПЧ/ОБСЕ – «общая прозрачность и справедливость выборного процесса были ограниченными». «Хотя прошедшие выборы содержали элементы политической конкуренции, различные административные барьеры негативно повлияли на качество кампании, особенно для самовыдвиженцев», - резюмировали западные наблюдатели, которые также отметили завышенную явку, поскольку также насчитали меньше реально пришедших к урнам избирателей.

Были объявлены и победители по одномандатным округам, которые как на подбор почти все оказались «аманатовцами» плюс Ермурат Бапи. Проигравшие, но не считающие себя таковыми кандидаты начали обмениваться данными итоговых протоколов по участкам, чтобы продемонстрировать обман, но в итоге пока все упирается в слишком дружное и многочисленное голосование на закрытых участках, откуда провластные кандидаты получили решающие голоса, непропорционально больше, чем на тех участках, где голосовали более свободные люди. Некоторые оппозиционные кандидаты потребовали отменить результаты выборов и провести их заново, другие прямо в соцсетях начали «тэгать» своих официально объявленных победителями визави и совестить их за подтасовки и угрожая не подавать больше им руки. Кто-то собрал сколько смог протоколов и собирается подавать в суд, благо в день и ночь выборов платформа eOtinish, куда по идее надо было подавать жалобы, оказалась недоступной – пользователям оставалось только ознакомиться с надписью, что «сайт временно недоступен в связи с проведением плановых технических работ». Почему плановые технические работы пришлись на выборы, никто, естественно, не говорит.

Зато проигравшие сетуют, что выборы специально подгаданы к длинным праздничным дням и протестовать против их результатов не получается. «Обжаловать решения избирательных комиссий не представляется возможным. Все очень просто-празднуем Наурыз и заодно «оглушительную» победу с явкой в 20%! Получить необходимую информацию, касающуюся итогов голосования, я не могу. УИК давно ушли на «заслуженный» отдых, забыв о требовании вывесить итоги голосования», – цитирует КазТАГ кандидата в депутаты маслихата Абайской области Майру Абенову. И действительно: во всем этом переполохе с мажилисом, кажется, все просто забыли озвучить результаты выборов в маслихат…

Рассуждения

А теперь позвольте свои пять копеек к тому, что это было…

В условиях отсутствия реальных оппонентов власти, текущие парламентские выборы были скорее экзаменом властей на демократичность и либерализм, и баллы должны были быть выставлены по итогам в виде явки. Высокая явка означала бы, что граждане поверили в либеральный курс Токаева и ограниченный допуск политических сил к парламентскому пирогу. Низкая явка же означала бы, что значительная часть населения (по итогам - практически половина взрослых казахстанцев), не верит ни в то, ни в другое. Так, по крайней мере, казалось снаружи государственной системы - для нас, простых граждан страны. По факту же оказалось, что никого Астана особенно убеждать и не собиралась, и вопрос явки из проблемы там решили использовать просто, как фактор в свою пользу.
Меньше явка, проще протащить своего одномандатника, добавив совсем немножко припасенных бюллетеней. Меньше явка – проще обвинить всех критиков выборов устами «партии блогеров» в том, что отсутствие релевантности между предпочтениями общества и итогами выборов, есть именно ее следствие. Никого лишнего, просто бизнес… то есть выборы. Прибавьте сюда социальную психологию (поставить не слишком интересные выборы накануне народных гуляний), административный ресурс и массовое «засеивание» спойлеров (кандидатов, призванных не конкурировать, а рассеивать электорат), причем часто даже, видимо, «втемную», и мы примерно получим рецепт «победы» «Аманата» на этих мартовских выборах.

Итак, судя по всему, в Астане решили не «метать бисер» перед избирателями, а просто закрепить результаты перехода власти от президента первого к президенту второму, который случился не в 2019 году, когда Токаев был формально избран, а в 2022 году, в дни кровавого Кантара, когда Назарбаев в ходе событий, детали и многие движущие силы которых для нас остаются секретом, был от власти отстранен окончательно. Судя по всему, выборы в мажилис необходимо рассматривать именно в рамках этой парадигмы - завершения переформатирования системы под другого руководителя - а не как либерально-демократический крен, как бы нам это не преподносилось. Потому как даже очевидный либеральный ход - возврат депутатов-одномандатников - был цинично использован просто как тактический прием с целью «добрать» «аманатовское» большинство не через нереалистичные цифры партийной поддержки.

Что же касается пропуска в мажилис не двух, как обычно, а сразу пяти партий, то, во-первых, две из них уже давно проверенные лоялисты, а остальные создавались или были реанимированы специально под выборы с очевидными договоренностями. Многократно проверенный «спарринг-партнер» ОСДП, существовавший в режиме «зомби» последние годы, ожил также скорее в системе, чем сам по себе, отыграв по всем правилам выборы президентские. Те же, кто в поддавки и договорняки играть не был приглашен или не захотел, пролетели мимо кассы, как, видимо, и ставленники Старого Казахстана, если они и (тайно) были на этих выборах. В общем и целом, мы, как обычно, получили то, что нам дали, посчитав, что именно это мы и заслужили.

Тактические задачи власти в ходе этих выборов были решены почти блестяще (осталось только утопить иски проигравших в судах), стратегически же ситуация по-прежнему остаётся под вопросом, поскольку избранная меньшинством (а из около 54% официально проголосовавших только примерно половина отдала свои голоса прямо «Аманату», то есть, грубо говоря, он завоевал лишь около четверти голосов всех избирателей страны) парламентское большинство - это не только удобно для контроля со стороны администрации президента, но и закрепленный официально нижайший уровень доверия к власти. А это значит, что даже если второй президент и переиграл старого в игре по своим правилам, то недовольство населения он, таким образом, даже не притушил. А значит, буквально любой кризис - социальный, экономический, этнический или вообще бытовой - способен спровоцировать новый Кантар. Впрочем, похоже, выборы в планах архитекторов низкоявочной победы «Аманата» (уверен, получивших за это ордена и медали) на это даже не замахивались…
Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...