Парад де-суверенитетов | Деловая неделя
30 июня 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Парад де-суверенитетов

31.03.2022 16:58:29
№: 11 (1461)
Угрожает торговым маршрутам Казахстана

Из всех способов обогащения торговля наиболее совместима со свободой
Жан-Жак Руссо, французский философ

НЕСМОТРЯ на то, что война в Украине не закончена, новые вызовы безопасности нашей страны подспудно продолжают возникать. О своем желании войти в состав Российской Федерации еще пару недель назад ожидаемо заявили отколотые от Украины «народные республики» ЛДНР. Киев также ожидает появление новой марионеточной Херсонской НР, объявление которой, вероятно, ожидается в ближайшие дни. Однако, если эти вещи суть есть продолжение украинской войны, то на этой неделе о своем стремлении влиться в Россию неожиданно заявило еще одно сепаратистское образование, только уже на грузинской территории – Южная Осетия.

Существующая с начала 90-х годов прошлого века, в 2008 году республика окончательно превратилась в передовой форпост Кремля, когда российские войска за 6 дней вначале отбили атаку грузинских сил, а затем полностью вытеснили их из районов, произвольно начерченных по старым советским картам. Несмотря на то, что вторая отколовшаяся от Грузии непризнанная республика – Абхазия – сразу уточнила, что пока не собирается входить в Россию, есть еще одна непризнанная пророссийская территория – Приднестровье, которое по любому сигналу Москвы тоже может запроситься в ее состав. На фоне снижения оборотов войны против Украины на севере (Киев, Харьков и Черниговская область) запускаемый Кремлем «парад десуверенитетов» резко повышает риски безопасности нашей страны, вне зависимости от позиции РК по территориальной целостности Украины и Грузии. Причина этого проста - в случае эскалации конфликтов, мы можем оказаться вовлечёнными в войны за то, что Кремль будет считать уже своей территорией (и отказаться от посылки войск мы уже не сможем по уставу ОДКБ). Кроме того, «благодаря» инициативе Южной Осетии под ударом оказывается едва ли единственный альтернативный российскому торговый маршрут для Казахстана, который Нур-Султан вроде бы даже собирался развивать на фоне тотального падения торговли через северных соседей.

Между Южной Осетией и той же Абхазией есть существенная разница, которая, очевидно, и диктует их позицию сегодня. Абхазы все-таки выиграли войну с грузинами без прямого участия российской армии. На их стороне сражались в основном добровольцы с Северного Кавказа, которых россияне пропустили через границу, часть из которых вовсе родственники абхазов (черкесы, кабардинцы, адыги). Кстати, возглавлял как минимум часть этих отрядов тогда еще никому не известный Шамиль Басаев. В отличие от них, осетины в начале 90-х годов не смогли очистить свою территорию от грузинского населения (абхазы сразу выгнали всех грузин), и территориально контролировали примерно половину того, что в советское время было их автономией в составе союзной республики. Часть сел и городков контролировали грузины, часть – осетины; и периодически обстреливали друг друга.

Ситуация разрешилась в 2008 году, когда очередной раунд перестрелок переполнил чашу терпения грузинского руководства (вполне возможно, что это было специально подстроено), которое попыталось штурмовать Цхинвали, столицу Южной Осетии. В ответ Москва перебросила через Рокский тоннель свою армию и за 5 дней заставила грузин отступать практически до Тбилиси. Вместе с исходом грузинского населения из региона, оттуда уехали и те осетины, которые искали перспективы для себя и детей (с советских времен численность жителей региона упала на 50%). Южная Осетия была частично отстроена за счет Москвы и содержится ею все эти годы, 90% населения имеет российские паспорта, так что официальное включение республики в состав РФ – больше формальность, чем какое-то кардинальное изменение ситуации. Но вопрос тут именно в принципе – если оккупированные грузинские территории (а мировое сообщество именно так расценивает Южную Осетию) будут открыто аннексированы Россией, это будет выглядеть, как перчатка, брошенная Грузии. Фактически, для Тбилиси это будет означать нахождение в состоянии войны с Москвой. И это будет принципиально иная ситуация для Казахстана, поскольку договор о коллективной безопасности предусматривает обязательство стран-участниц договора посылать своих солдат для защиты территориальной целостности друг друга. Если на путинскую войну в Украине мы можем с чистой совестью не отправлять никого, то в случае войны РФ и Грузии Москва может требовать участия казахстанских солдат, так как она уже будет «защищать свою территорию».

Кроме всего прочего, стратегическое положение Южной Осетии в сердце Грузии позволяет с этой территории артиллерийским огнем легко перекрывать основные торгово-экономические маршруты по территории Сакартвело. Возможно такая уязвимость – одна из главных причин того, что официальный Тбилиси не присоединился к санкциям против России после начала ее агрессии в Украине. Это же угрожает и планам Казахстана по созданию альтернативного маршрута для торговли в обход РФ, через которую многие наши грузы просто не могут достичь мирового рынка или, наоборот, нашей территории извне («ДН» писала об этом в этой рубрике в №9 от 11.03.22 г). Китайский маршрут для внешней торговли нашей страны во многом тупиковый, на юг к океану можно выйти, лишь перейдя несколько границ без железной дороги, к тому же часть маршрута будет идти по территориям под контролем афганского и пакистанского «Талибанов». В этой ситуации выход из Актау и Курыка на Баку и далее – через Грузию – на Батуми, Поти и Черное море – едва ли не самый актуальный. В начале марта даже наши чиновники успели прокомментировать перспективность этого направления. «По укреплению транзитно-логистического потенциала страны прорабатываются договоренности с партнерами по направлению грузов, по маршруту «Актау/Курык – Баку – Тбилиси – Карс». Также решается вопрос тарифной политики», - заявил тогда министр индустрии и инфраструктурного развития Казахстана Каирбек Ускенбаев на заседании оперативного штаба при правительстве.

А вот теперь президент Южной Осетии «приговорил» этот вариант для нашей торговли: «Я считаю, что объединение с Россией — наша стратегическая цель, наш путь, чаяние народа. И по этому пути мы будем двигаться. Соответствующие юридические шаги мы сделаем в ближайшее время. Республика Южная Осетия будет в составе своей исторической родины — России». В итоге южный рубеж России будет проходить всего в нескольких километрах (!) от основных транспортных и железнодорожных магистралей между востоком и западом Грузии – в доступности даже не артиллерии, а тяжелого стрелкового оружия. Естественно, что на фоне потенциальной аннексии грузинской территории вокруг границы немедленно образуется напряжение, будут концентрироваться войска, возникать провокации, а, значит, безопасность маршрута для казахстанской торговли через Грузию начнет испаряться, как снег под майским солнцем. А альтернативных маршрутов, как уже говорилось, у нас практически нет.

Можно, конечно, спросить, почему мы считаем, что россияне намеренно будут подрывать альтернативные маршруты казахстанской торговли? Во-первых, потому что в случае КТК вдруг же возникли какие-то условия, которые просто перекрыли нам важнейший экспортный маршрут – для поставок нефти на Запад. Во-вторых, чтобы не терять влияние на нашу страну, которая начнет очень быстро сближаться с Турцией, поскольку именно Анкара – главный архитектор Транскавказского транзита. Турки крайне заинтересованы в построении торгово-логистических цепочек в сторону исторического Турана, Центральной Азии. Пока до конца не решен вопрос Карабаха, они пока не приступали к постройке более короткого маршрута для торговли – через юг Армении, исторический регион Зангезур, хотя он и прописан в соглашении о прекращении огня, остановившем последнюю карабахскую войну, окончившуюся безоговорочной победой Баку. В этой ситуации маршрут через Грузию остается единственным и, как мы видим, очень уязвимым для желающих уязвить его в районе города Гори, родины Иосифа Сталина.

В этой ситуации набор опций для Нур-Султана крайне невелик. Конечно, нужно продолжать налаживать инфраструктуру торговых маршрутов, альтернативных российским. Конечно, необходимо также максимально прорабатывать все варианты обхода блокады России, будь то возобновление СВОП-схем с Ираном (если с него снимут санкции), улучшать и расширять торговлю с Узбекистаном, Туркменистаном, Кыргызстаном и Таджикистаном. Важно искать резервы и пространство для маневра в использовании китайского направления, чтобы выводить какие-то товары на рынок тихоокеанского бассейна. Но главное, что необходимо, чтобы гарантировать безопасность нашей страны, это «отвязываться» от отношений, которые потенциально могут затянуть нас в конфликт со всем цивилизованным миром, и, прежде всего, с ОДКБ. В крайнем случае, если уж совсем нет никакой политической воли или слишком велики обязательства перед Кремлем, то хотя бы обезопасить себя какими-то специальными протоколами, освобождающими нас от обязательств посылать солдат за пределы страны. Или ответственным лицам просто уйти в отставку.

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...