Первая ласточка | Деловая неделя
16 июня 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Первая ласточка

17.08.2023 15:57:16
№: 28 (1524)

Черного лебедя

«Черный лебедь» — это событие с чаще всего катастрофическими последствиями, которое изначально кажется трудно прогнозируемым. Но постфактум оно кажется вполне логичным, учитывая сложившуюся ситуацию.

Из интернета

ТО, О ЧЕМ ТАК ДОЛГО ГОВОРИЛИ, правда, не большевики, но случилось. Вчера США впервые ввели санкции против казахстанской компании в связи с войной, развязанной Россией против Украины. Речь идет о компании ТОО «Defense Engineering», зарегистрированной в ноябре 2018 года в Астане, принадлежащей и управляемой словацким гражданином Ашотом Мкртычевым, против которого в марте также были введены личные санкции. Согласно информации министерства финансов США, ограничения были наложены на еще две компании Мкртычева в России («Верус») и Словакии («Versor»), которые вместе с казахстанским юрлицом «связаны с сетью для обхода санкций, пытавшейся организовать поставки оружия из КНДР в Россию». По данным американской стороны, Мкртычев вел переговоры с официальными лицами КНДР и России с целью «организовать передачу России более двух десятков видов оружия и боеприпасов в обмен на ряд товаров, включая сырье и товары». «Схемы, подобные тем, которые пытался осуществить этот человек, показывают, что Путин обращается к последним в очереди поставщикам, таким как Иран и КНДР», – отмечает Минфин США.

Что характерно, многие казахстанские информационные ресурсы (так или иначе аффилированные с властями) сообщили об этой новости с упором не на РФ, а на КНДР: «США ввели санкции против казахстанской компании за «связь с Северной Кореей» или «США ввели санкции против компании из Казахстана из-за КНДР». Хотя в официальных сообщениях США прямо говорится о том, что компании Мкртычева пытались организовать контрабанду оружия в Россию, и пострадали именно из-за этого, а не из-за связей с КНДР. Понятно, что таким образом Астана пытается выставить себя менее виноватой в ситуации, о которой ее не раз предупреждали из Вашингтона. Буквально в прошлом месяце, когда несколько казахстанских компаний попали под украинские санкции, правительство РК заверяло США, что «не будет предпринимать никаких действий для нарушения санкций или становиться платформой для уклонения от санкций». Об этом, в частности, заявил по итогам контактов с казахстанской стороной посол США в Казахстане Даниел Розенблюм. Слухи о том, что казахстанские юридические лица есть в потенциальных санкционных списках, курсировали и ранее, но до этого Астану, что называется, проносило. Теперь же, с появлением первого подсанкционного казахстанского юрлица, открывается ящик Пандоры.

И хотя неизвестно, успел ли Мкртычев через свою казахстанскую компанию закупить и передать России вооружение, появление казахстанского юридического лица в санкционных списках в целом уже тревожный звонок. Потому что следующие, кто могут попасть в аналогичные индексы и подвергнуться вторичным санкциям, это наши банки. Да, они вроде бы как тоже очень тесно работают с государством и даже с самими США, чтобы не нарушать режим ограничений, наложенных на Россию, но в слухах про потенциальных нарушителей санкций не раз упоминался именно крупный казахстанский БВУ. А что будет с нашей экономикой и финансовой системой, если крупный казахстанский банк окажется под вторичными санкциями? Ничего хорошего. Как будто этого мало, наши власти не заблокировали сделку по покупке «Росатомом» доли в Буденновском урановом месторождении. Буквально на днях глава российской государственной корпорации «Росатом» Алексей Лихачев поблагодарил президента России Владимира Путина «за поддержку в приобретении Буденовского месторождения в Казахстане». Вот, оказывается, почему Астана просто закрыла глаза на эту сделку, позволившей «Росатому» стать второй в мире по запасам урана компанией. Как раз накануне переворота в Нигере, из-за которого нигерский уран теперь не будет поступать во Францию, атомная промышленность которой наполовину работает на нем. На что это похоже? Правильно, на «газовую войну 2.0». Когда Путин напал на Украину, он совершенно справедливо полагал, что держит ЕС за фаберже, и благодаря этому европейцы не будут так уж сильно помогать Украине, иначе им, как говорила Нонна Мордюкова в роли управдомши, «отключат газ». Европа вместе с США на шантаж не поддались, отказались от российского газа, перейдя на режим экономии и альтернативных закупок, благо прошедшая зима была теплой. В итоге, не Путин всех обманул «многоходовочкой», а только себя – Россия не только оказалась в политической изоляции, но и утратила самый перспективный рынок для своего газа, который теперь пытается продать за бесценок в Китай, но там его столько покупать не хотят. Ко всему прочему простаивает и создававшаяся десятилетиями газовая инфраструктура на Запад. Чтобы гнать те же объемы на Восток или куда-нибудь еще, Кремль завел разговор о некоем «газовом союзе» с участием Казахстана и Узбекистана, который имел бы смысл лишь после присоединения к транспортной инфраструктуре Туркменистана. Но туркмены идею не оценили, и пока она пребывает в состоянии мертворожденной.

Совсем другое дело – уран. Ему не нужна дорогущая транспортная инфраструктура, а благодаря тому, что во время режима экономии при отказе от российского газа Европа приостановила процесс отказа от АЭС, актуальность этого вида топлива сильно возросла. Теперь вспоминаем, что переворот в Нигере (в котором возможно участвовали пророссийские силы, а на горизонте немедленно появились «вагнеровцы») выбивает эту страну из списка поставщиков урана Европе, и покупку Буденновского в Казахстане. И вот – у нас практически готов перспективный «бизнес под ключ». Российская госкорпорация может через свою казахстанскую дочку продавать урановые таблетки той же «вражеской Гейропе», пополняя госбюджет, финансирующий агрессию против Украины. Понятно, что такая уловка не будет работать долго. Да, пока «Росатом» не находится под санкциями, но можно быть уверенным – все, что снабжает «специальную военную операцию» Путина будет рано или поздно подвергнуто санкциям. Гадать, где будет перерезаться «пуповина» урановой жилы, не приходится – в том числе и в Казахстане. И хорошо, если просто пройдутся по юрлицу, а не решат заморозить всю отрасль, что тоже возможно, если вдруг Владимир Владимирович опять лично вмешается в организацию механизма сбыта расатомовского урана, а Касым-Жомарт Кемельевич опять решит не раздражать своего агрессивного соседа, которому он, может, еще за январь 2022 года долг не вернул.

И это ведь, не вся картина возможного «черного лебедя». Потому что угрозы урановой отрасли и финансовой системы страны – это еще полбеды. Другая половина (а может и больше) этого же лебедя встала перед Казахстаном в полный рост в прошедшие недели. 4 августа надводные беспилотники Украины подбили большой десантный корабль Черноморского флота РФ «Оленегорский горняк» прямо в бухте Новороссийска. Корабль не затонул, но утратил плавучесть и здорово начерпал воды, пока его буксировали непосредственно в порт. В тот же день пробоину в корпусе получил российский танкер Sig, который снабжал горючим российскую группировку в Сирии. Судно – гражданское, нефтяной танкер, однако после того, как россияне вышли из зерновой сделки по экспорту украинского зерна и объявили все суда, направляющиеся в украинские порты своей военной целью, аналогичный шаг предприняла и Украина. В рамках этого и произошла атака на танкер в Керченском проливе. Почему нас все это должно беспокоить?

Потому что Новороссийск, это конечная точка маршрута Каспийского трубопроводного консорциума, по которому из Казахстана экспортируется 80% нашей нефти. Распространение боевых действий на узловую точку маршрута, через который идет товар, обеспечивающий самую крупную долю казахстанского экспорта – это ночной кошмар Акорды. По крайней мере, должен им быть. Никаких реальных подвижек в плане переориентации маршрутов экспорта нефти из Казахстана за полтора года войны в Украине нет. Понятное дело, что новых трубопроводов за этот период построить не могли, но мы даже не смогли переориентировать на свою нефть маршрут Атасу-Алашанькоу. Вместо этого предполагается продлить договор о том, чтобы транспортировать по нему российскую же нефть и сразу на 10 лет.

Можно было бы обсудить с Ираном новые СВОП-схемы, тем более, что с него многие санкции Запада как раз снимают. Можно и нужно было бы больше усилий направить на загрузку нефтепровода в Баку, на азербайджанском направлении даже несмотря на визит президента Алиева самая крупная новость – это то, что ели, которые он и Токаев посадили в Астане, снова выкопали и пересадили в другом месте. В итоге, Казахстан может столкнуться с ситуацией, аналогичной той, в которой пребывает Россия, утраты традиционных рынков сбыта нефти и другого сырья (в нашем случае – урана), которые теперь придется с дисконтами каким-то образом перепродавать. Китаю столько нефти не нужно. Индия покупает только за рупии, на которые потом можно только что-то купить только в самой Индии. А до Европы казахстанская нефть может просто не дойти, разве что теперь Астане придется передавать через наше посольство в Киеве непосредственно в СБУ и Минобороны Украины просьбы не атаковать конкретные нефтеналивные терминалы и танкеры, что все равно не спасет нас от удорожания перевозок за счет роста ставок страхования грузов в зоне боевых действий. Да, и какие могут быть гарантии для торговли во время войны?

Для нашей экономики все это – плохие новости. Мы не только обесцениваем тенге параллельно с Россией, чтобы выдерживать «баланс» между валютами, нарушение которого чревато «бегством» денежной массы из страны, обрекая население на рост инфляции, но и рискуем лишиться считанных каналов валютной выручки. Причем, происходит это все в тот момент, когда мы находимся «на карандаше» у Запада по вопросу о контрабанде в подсанкционную Россию. Прибавьте сюда еще и подошедшую к порогу полного износа инфраструктуру практически во всех казахстанских городах – свет, тепло, дороги – и мы окажемся в ситуации идеального шторма, который может обрушиться на страну уже в ближайшие месяцы. Есть ли у правительства какая-то программа противодействия этим угрозам или оно, как и все последние годы живет исключительно в режиме реакции на уже создавшиеся проблемы? Программы предупреждения их точно нет, мы это уже видим, но, может, есть какой-то «план Б»? Маловероятно. Потому что, если бы был, то его уже давно надо было бы как-то представить общественности, чтобы хотя бы успокоить людей, которые седеют от цифр на табло обменников валюты.

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...