Политический онлайн или прагматический подход? | Деловая неделя
30 мая 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Политический онлайн или прагматический подход?

10.07.2023 10:14:35
№: 25 (1521)

За более чем 20 лет странам-членам ШОС так и не удалось совместными усилиями реализовать ни одного крупного экономического проекта именно под эгидой этой организации. Что тогда может сделать Токаев, если даже в собственной стране ему не под силу справиться с экономическими проблемами

Председательство Казахстана в Шанхайской организации по сотрудничеству может оживить и наполнить реальным смыслом существование этой организации

Юрий Сигов, Вашингтон

Недавно в Индии состоялась очередная встреча на высшем уровне глав государств -членов Шанхайской организации по сотрудничеству (ШОС). С марта нынешнего года, когда Международный уголовный суд вынес некое постановление о виновности российского президента и возможности его ареста в ходе заграничных выездов с территории РФ эксперты и политологи дружно обсуждали, решится ли на подобное Индия, хотя она не признает решения этого суда, и не является подписантом его документов.

Затем появились сообщения о том, что далеко не все первые лица стран ШОС намерены ехать на такой саммит, причем проблемы там могли возникнуть как чисто политические (к примеру, сейчас в том же Пакистане не совсем понятная, и явно нестабильная политическая обстановка, а с учетом давней «дружбы и взаимного недопонимания» между Исламабадом и Дели даже в рамках ШОС, приезд пакистанского главы в Индию мог наделать очень много шума), так и логистические конфликтные ситуации.

И хотя всем еще памятен прошлогодний саммит ШОС в узбекском Самарканде не просто с личным присутствием первых лиц, но и по-настоящему домашней атмосферой, на этот раз все пошло изначально как-то «не так». Но создается такое впечатление, что подобным никто особенно не был расстроен, кроме, может быть, Ирана. Поскольку именно эту страну после долгих мытарств и проволочек наконец-таки официально зачислили в шосовский комплект. Что стало важным чисто политическим достижением Тегерана, чтобы продемонстрировать тем же США, что страна эта «давно уже не находится в изоляции».

Показателен здесь и тот факт, что каждый президент страны-члена этой организации останавливался в своих выступлениях на довольно банальных политических приоритетах собственных государств. И к каждой собственной задаче по внутренним делам попытался как-то пристегнуть тематику международную. Чтобы внутренние заботы (прежде всего экономические) как-то сбалансированы были и внешними ориентирами, вроде как пока еще общими для всех государств ШОС.

Саммиты – оно, конечно, неплохо. Вот только толку от них все меньше. Почему?

Каковы же главные причины того, что и эта, и целый ряд других, с виду важных встреч на высшем уровне практически давно уже не приводит к важным, и реально полезным результатам для народов тех стран, правители которых во всех этих структурах числятся?

Прежде всего хочу отметить, что по моим наблюдениям все сравнительно новоявленные международные структуры – ШОС, БРИКС, Евразийский союз изначально страдают излишней политизированностью и крайне невысокой практической отдачей своей деятельности. Много обычно с ними связано помпы, показухи, каких-то совершенно ненужных никому проявлений якобы собственной важности и влиятельности.

Вот и прошедший саммит ШОС в Индии мало того, что проходил по целому ряду причин в онлайн формате, а не в виде личного присутствия и встреч глав государств – членов этой организации, но и не был отмечен никакими конкретными совместными проектами, инициативами, реальным вкладом в формирование нового международного миропорядка. Находясь на расстоянии друг от друга, первые лица говорили больше каждый о своем, наболевшем, только его касавшемся. А все остальное - так давайте через год об этом и потолкуем детально.

Именно в этой связи, думаю, принципиально важным было выступление на этом форуме президента Казахстана Касым-Жомарт Токаева, в котором он предложил государствам-участникам ШОС кардинально обновить саму стратегию развития этого объединения. Так уж устроена жизнь, что когда речь заходит о какой бы то ни было стратегии развития, то надо прежде всего определить кто, в каком виде, и с какими финансами будит рулить процессом. От этого уже, что называется, и танцевать общеорганизационный танец с привлечением к нему всех желающих и сочувствующих.

В данной ситуации стоит напомнить, что сама эта организация создавалась с кардинально отличными от нынешних целями. Ее главным предназначением было обеспечение нерушимости и демаркации новых границ независимых государств, появившихся в Центральной Азии после распада СССР. А поскольку рядышком находился огромный и влиятельный уже на тот момент Китай, именно с ним, и под его надзором надо было как можно быстрее решать важнейшие пограничные вопросы.

Говорить при создании «той ШОС» о какой-то долгосрочной стратегии не представлялось возможным. Да и не было такой повестки дня у первых лиц тех стран-членов этой организации, которые были заняты в те годы решением совершенно иных задач. Однако затем, с весьма существенным изменением всей международной обстановки не только само членство в ШОС, но и ее, по крайней мере, теоретические возможности стали все более значимыми и потенциально влиятельными.

Другой вопрос, что сам факт наличия этой структуры нужно было сразу же переводить в статус ключевого игрока во всем Азиатском регионе. Однако при наличии всего двух значимых стран, расположенных здесь (Китая и России) и сравнительно мало на что влиявших в международных делах центральноазиатских республик СНГ брать на себя ношу основного «хозяина» в ШОС ни Пекин, ни Москва, можно сказать, не захотели (хотя Китай и принято до сих пор считать негласным закулисным командиром этой организации).

Совершенно иная картина вокруг ШОС складывается на сегодняшний день. После начала российско-украинского военного конфликта, и введения против Москвы беспрецедентных санкций коллективным Западом, взаимодействие России с любыми странами, не входящими в это антироссийское объединение, становится одним из важнейших элементов выстраивания новой международной архитектуры. И уж по крайней мере в Азиатском регионе. Правда, ШОС в своих действиях и раньше была немало политизирована, но теперь сам факт ее существования «без участия стран Запада» становится особенно принципиальным.

Подключение к работе ШОС Индии и Пакистана - двух крупнейших азиатских держав, и в то же время – ярых антагонистов не только в регионе, но и в отношениях, скажем, с ведущей страной этой организации – Китаем придавало данной организации, с одной стороны, действительно завидную политическую многовекторность. Но с другой создало и целый ряд проблем, которые надо было уже решать не на уровне двусторонних споров и взаимоотношений Исламабада и Дели, и в рамках взаимодействия других государств, которые хотели бы и с теми, и с другими поддерживать ровные и дружеские отношения.

Теперь в состав ШОС на правах полноправного члена вошел Иран. Который вроде как ни с одной страной этой организации не имеет никаких проблем и споров, но одновременно находится под кучей самых различных санкций со стороны как Соединенных Штатов, так и ведущих европейских государств. А с ними в свою очередь активно взаимодействуют все страны Центральной Азии. Да и Индия с Пакистаном поддерживают с Вашингтоном - каждая по-своему - весьма тесные контакты, в том числе в экономической сфере.

Привносит Иран в ШОС и совершенно очевидно политический вызов, поскольку выйти из изоляции со стороны Запада – важная задача иранской дипломатии. А с помощью ШОС иранцы могут выходить без каких-либо препятствий на новые для себя рынки, получать по линии ШОС по крайней мере зеленый свет на налаживание новых контактов как в сфере деловых взаимоотношений, так и в рамках различных политических региональных инициатив.

Сначала – реализуемые на практике идеи. А потом можно подкреплять их и деньгами

В этой ситуации принципиально важно понять, что, и как можно в рамках ШОС все-таки сделать практически осуществимого. И каким образом использовать свое председательство в этой структуре и для экономической выгоды, и для укрепления политического престижа Казахстана как председателя ШОС на нынешний календарный год. Разумеется, есть немалая сила инерции, уже накопившиеся в различных структурах секретариата бюрократической волокиты и дипломатической неспешности. Но при желании, думаю, все-таки кое-что полезного можно в рамках ШОС сделать.

Важно, что Казахстан уже разработал проект такого документа и планирует представить его в рамках своего предстоящего председательства в ШОС на будущий календарный год. Помимо чисто стратегических планов также президент Казахстана предложил создать специальный инвестиционный фонд в рамках этой организации, признав, что за более чем 20 лет так и не удалось совместными усилиями стран-членов реализовать ни одного крупного экономического проекта именно под эгидой ШОС.

Думаю, все же, что здесь дело не столько в деньгах и наличии какого-то очередного структурного подразделения (ведь Банк ШОС уже существует, и вроде как отдельные проекты финансирует, причем средства там практически все китайские), сколько в отсутствии какого-либо эффективного механизма осуществления подобных проектов именно в рамках ШОС. Поскольку до сих пор все, что делается в рамках этой организации, идет почти всегда исключительно по двусторонним контактам, и функционирования ее вообще все это не касается.

В этой связи будет, как мне видится, принципиально важным тот факт, насколько личное желание и энтузиазм президента Казахстана в активизации деятельности ШОС совпадет с желанием поддержать его инициативы как минимум двух ключевых игроков этой организации – Китая и России. Да и участие Индии, Пакистана и Ирана в подобных возможных проектах будет также немаловажным, поскольку в одиночку такие масштабные действия при председательстве Астаны в ШОС на будущий год осуществить будет крайне непросто.

Надо ведь учитывать, что интересы - в том числе экономические – у стран членов ШОС различные, у каждой - свое видение приоритетов, да и самого существования этой организации. Соответственно всем мил с предложениями точно не будешь, да и если с первых попыток раскачать ШОС на какой-то серьезный проект не все будет получаться, есть большой соблазн махнуть на все эти потуги рукой – и пусть остается как было раньше. Тем более, что через год тебя сменит представитель другой страны – и все по любому останется, скорее всего, неизменным.

Но здесь уж насколько настойчив и последователен будет и сам Казахстан, и, что, думаю, немаловажно, вся к тому моменту складывающаяся международная обстановка. Кто мог предположить еще год назад, что весь мир погрузится в разрешение российско-украинского конфликта? И кто мог предвидеть, что налаженные годами экономические, финансовые и торговые маршруты и каналы взаимодействия, связывавшие те же страны ШОС и между собой, и с другими рынками, окажутся практически повсеместно под вопросом?

Как бы добрым намерениям не помешала циничная и недружественная политика

И здесь именно большая политика может вполне вмешаться в добрые намерения Казахстана как-то расшевелить неспешный бюрократический настрой ныне существующей ШОС. Да, политизация всего и всех нынче – ни для кого новостью не является. Полностью под влияние политики попало нынче абсолютно все - от спорта и искусства до разного рода санкций, ограничений и прочих «торгово-экономических комбинаций», с помощью которых одни государства пытаются подчинить себе другие.

Принципиальное отличие нынешней ситуации в мире в том, что конфликт между Россией и коллективным Западом, а также выжидательная позиция, которую занимает в нем Китай – это не просто по времени надолго, а сама суть грядущих, и в чем-то уже происходящих на нашей планете изменений. Для любой из сторон конфликта отступить, пойти на уступки, дать слабину – прямой путь не просто к поражению, но и что не исключено - к территориальному развалу. Соответственно ставки сейчас настолько высоки, что ни о каких перемириях и соглашениях усилиями дипломатов и речи идти не может.

В то же время никто, думаю, не сможет сегодня предсказать, в какой конкретно форме вся эта борьба будет продолжаться дальше. Опять-таки кто бы мог подумать в феврале прошлого года, что дело дойдет до использования передовых типов боевых самолетов, танков, ракетного оружия? Кто осмелился бы предположить, что отдельные предсказатели - пока, слава Богу, лишь «политологи- неудачники» будут рассуждать об использовании для разрешения конфликта в центре Европы ядерного оружия (какая разница, как его они там именуют - тактическим, стратегическим или еще каким?)

Полностью беспомощна в этом конфликте ООН, грозит вывести его на новый, еще более опасный уровень НАТО, умывает руки, и держится где-то в дальнем окопе еще более аморфная, чем ШОС, международная структура под названием БРИКС (куда по все тем же исключительно политическим причинам выстроились в ряд пара десятков стран-кандидатов). На все эти процессы та же ШОС ведь не просто не может повлиять, но и от того, как пойдет дальше именно столкновение Запада и России будет зависеть актуальность (или ее отсутствие) любого, даже самого благого начинания в рамках Шанхайской организации.

Почти уверен, что работе ШОС с точки зрения каких-то практических результатов под председательством Казахстана будут всячески мешать американцы. Два их главных конкурента и противника по мировому доминированию входят в состав этой организации, сами американцы в ней не состоят. Но с Казахстаном у США налажены очень тесные во всех отношениях связи. И для Вашингтона, думаю, вполне разумно их использовать для того, чтобы не дать ШОС возможности делать то, что в этой организации задумали что Россия, что Китай.

Да и Иран, который теперь стал полноправным членом ШОС, для Америки остается по-прежнему страной-изгоем. Как не старались американцы заморозить ядерную программу Тегерана, сделать это им не удалось по причине сохраняющихся антииранских санкций, и нежелания иранской стороны выполнять свою часть сделки в условиях, когда противоположная сторона ничего из обещанного с ее стороны делать не собирается.

Судя по заявлениям казахстанской стороны, Астана намерена максимально деполитизировать свое председательство в ШОС на этот год, и переключить ее деятельность исключительно на торгово-экономические рельсы, а также на осуществление целого ряда возможных инфраструктурных проектов, выгодных сразу нескольким странам этой организации. Только вряд ли реально будет сделать нынешнюю ШОС некой аполитичной структурой. Слишком много в ней на политике было завязано раньше, а уж сегодня так без нее даже рядовую встречу тех же министров стран-участниц провести нереально.

Однако в любом случае председательство в ШОС для Казахстана - отличный шанс вновь напомнить о своих переговорных, посреднических, и в чем-то миротворческих способностях. Сирийский процесс, в котором смогли договориться о взаимодействии Турция, Иран и Россия состоялся в Астане. Есть возможность при посредничестве Казахстана подвинуть к более тесному сотрудничеству те же Китай и Индию с Пакистаном в деле установления транспортных и энергетических проектов в этой регионе.

И здесь многое будет уже зависеть лично от президента Казахстана. Ему придется не просто лавировать весь этот год между влиятельными центрами региональной силы, двумя огромными соседями, амбициозными сотоварищами по Центральной Азии, но и не забывать, что кроме интересов по ШОС у Астаны есть и другие международные обязательства. Где позиция партнеров по Шанхайской организации иногда будут кардинально расходиться с тем, что, к примеру, намерен в мире делать коллективный Запад и его руководство. Но это и есть та самая большая политика, в которую придется при любых обстоятельствах играть новому председателю ШОС.
   

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...