Посол или куратор? | Деловая неделя
4 февраля 2023 | выходит по пятницам | c 1992 года

Посол или куратор?

08.12.2022 17:11:32
№: 45 (1495)

Интервью Бородавкина вызывает вопросы к Акорде

Слова — это шпаги.

Шарль Морис де Талейран-Перигор, французский политик и дипломат

2 ДЕКАБРЯ Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Казахстане Алексей Бородавкин дал большое интервью российскому же информационному агентству «Россия Сегодня», в рамках которого сделал целый ряд совсем недипломатичных заявлений, вызвавших возмущение казахстанской общественности, как содержанием, так и тоном, который позволил себе представитель нашего «ближайшего союзника». У стороннего наблюдателя могло даже возникнуть ощущение, что это выступал не дипломатический представитель чужой страны, а некий «куратор» от Кремля, уполномоченный давать оценки и указывать местным властям и населению на то, что его начальство устраивает, а что – нет. Тут даже в безропотно сносящей все словесные выпады из Москвы Астане неожиданно, хотя и невпопад начали высказывать как минимум удивление словам Бородавкина. Если наш МИД дежурно «не увидел» в его заявлениях вмешательства во внутренние дела, а депутаты мажилиса начали оправдывать «казахский национализм» (он, мол, не такой, он – хороший), то спикер нижней палаты парламента Ерлан Кошанов неожиданно заявил, что некоторые высказывания российского посла «не соответствуют его статусу», и что дипломат не должен уподобляться «пропагандистам и политологам». Последняя оговорка – отсылка к недавнему инциденту в эфире центрального российского ТВ, когда политолог Дмитрий Дробницкий сказал, что после окончания конфликта с НАТО и Украиной «следующая проблема – это Казахстан», где «также могут начаться нацистские процессы, как на Украине», а «русских там много». Тогда наш МИД выступил адвокатом российской пропаганды, говоря, что «это не официальная позиция» Москвы, а Владимир Соловьев, в передаче которого прозвучали эти слова, принес не извинения, а просто объяснил их «свободой слова» в своем эфире. Пресс-секретарь Путина Песков также ничего не сказал про сожаление, но указал, что и в Казахстане есть много «политологов, весьма и весьма критически относящихся к России», но это «не значит, что это может и должно бросать тень на наши двусторонние отношения». Теперь получается, что уже официальный представитель Москвы в Казахстане (официальнее быть не может!) открыто вступил в противоречие с мнением властей нашей страны, поставив их в тупик – как теперь реагировать на эти слова так, чтобы не выглядеть ни слишком зависимой, ни враждебной России страной.

Мы не случайно рассматриваем интервью посла РФ в РК в свете предыдущего словесного демарша. Дело в том, что комментируя Дробницкого, заместитель министра иностранных дел РК Роман Василенко заявил следующее: «Конечно же, я никогда не сталкивался ни с какими нацистскими процессами, потому что их просто-напросто в нашей стране нет. Что касается подобных заявлений, то и глава государства, и руководство министерства иностранных дел, и другие руководители нашего государства, включая спикеров палат парламента, уже не раз высказывались по поводу подобных комментариев и заявлений различных «говорящих голов». Мы считаем, что они, во-первых, не отражают официальную позицию Российской Федерации, во-вторых, наносят ущерб традиционно тесным отношениям между Казахстаном и Россией и, в-третьих, озвучивание подобных позиций на одном из федеральных каналов заслуживает соответствующей реакции со стороны властей Российской Федерации». Таким образом, он сформулировал три главных позиции Казахстана:

А) в Казахстане нет роста национализма;

Б) озвучивание противоположного наносит ущерб двусторонним отношениям;

В) и должно быть осуждено властями РФ.

А теперь приведем цитаты из интервью Бородавкина. «С сожалением могу констатировать и выразить озабоченность по поводу того, что националистические тенденции, радикальные, в Казахстане просматриваются все более и более явственно. Интернет наполняется видеосюжетами, в которых радикальные националисты выступают с совершенно неприемлемыми требованиями, лозунгами и так далее. Причем эти лозунги русофобские», - заявил он. Также посол выразил мнение о том, что теперь власти Казахстана должны начать бороться с этим, допуская возможность вмешательства в эти процессы своей страны: «С сильным мандатом, который есть у президента теперь, я думаю, что эти жесткие меры по пресечению всякого рода экстремистских националистических выступлений будут осуществляться. Если нас попросят об этом, мы поможем». В сухом остатке получается, что Бородавкин выставил Василенко ни много ни мало лгуном. Соответственно, он также покушается и на два остальных ключевых тезиса нашего замминистра иностранных дел, озвучивая мнение о росте национализма в Казахстане, будучи официальным представителем властей РФ. Насколько теперь, согласно, дипломатической практике наш «форин офис» теперь вообще может иметь с ним дело, мы не знаем, но довольно очевидно, что после такого скандала будет довольно странно, если ведомство Василенко будет вести себя с Бородавкиным как ни в чем не бывало, поскольку на языке шефа Бородавкина, г-на Лаврова, это будет называться «быть терпилой».

Еще один тезис посла Бородавкина также вызывает вопросы. «Каждый казахстанец должен стоять на двух ногах: один государственный язык казахский, другой русский - официальный язык, который предусмотрен Конституцией Казахстана. Эти две ноги будут шагать, как нужно, в унисон, я надеюсь», - сказал он. Ключевое слово тут – «должен». Фактически, посол страны, в которой на 647 тысяч казахов есть только одна (!) казахская школа, говорит гражданам независимой страны, что они все обязательно должны знать русский язык. При этом он ссылается на Конституцию Казахстана, которая, напомним, не вменяет в обязанность всем гражданам знать язык межнационального общения. Даже гиперпредупредительный в вопросах языка президент Токаев писал, что «знание государственного языка — долг каждого гражданина Казахстана», но не говорил ничего подобного в отношении языка русского, вменять в обязанность знание которого всем гражданам страны было бы как минимум странно. Если бы посол хотя бы сказал, что «был бы рад, если» или «приветствовал бы, если» каждый казахстанец был двуязычным, это было бы нормально, но не понимать разницу между этим и словом «должен» дипломат просто не имеет права.

Еще один очень странный момент в интервью Бородавкина касается сотрудничества нашей страны с НАТО. Вот, что он сказал: «В прежние годы Казахстан сотрудничал с НАТО. НАТО проводило вместе с казахстанскими вооруженными силами на территории Казахстана военные учения «Степной орел». Речь там шла о подготовке миротворцев для службы в миротворческих силах ООН. На самом деле, как наши казахстанские друзья убедились, цели были несколько иные. И после нашего обращения, Казахстан отказался от проведения этих учений на своей территории. «Степной орёл» в Казахстане не летает, если можно так сказать, и летать не будет».

Но давайте посмотрим официальную позицию нашей страны. На официальном сайте нашего МИД про отношения с Североатлантическим альянсом говорится следующее: «Сотрудничество Республики Казахстан с НАТО основано на Рамочном документе Партнерства во имя мира (ПИМ), подписанном в 1994 году. В него включены положения, направленные для достижения следующих целей: развитие прозрачности в процессах военного планирования и формирования военного бюджета; обеспечение демократического контроля над Вооруженными Силами; поддержание потенциала и боеготовности сил для внесения своего вклада в операции под эгидой ООН и/или под руководством НАТО; развитие военных отношений сотрудничества с НАТО в целях совместного планирования учебно-боевой подготовки и проведения учений с тем, чтобы повысить способность проводить миротворческие, гуманитарные, а также другие операции; создание в перспективе сил, способных взаимодействовать с силами НАТО». Никакой информации о полном отказе наших властей от учений «Степной орел» нигде мы не нашли. Зато в разделе «О сотрудничестве Казахстана с НАТО» на сайте МИДа (раздел «Внешняя политика») по-прежнему среди приоритетных направлений сотрудничества с альянсом указаны «проведение учения «Степной орел» в духе «Партнерства во имя мира».

В прошлом году запланированные учения «Степной орел» в Казахстане действительно не состоялись, однако, согласно официальному ответу Минобороны РК, они были отменены «по причине неблагоприятной санитарно-эпидемиологической обстановки в стране». «Решение о проведении учения на территории Казахстана в последующем будет приниматься также исходя из санитарно-эпидемиологической обстановки», - сообщили в военном ведомстве Казахстана. И опять возникает ситуация, когда врут либо наши чиновники, ничего не сообщая о полной отмене этого типа сотрудничества с НАТО, либо посол РФ в РК, говоря о том, что «после нашего обращения, Казахстан отказался от проведения этих учений на своей территории». И даже, если предположить, что Казахстан как-то кулуарно пришел к такому решению, то разве не странно, что о нем говорят не представители РК или НАТО, а третьей стороны? Кажется, это также мало согласовывается с дипломатическим этикетом. Получается, что Москва, как минимум выдала тайну Астаны, а как максимум выставила нашу страну перед Западом в самом неприглядном свете. В отличие от России, Казахстан не считает НАТО своим врагом, хотя, по какой-то причине, и позволяет практически круглосуточную российскую пропаганду на своей территории, которая объясняет свои поражения в Украине именно тем, что россияне там воюют не с украинцами, а с НАТО.

После всего этого, конечно, не странно, что спикер Мажилиса, фактически, осудил российского посла. «Я внимательно ознакомился с интервью господина Бородавкина, некоторые моменты его интервью, действительно, не соответствуют его статусу и не работают на пользу. Хотя господин Бородавкин очень опытный дипломат, его давно знаем, и он не должен уподобляться пропагандистам и политологам», — сказал Кошанов. По словам близкого соратника президента Токаева, «ксенофобия, она есть и в России, и в других странах» и необходимо работать, чтобы «высказывания политиков, политологов, политиков в первую очередь не наносили вред нашим двусторонним отношениям». Но это пока всего лишь слова, и наше общество ждет, какими будут конкретные шаги Астаны. Вызовут ли Бородавкина на очередной «жесткий разговор» в МИД, как это было несколько недель назад, когда ему передали претензии по поводу недипломатичного высказывания официального спикера МИД РФ Марии Захаровой по поводу «невысылки» украинского посла в РК Врублевского. Судя по тому, что после того разговора говорит сам г-н Бородавкин, тон российских дипломатов в адрес Казахстана остается неприемлемым. И тут уже продолжая аналогию с украинским послом Астане, если она еще хочет спасти свое лицо, то, как минимум, должна настоять на том, чтобы Москва сменила своего диппредставителя в нашей стране. Если уже было сказано, что Бородавкин делает заявления, не соответствующие его статусу и наносящие вред двусторонним отношениям, то тут, как говориться, сказав «А», нужно говорить и «Б», иначе не стоило и открывать рта.

Ну, а как максимум, мы ждем реакцию президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева на все сказанное послом РФ в РК Алексеем Бородавкиным. Будучи не только главой государства, но и дипломатом с многолетним стажем, он не может не понимать, что слова официального представителя России выглядят, как перчатка, брошенная перед ним лично. Это вопрос не сколько дипломатического протокола, сколько престижа государства и его личного авторитета, как дипломата международного уровня, главы независимой страны. Исходя из его реакции (или ее отсутствию), и можно будет делать выводы об ответе на вопрос, вынесенный в заголовок этого материала.

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...