Приказано бояться? | Деловая неделя
8 декабря 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Приказано бояться?

17.09.2021 09:54:26
№: 34 (1437)
Саммит ОДКБ в Душанбе прошел под знаком угрозы из Афганистана

Владимир ИВАНОВ

ВЧЕРА в столице Таджикистана прошла встреча глав государств Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), посвященная, главным образом, проблеме Афганистана. Как известно, во время ухода оттуда американских войск несколько недель назад к власти на большей части территории этой страны (кроме нескольких горных районов, где укрепились сторонники старой власти и террористы ИГ) пришло движение «Талибан». Победа талибов спровоцировала массовое бегство сторонников прежнего режима во главе с теперь уже экс-президентом Ашрафом Гани. Кроме этого, она, похоже, погрузила в состояние, похожее на панику, руководство части центрально-азиатских стран, которые ищут защиту от потенциальных угроз с юга в ОДКБ, а точнее – в России. Которая, кстати, задолго до прихода талибов к власти сумела выстроить с ними очень тесные отношения и постоянный контакт. Однако, не похоже, чтобы Москва успокаивала своих союзников по блоку, наоборот, в последние дни мы видим, как резко растет влияние северных соседей на повестку дня нашей страны, объяснить которое проще всего именно страхами центрально-азиатских элит по поводу угрозы с юга. Также, судя по тому, что почти все страны региона фактически отказались принимать афганских беженцев, они уже последовали в фарватере российской политики, озвученной Путиным. Кажется, саммит ОДКБ в Душанбе может войти в историю, как «Саммит испугавшихся» и стать прологом для масштабного «возвращения» российского влияния в наш регион. Кстати, единственным лидером страны-участницы ОДКБ, не приехавшим в Душанбе, стал именно Владимир Путин, который принял в нем участие онлайн, поскольку, по официальной версии, ушел на самоизоляцию из-за случаев коронавируса в своем окружении.

Как отмечают журналисты, освещающие саммит в Душанбе, он отличается закрытостью: представителей СМИ вывели из зала заседания сразу после краткой вступительной речи Эмомали Рахмона, президента Таджикистана, после чего встреча продолжилась за закрытыми дверьми. При этом, никто особенно не скрывал, что основная тема встречи – Афганистан. Это подтверждают и документы, подготовленные накануне по итогам совместного заседания Совета министров иностранных дел, Совета министров обороны и Комитета секретарей советов безопасности организации, накануне саммита глав государств.

«Главы делегаций согласовали в целом проект Декларации Совета коллективной безопасности ОДКБ и приняли ряд заявлений, в частности, совместное заявление государств-членов ОДКБ «О положении в Афганистане», заявление министров иностранных дел о координации совместных усилий в сфере информационной безопасности и борьбы с кибертерроризмом, заявление министров иностранных дел о коллективных усилиях по урегулированию кризисных ситуаций на Ближнем Востоке и в Северной Африке и Совместное заявление министров иностранных дел «О подтверждении приверженности принципам Устава ООН и укреплении сотрудничества по обеспечению их неукоснительного соблюдения», - рассказал позавчера генеральный секретарь ОДКБ Станислав Зась.

За неделю до саммита в Душанбе, на территории Кыргызстана состоялись военные учения «Рубеж-2021» войск Коллективных сил быстрого развёртывания Центрально-Азиатского региона ОДКБ. Более тысячи военнослужащих Кыргызстана, Казахстана и России, при поддержке 150 единиц военной техники, а также вертолетов и самолетов, отрабатывали «отражение агрессии бандформирования». Официально, это звучит, как «отработка способов ликвидации незаконных вооружённых формирований (НВФ), вторгшихся на территорию государства — члена ОДКБ». Ясно, что модулируется некий условный прорыв боевиков с юга – со стороны Афганистана. Ничего плохого в этом нет, просто довольно странно видеть такие военные приготовления на фоне информационного освещения российскими государственными СМИ событий в Афганистане, когда они чуть ли не праздновали «победу «Талибана» над американцами» и упивались унижением США в кабульском аэропорту. «Мы получили заверения от талибов, что они не будут нарушать границы стран Центральной Азии, а также их гарантии безопасности для иностранных дипломатических и консульских представительств в Афганистане», – заявил в день падения Кабула спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов.

Тот же самый мотив был и в освещении попытки оказать сопротивление талибам в Панджшерском ущелье – пессимизм по поводу «львенка» Ахмада Шаха Масуда-младшего и сообщения о быстрой победе талибов. В итоге получается некая двойственность: с одной стороны, Москва очевидно приветствует победу талибов в Афганистане, с другой – она же ими пугает своих центрально-азиатских союзников по почти утратившему актуальность ОДКБ, чтобы сплотить их вокруг себя и добиться уступок по интересующим вопросам. Это мы особенно ярко увидели на примере Казахстана, где за последние недели без обсуждения в обществе, анонсировали необходимость АЭС (причем, явно российского происхождения), а затем сообщили о переводе системы электронного правительства на программное решение российского «Сбера». Впрочем, в самом Нур-Султане никто о связи этих событий и страхов по поводу Афганистане, конечно, говорить не будет.

Зато пресс-служба Ак-Орды подробно поведала о темах обсуждения на саммите в Душанбе. В ее информационном сообщении тема Афганистана также проходит красной нитью: «Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, президент Беларуси Александр Лукашенко, президент Кыргызстана Садыр Жапаров, президент России Владимир Путин (в режиме видеоконференцсвязи), президент Таджикистана Эмомали Рахмон, премьер-министр Армении Никол Пашинян, а также Генеральный секретарь ОДКБ Станислав Зась провели встречу в узком составе, затем переговоры были продолжены с участием членов делегаций. Главы государств обменялись мнениями по ситуации в Афганистане, а также по вопросам международной и региональной безопасности, подвели итоги реализации приоритетных направлений деятельности Организации в 2021 году, определили планы на предстоящий период».

Большая часть цитат, приведенных пресс-службой Токаева, касалась озабоченности афганским вопросом. «На августовской внеочередной сессии Совета коллективной безопасности мы подробно обсудили вызовы и угрозы в связи с кардинально изменившейся ситуацией в Афганистане. Казахстан поддерживает высказанные на этой встрече подходы и предложения сторон. Готовы предметно работать над их реализацией. Считаем своевременной инициативу таджикской стороны по формированию при Объединенном штабе Оперативной мониторинговой группы. Это необходимо для организации взаимодействия компетентных органов государств-членов ОДКБ в целях отслеживания обстановки в Афганистане. Разделяем мнения партнеров о необходимости усиления работы по выявлению и нейтрализации террористических ячеек в наших странах, а также по противодействию пропаганде экстремизма и терроризма. Считаем необходимым оказать всемерное содействие укреплению таджикской границы, которая является южным рубежом и своеобразным «поясом безопасности» ОДКБ», – сказал президент Казахстана.

Накануне саммита, на двусторонней встрече с Эмомали Рахмоном, Токаев должен был проинформировать его, что законопроект о бесплатных поставках казахстанского оружия в Таджикистан уже внесен в мажилис парламента Казахстана. Документ носит название «О ратификации Соглашения между Правительством Республики Казахстан и Правительством Республики Таджикистан об оказании военно-технического содействия в обеспечении безопасности в прилегающих районах таджикско-афганской границы», и касается договоренностей, подписанных 12 июля 2021 года в Нур-Султане. Перед этим, в конце мая, Токаев посещал Душанбе и, видимо, не мог не обсуждать со своим коллегой Афганистан.

На самом саммите он подчеркнул, что центрально-азиатские лидеры видят в ситуации в Афганистане основной вызов их безопасности. «По нашим наблюдениям, обстановка в Афганистане развивается в сторону серьезной дестабилизации, чреватой гражданской войной. Сформировано новое временное правительство. Его состав и его намерения получили разные оценки в мире. Образование новой талибской администрации, конечно, не означает, что в Афганистане наступило спокойствие и будут созданы необходимые условия для экономического развития. Здесь мы видим подводные камни», – сказал Касым-Жомарт Токаев. Также он сообщил об общей позиции стран ОДКБ, выгодной, прежде всего России, поддержав «общую позицию ОДКБ о неприемлемости размещения афганских беженцев и иностранных военных баз на территории наших стран». О свежести такой «общей позиции» можно судить по тому, что еще в середине июня Залмай Халилзад, спецпредставитель США по Афганистану заявил, что ведет переговоры с центрально-азиатскими странами в том числе и по поводу размещения американской военной базы.

«Сейчас мы находимся в процессе обсуждения. Должен сказать, что обсуждения были позитивными, обнадеживающими. Но я здесь не для того, чтобы объявить что-либо или сказать, что мы достигли определенного соглашения с конкретными странами по конкретным военным шагам в настоящее время, но обсуждения носят всеобъемлющий характер и охватывают отдельные усилия, усилия по экономическому развитию, гуманитарные нужды, а также потребности безопасности. Это и гуманитарная помощь, и вопросы безопасности. C точки зрения будущего, чтобы иметь возможность помогать афганским силам безопасности поддерживать и содержать себя, а также вместе реагировать на потенциальные террористические угрозы, что в наших общих интересах», - заявил тогда Халилзад в ответ на вопрос о переговорах о размещении военной базы США в Казахстане, Узбекистане или Таджикистане.

Спустя 2 месяца после этого пал Кабул, а спустя еще один месяц мы узнаем, что у стран ОДКБ оказывается есть «общая позиция» о неприемлемости размещения «иностранных военных баз на территории наших стран». Геополитическая борьба между США и РФ вокруг размещения американской базы в Манасе, рядом с Бишкеком, по мнению многих политологов, стало одним из поводов для двух революций в Кыргызстане. О неприятии Кремлем планов размещения афганских беженцев в Центральной Азии (а скорее даже именно в Казахстане) открыто говорил именно российский президент. «Мы не хотим, чтобы под видом беженцев из Афганистана у нас появились боевики. Мы не хотим, чтобы у нас хоть в чем-то повторилось то, что было в 90-х и в начале 2000-х годов. Никто не хочет возвращения туда. И нам [преступные] элементы оттуда не нужны — из Афганистана и из Сирии тоже, — сказал он. - Кто среди этих беженцев, откуда мы знаем? Их [беженцев] могут быть тысячи, а то и сотни тысяч. А может быть и миллионы. А у нас с этими нашими ближайшими союзниками и соседями даже нет визовых ограничений. Да граница-то какая? Тысяча километров. Сел на что угодно, хоть на машину, хоть на осла, и поехал по степи. И что мы будем с этим делать?». Таджикистан и Узбекистан в последние дни существования режима Ашрафа Гани принимали сотни беглецов из числа солдат, офицеров и летчиков афганской армии, хотя затем старались переправить их куда-нибудь еще. А накануне саммита в Душанбе, в этом же городе около 200 женщин из Афганистана провели перед посольством своей страны (оно еще не признало власти талибов) целый митинг протеста. Таким образом, мы видим, что «общая позиция ОДКБ» по беженцам тоже возникла буквально к саммиту.

Наверное, неслучайно в этой связи, что и Токаев в своем выступлении в Душанбе тоже говорил о геополитической повестке. Он отметил некие «позитивные сдвиги в мировой геополитике». «Главный из них – это встреча президентов России и США в Женеве, итогом которой стала крайне важная договоренность по вопросам сохранения стратегического баланса между двумя крупнейшими ядерными державами. В рамках ОДКБ мы уже выразили политическую поддержку продлению Договора между Россией и США о стратегических наступательных вооружениях», – сказал Токаев. Каждый может самостоятельно оценивать те или иные события, но женевская встреча Путина и Байдена явно не стала прорывом; никто не собирается отменять режим санкций против России, а она сама также не планирует возвращать Украине аннексированный Крым. То, что на каком-то тактическом уровне между Вашингтоном и Москвой еще есть какие-то возможности договориться (например, в области разграничения влияния в Сирии), это не значит, что Холодная война 2.0.закончена. Ее воспринимают иначе, чем первую только потому, что сегодня главным глобальным соперником США является не Россия, а Китай, в остальном все примерно также, как в первый раз. Парадоксальнее всего в этой ситуации то, что в результате того, что в Москве не без удовлетворения называют «крупнейшим геополитическим поражением США» в XXI веке, в реинкарнацию Варшавского договора с головой ныряем именно мы.

По-другому объяснить целый ряд уступок, который Нур-Султан сделал Москве в последние недели у нас просто не получается. Сдача электронного правительства и очевидное согласие на строительство российской АЭС в Казахстане, возможно, дополняемое какими-то договоренностями о судьбе «Казатомпрома» (хотя об этом пока говорит только один источник), все это вызывает вопросы к курсу Токаева, резко отошедшего от стремления балансировать между геополитическими центрами, не присоединяясь окончательно ни к кому. Добавим к этому также неожиданно возникшее стремление закрутить гайки по социальным сетям, мессенджерам и «защите прав неверующих», и перед нами возникает изнанка картины того, что сейчас делает Нур-Султан. Вот только страх – плохой советчик. Как и союзник, который считает своими настоящими союзниками только собственные армию и флот. О том же, насколько ОДКБ может помочь в военных действиях с соседями, лучше всего расскажут армяне, которым теперь переходит председательство в этой организации, не шевельнувшей ни пальцем во время проигранной ими войны Азербайджану…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...