Работающая бедность | Деловая неделя
22 февраля 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Работающая бедность

02.02.2023 17:10:03
№: 04 (1500)

Африканского уровня

Чем можно испугать человека, который не только сам страдает от голода, но и видит вздутые животы своих детей? Такого не запугаешь – он знает то, страшнее чего нет на свете.

Из романа Джона Стейнбека «Гроздья гнева»

УРОВЕНЬ скрытой, так называемой «работающей бедности» или приближенной к ней страты, в нашей стране в очередной раз вскрылся в исследовании, посвященном ценам на продовольствие по результатам 2021 года, опубликованном на сайте OurWorldInData.org. Согласно ему, доля затрат на продукты, потребляемые дома (сюда не включаются затраты на питание вне дома, алкоголь и сигареты), в Казахстане в среднем, составляет почти 50% в расходах казахстанцев. С учетом того, что лишь только примерно каждый пятый казахстанец имеет возможность откладывать сбережения (ориентировочно 16-18%), мы видим, что значительная часть населения живет в режиме, когда вынуждены буквально «проедать» половину своих ежемесячных доходов, оставляя на вторичные потребительские нужды – жилье, одежду, лекарства, образование и другие услуги – лишь половину заработка. Качественное образование, даже внутренний туризм, и оздоровительный спорт в такой ситуации просто сдвигаются в раздел «роскошь», недоступную для большинства населения.

Для сравнения – в развитых странах Запада доля затрат на еду в расходах граждан составляет лишь 6,7%. Даже в воюющей Украине этот индекс, который демонстрирует реальную доступность для граждан страны главного ресурса выживания – еды, значительно ниже и составляет лишь 41,6%. В Беларуси этот показатель еще выше – 32,1%, даже в «чемпионке по санкциям» – России – жители страны «проедают» лишь 29% расходов. Примерно общий с нами уровень такой скрытой бедности в Узбекистане (46,5%), Анголе (49,7%), Лаосе (50,6%) и Бангладеш (52,7%). Большая часть Африки живет лучше (!), чем Казахстан. Среди таких стран - Камерун, Уганда, Эфиопия, Гана, Кот д’Ивуар, Алжир, Египет, Танзания. Казалось бы, традиционно эти страны считаются беднейшими, и в упрощенных цифрах доходов-расходов в долларах мы живем значительно лучше, но именно показатель того, какой процент расходов идет на простейшие вещи, такие как еда (то есть ее доступность), демонстрирует нам печальную реальность настоящего уровня жизни в нашей стране.

В итоге, по результатам этого исследования Казахстан официально находится в десятке стран (на 7 месте) с наиболее высокой долей расходов на еду среди трат населения. Причем, с 2021 года ситуация должна была еще более усугубиться, поскольку цены на продовольствие росли с опережением доходов населения, и только за прошлый год на еду они выросли даже по официальной статистике еще на 23,4%. В конце прошлого года в рейтинге, составленный российским РИА «Новости» (правда, только для стран Европы), Казахстан вообще оказался первым с конца списка – с тратами на еду в 53% от всех расходов. При Назарбаеве у Астаны была маниакальное стремление занимать всяческие ведущие позиции в международных рейтингах, это провозглашалось в качестве государственных задач. 9 лет назад, в 2014 году, была даже принята специальная концепция по вхождению Казахстана в тридцатку наиболее развитых стран мира. Спустя почти десятилетие мы входим в десятку, правда, стран с наименее доступной для населения по цене едой.

Обычно бедность измеряется в цифрах расходов, на которые живет человек, измеряемых в долларах в день. Но эта градация вызывает определенные перекосы, потому что где-то за 2 доллара можно купить хотя бы что-то, а где-то – совсем ничего. В итоге приходится дополнительно вводить другую цифровую градацию для более развитых стран. Даже в нашем регионе, тот же Всемирный банк вынужден вводить разные «долларовые стандарты»: «…для стран с уровнем дохода ниже среднего (таких как Кыргызская Республика, Таджикистан и Узбекистан) черта бедности установлена на уровне 3,65 доллара США в день, а для стран с уровнем дохода выше среднего (например, Казахстан) – 6,85 доллара США в день». И это понятно, потому что цены на одни и те же продукты, аренду, услуги сильно отличаются. В итоге, именно доступность еды, жилья и услуг лучше характеризует реальный уровень жизни.

И именно по этим направлениям за прошлый год власти страны все буквально провалили. Они не смогли удержать цены на важнейшие продукты, а там, где пытались это делать, довели буквально до исчезновения их с полок магазинов, то запрещая экспорт вообще, то разрешая его так, чтобы весь товар выкупили соседи. И все это – с абсолютно дырявыми таможенными границами, реально тормозить товар на которых можно было лишь от случая к случаю. Мы не зря вспомнили о планах по вхождению в тридцатку самых развитых стран мира образца 2014 года, тогда же у нас на глазах Назарбаев, Путин и Лукашенко создавали Евразийский экономический союз, который должен был стать одним из механизмов, драйверов развития и роста экономики Казахстана, а вместо этого стал оковами, последствия которых мы и расхлебываем с такими дорогими для населения продуктами. Кроме внутреннего головотяпства, коррупции и неэффективности властей в деле именно продуктовой безопасности, роста цен и прочих «прелестей», отравляющих жизнь нашим гражданам, огромную роль сыграла эта сдача нашего внутреннего рынка российским производителям.

На примере сахара это видно лучше всего. ЕАЭС открыл границы для российских и белорусских производителей, конкуренции с которыми наши заводы и производители не выдержали. Казахстанские сахарные заводы закрылись, сахарную свеклу практически перестали сажать сельскохозяйственные производители. Ну, а когда в прошлом году Россия на фоне своей военной авантюры вдруг в одностороннем порядке просто запретила экспорт сахара, мы остались ни с чем. Товар, потребляемый как самими гражданами напрямую, так и в промышленном пищевом производстве, просто пропал, а потом начал расти в цене, как нефть в середине 2000-х. Нашим чиновникам осталось только разводить руками – наша страна способна обеспечить себя только 7% от необходимого количества сахара. В итоге за прошлый год простой сахар-рафинад подорожал, согласно данным Бюро национальной статистики, на 92,7% (!).

Одно это уже проделало пробоину в потреблении продуктов гражданами страны, возможности которых по домашнему консервированию и выпечке сократились в разы. Точно также из-за дырявых границ мы получили миллион российских беглецов, которые задрали цены на аренду недвижимости, не спустившиеся обратно и после того, как волна сошла. И не зря – неизвестно, не побегут ли россияне от войны вновь. Добавьте к этому проблемы коммунального характера и получите почву, на которой кровавый Кантар может повторится в любой день и час.

Таким образом, за непродуманные и ошибочные решения руководства страны по интеграции экономик с государствами, любящими повоевать, расплачиваются не только бюджет и экономические показатели, но непосредственно каждый казахстанец, которому приходится откладывать буквально «на покушать» семье уже половину всего того, что он смог заработать. Кроме чисто социального аспекта этой проблемы, выражаемого в росте пессимистических настроений среди граждан, есть также политическое измерение этой проблемы. На носу – парламентские выборы, и фактор скрытой «работающей бедности» может стать одним из главных, резко меняя политический расклад. Компенсировать его, видимо, будет призван пресловутый административный ресурс, а также «особенности» подсчета голосов, однако одно дело провести и нарисовать выборы так, как хочется сверху, а совсем другое – вызвать очередной взрыв возмущения со стороны широких слоев населения. А ввиду того, что по условиям закулисных сделок главный конкурент нынешних властей по-прежнему в стране и при своих деньгах, то для Астаны все политическое поле становится минным. Хуже всего то, что политическое руководство в значительной мере утратило возможность переадресовывать праведный гнев в адрес «Старого Казахстана», поскольку совершенно никак не покончит с ним, а там, где пытается, это вызывает лишь скепсис.

Добавим сюда еще и репрессии против журналистов вместе с политическими активистами – и мы получим ситуацию, которой и пытался избежать Назарбаев, формально уходя в отставку и ставя на место президента контролируемого назначенца. Однако, если при бывшем елбасы до этого мы дошли за 28 лет, то с нынешним руководителем хватило и трех-четырех. В итоге, чтобы описать ситуацию в стране, можно вновь обратиться к творчеству Стейнбека: «В душах людей наливаются и зреют гроздья гнева – тяжелые гроздья, и дозревать им теперь уже недолго»…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...