Реабилитации подлежат | Деловая неделя
19 июня 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Реабилитации подлежат

31.05.2024 11:07:52
№: 19 (1561)
Оценка масштабов коммунистических репрессий и Голодомора растет с каждым годом

«ДН»

ОЧЕРЕДНОЙ ДЕНЬ ПАМЯТИ жертв политических репрессий и голода. В честь него в различных регионах страны были проведены круглые столы и научные конференции, посвященные вопросам реабилитации жертв тоталитаризма. В Астане 29 мая прошел круглый стол «Политические репрессии ХХ века: концептуальное видение и политико-правовая оценка», на котором было заявлено, что эти черные страницы истории страны по-прежнему требуют тщательного изучения и исторических оценок, а также даны новые оценочные данные масштабам репрессий, расправ, переселений и голода. Так, по мнению депутата мажилиса, доктора исторических наук, профессора Еркина Абиля, в число жертв политических репрессий может составлять до 3 миллионов человек. И это – не считая миллионов переселенных из числа репрессированных во время Второй мировой войны народов, а также «населения» ГУЛага, чьи «филиалы» раскинулись по всей казахской степи. Расширение списка жертв коммунизма-сталинизма стало возможным благодаря работе Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий, созданной по указу президента Токаева в 2020 году.

 Она расширила список репрессированных за счет лиц, подвергшихся преследованию из-за своего социального происхождения и имущественного статуса (баи, муллы, торе), а также участники антисоветских восстаний 1920-1930-х годов и военнослужащие казахстанцы, прошедшие через немецкий плен в 1941-1945 годах. Все это уже вызвало злобные комментарии в российских СМИ, обвинивших Казахстан в «русофобии» и «переписывании истории» путем «реабилитации басмачей и солдат Туркестанского легиона». Работа Госкомиссии показала, что масштабы коммунистических репрессий (начались они еще до сосредоточения всей полноты власти в руках Иосифа Сталина и закончились много позже его смерти, охватывая, фактически весь период нахождения Казахстана в составе Советского Союза), которые описывались в наших учебниках на самом деле намного шире.

Традиционно в учебниках сообщается, что «с 1921 по 1954 год только в Казахстане были осуждены по политическим статьям почти 100 тысяч человек, из которых около 25 тысяч расстреляны». Однако, эти цифры взяты из списка «чисто политических статей» УК СССР, и не отражают реальные цифры по остальным осужденным и репрессированным, поскольку советские прокуроры часто использовали для расправы над «антисоветским элементом» и чисто экономические статьи, а также разные формулировки из других советских законов. Как отмечают историки, цифры 100 и 25 тысяч, «не отражают огромную часть репрессированных, получивших приговор с формулировкой «10 лет ИТЛ (исправительных трудовых лагерей – «ДН») без права переписки». Вот как прокомментировал расширение списка жертв депутат Еркин Абиль: «Когда начала работать комиссия, когда мы начали поднимать документы, рассекречивать архивы, у нас это число начало расти. Комиссия работала три года, из них два года Генеральная прокуратура занималась реабилитацией.   

Только за это время 311 тысяч реабилитированы. Это только те, кто был осуждён «за антисоветскую деятельность» по политической статье 58 («за контрреволюционную деятельность»)». Если же прибавить к репрессированным и переселенные народы, а это - 800 тысяч немцев, 102 тысячи поляков, 19 тысяч корейцев, 507 тысяч представителей народов Северного Кавказа – плюс «население» ГУЛага, то получится свыше пяти миллионов человек, отбывавших наказание на нашей территории. Как известно, в Казахстане действовали 11 лагерей ГУЛАГа, среди которых - «Дальний», «Песчаный», «КарЛаг», «АЛЖИР» (Акмолинский лагерь жен изменников родины), «Степной» и «КамышЛаг». Кроме «спецпереселенцев» и ЗеКа – заключенных лагерей, были и другие категории, пострадавшие от действий коммунистических властей – например, полностью или частично лишенные гражданских прав («лишенцы»), в результате оценки специалистов по жертвами репрессий расширились до миллионов. «Они («лишенцы» - «ДН») не совершили ничего, их не за что было наказывать, - отметил на круглом столе «Политические репрессии ХХ века: концептуальное видение и политико-правовая оценка» Еркин Абиль.

- Но у них было «неправильное» социальное происхождение. Это были дети султанов, баев. Кто-то работал при царизме в органах власти, был переводчиком или писарем. Либо у них родственники были репрессированы. Они все попали в число лиц, лишённых избирательных прав, им не разрешали селиться в городах, получать высшее образование. Это тоже репрессии. Их не сажали в лагеря, но они тоже были наказаны. С учётом этих людей получилось, что репрессированных уже порядка трёх миллионов». «Существует ещё ряд категорий репрессированных, которые требуют изучения и реабилитации. Есть, например, религиозные деятели. Независимо от того, мусульмане это или христиане, они пострадали только за то, что они — религиозные деятели.

Большая категория — лица, осуждённые за экономические преступления. Именно по политическим мотивам — это «уклонение от уплаты налогов», так писали во время конфискаций имущества. Есть ещё «деятельность против колхозов», она тоже относилась к экономическим преступлениям. Много людей наказали по статье «нарушение пограничного режима». Это те, кто во время коллективизации бежали за границу. Многих из них записали в контрабандисты за то, что они скот свой отгоняли», - рассказал Еркин Абиль. Из других принципиальных новаций по расширению круга реабилитируемых – включение в этот список участников антисоветских крестьянских и кочевых восстаний против продразверстки, коллективизации и различных карательных мер советской власти, в том числе тех, что спровоцировали Ашаршылык – Голодомор 1932-33 годов, жертвами которого по разным оценкам стали до 2,4 миллиона казахов, то есть почти половина всего народа.

Даже дипломатичный президент Токаев в своей статье «Независимость дороже всего» в 2021 году писал: «Прошло сто лет после первого голода 1921-1922 годов, в результате которого погибли и бежали миллионы людей. Если бы не это событие, наша нация была бы во много раз больше, чем сегодня. Эти чистые страницы нашей истории еще не изучены досконально. Даже ученые не сходятся во мнении о точном количестве жертв голода. Различные взгляды на факты и их причины вводят в заблуждение. Соответствующие исторические документы и собранные данные должны быть тщательно изучены... К этому сложному вопросу нужно подойти сдержанно и ответственно». Собственно говоря, это и было одной из главных задач Государственной комиссии по полной реабилитации жертв политических репрессий.

О том, что Советская власть ни во что не ставила интересы казахского кочевого населения, вынуждая его насильственно оседать и отбирая скот, можно судить по оценкам известного казахского политического деятеля первой половины XX века Мустафы Шокая (Чокаева). В своей книге «Туркестан под властью советов. К характеристике диктатуры пролетариата», он пишет: «Говоря о голоде среди туземного населения, в частности, среди казахского, Турар Рыскулов свидетельствует, что один из «заслуженных руководителей Октябрьского переворота в Туркестане Тоболин на заседании Туркестанского Центрального Исполнительного Комитета заявил прямо, что «киргизы (казахи – «ДН»), как экономически слабые с точки зрения марксистов, все равно должны будут вымереть. Поэтому для революции важнее тратить средства не на борьбу с голодом, а на поддержку лучше фронтов...». Можно сказать, пишет Рыскулов, что погибшие люди спасли советскую власть, так как, если бы они, эти миллионы голодающих, (...) пришли и потребовали своей доли, то они не оставили бы камня на камне и перевернули бы все. (...) Поэтому приходится признаться, что, хотя мы их и не накормили, но они спасли общее положение. (…) Количество умерших от голода (мусульман), говорит Рыскулов, исчисляется в огромных размерах. (...) Но цифр он не приводит. Советские источники (1919 г.) называли кошмарную цифру в один миллион сто четырнадцать тысяч». Но даже с учетом всего этого в Казахстане очень осторожны в том, чтобы не расширить реабилитацию на всех, кто был осужден при СССР.

Так, к примеру, в том, что касается дел повстанцев и басмачей, то, по мнению члена упомянутой Госкомиссии, доктора исторических наук, профессора Сауле Жакишевой в интервью «Казахстанской правде», в новые законодательные акты по реабилитации жертв политических репрессий должны быть включены «часть байства, середняков, бедняков и членов их семей, которая прошла с августа 1928 года по февраль 1929 года конфискацию имущества и выселение с мест их постоянного проживания, была лишена избирательных прав и объявлена социально опасными элементами». «Также полной реабилитации заслуживают баи и кулаки, их семьи, прошедшие по 2-й и 3-й категориям раскулачивания и дебаизации в период кампании по ликвидации «эксплуататорских» классов в ходе силовой коллективизации аула и деревни, насильственного оседания казахских хозяйств», - отмечает она. Что касаемо тех, кто противостоял Советской власти, она видит определенные ограничения. «Часть персоналий, проходивших по 1-й «контрреволюционной» группе и приговоренных к расстрелу либо к отправке в лагеря ГУЛАГа, тюрьмы, трудколонии и т. д., уже реабилитирована.

На наш взгляд, реабилитации не могут быть подвергнуты те, кто в период Ашаршылык прятал зерно от своих аульчан для собственного обогащения (моральная оценка), участвовал в преднамеренных убийствах невольных свидетелей своих преступлений среди аульного населения, изнасилованиях (уголовная оценка)». Согласно официальному отчету Госкомиссии, на конец прошлого года рассекретила более 2,6 млн документов и материалов, полностью реабилитировав более 311 тысяч жертв политических репрессий. Не менее осторожные критерии были сформированы и для категории военнопленных, подлежащих реабилитации, куда казахстанские власти не включили солдат «Туркестанского легиона» Вермахта, которые с оружием в руках воевали на стороне нацистской Германии. По информации портала e-history.kz, «члены Госкомиссии и ученые-эксперты не предлагают реабилитировать организацию «Туркестанский легион», созданную гитлеровской Германией, и тех легионеров, которые с оружием в руках воевали против Красной Армии».

Однако, при СССР строгому наказанию подверглись и те военнопленные, которые не состояли ни в каких военных и других организациях гитлеровской Германии. «Репрессиям подвергались и группы военнопленных, включённых в невооруженные организации Германии, то есть рабочие батальоны, которых немцы использовали во вспомогательных и тыловых работах. Политическим репрессиям подвергались пленные, работавшие в «Туркестанском Национальном комитете», но не бравшие в руки оружия. В июле 1945 года был издан приказ НКВД СССР «Об объявлении инструкции о порядке учета и регистрации репатриированных советских граждан». Согласно этой инструкции, все репатриированные, военнопленные и даже гражданские лица рассматривались как «враги народа». С принятием в 1948 году Указа Президиума Верховного Совета СССР «О направлении особо опасных государственных преступников для отбытия наказаний в ссылку на поселение в отдаленные местности СССР» началась вторая волна репрессий в отношении военнопленных, в том числе казахстанцев, поскольку они были включены в число «особо опасных преступников». Только после смерти Сталина, в 1955 году был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годы», по которому часть военнопленных-казахстанцев была только выпущена из тюрем, но не реабилитирована.

Президиум ЦК КПСС признал «грубейшие нарушения в отношении военнопленных и членов их семей», - отмечается на портале. Впрочем, даже это не устраивает ностальгирующих по имперским временам СССР российских и казахстанских медиа-активистов, которые уже обрушились на Астану с критикой за реабилитацию «басмачей и нацистов». Так, еще в прошлом году пошли публикации о том, что «В Казахстане полностью реабилитировали басмачей и боевиков Туркестанского легиона вермахта и частей СС». Скандальный портал Life.ru в апреле писал, что среди реабилитированных в Казахстане лиц «можно найти басмачей, бандитов, террористов, участников Туркестанского легиона вермахта и восточно-мусульманских частей СС, наконец, осуждённых за экономические преступления (воров и коррупционеров), обычных уголовников», которые «объявлены «жертвами сталинского режима». Об этом же заявляет в своем аккаунте на YouTube и казахстанский блогер Анастасия Ахметова, обвинившая власти Казахстана в том, что они «пачками реабилитировали всех легионеров Туркестанского отделения Вермахта СС» (она, видимо, не совсем понимает разницу между этими организациями – «ДН»), потому что казахстанским «элитам нужны свои исторические мифы для оправдания разрыва отношений с Россией в угоду Западу», что, по ее мнению, плохо кончится для страны. Астана терпеливо сносит все эти нападки, игнорируя тот факт, что они вообще-то нарушают законодательство нашей страны, вероятно полагая, что это может вызвать нервную реакцию в Кремле.

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...