Референдум прошел | Деловая неделя
30 июня 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Референдум прошел

09.06.2022 10:29:34
№: 21 (1471)
А дальше опять по букве приказа?

Не верьте словам ни своим, ни чужим, верьте только делам и своим, и чужим.

Лев Николаевич Толстой, русский писатель

ВОСКРЕСЕНЬЕ выдалось теплым и солнечным днем в Алматы. Часть его автор этих строк потратил на службе общества, обойдя несколько участков для голосования, чтобы посмотреть, как наши граждане голосуют за или против поправок к Конституции страны. Как обычно, алматинцы сохранили за собой статус самого оппозиционного мегаполиса страны, и их вполне можно понять. Спустя пару дней после референдума, автору этих строк, как представителю одной из социальных групп населения, пришлось столкнуться с ситуацией, вновь заставившей размышлять о том, насколько в обновленной стране мы теперь все будем жить. Или не будем, если все же придется уезжать…

Итак. Воскресенье. Алматы. Время 10:38 утра. Участок №274 в средней школе №65. Собственно это место - прямо под моими окнами и я еще раньше поглядывал туда одним глазом. Снаружи стоит 5-6 человек, то ли уже проголосовавших, то ли ожидающих своих знакомых, чтобы отдать голоса. Очереди нет. Их не будет нигде в Алматы. «Поток» людей – 1-3 человека в минуту. Часть путается – в этой школе еще один избирательный участок - №276. Около второго участка веселее – играет музыка, на улицу вынесли колонки и усилитель, а еще поставили столик со снедью, которую продает девушка в белом халате и синих перчатках, похожая на медсестру. Играет патриотическая музыка, правда, скорее танцевальная, чем официальная. Внутри участка есть рамка металлоискателя, но охранник куда-то отлучился, и, кажется, она не работает. Людей не видно, комиссия сидит дальше по коридору. Зашла очередная семья – родители явно решили совместить гражданский долг с прогулкой с детьми. Наблюдателей нигде не видно, да и наблюдать, откровенно говоря, не за кем и не за чем.

На выходе, постояв минут 20, вижу еще несколько семей и активных пенсионеров, людей среднего возраста без детей почти нет. Те, что есть, делают селфи на выходе из участка. В соцсетях же пишут и распространяют фото аналогичных «автопортретов» прямо из кабинок для голосования. В дружеском чате из 15 человек со всей страны только один человек разместил фото с анкетой, на которой видно, что он проголосовал «за» поправки, а также на фото – его рука с большим пальцем вверх. Впрочем, до вечера больше никто такие фотографии не разместил. На шутки со стороны других членов группы проголосовавший смущенно пояснил, что Токаев – представитель рода его жены, и он посчитал себя обязанным как-то поддержать президента. Дальше смеяться никто не стал – то ли из уважения к дружбе, то ли к родственным отношениям.

11:30, избирательный участок №243, средняя школа №22. Людей сильно меньше. Или стало жарче, или тут явно более пассивный электорат. Пара голосующих пенсионеров. Голосуют «за» поправки, иначе бы, говорят, не пришли бы. Вроде бы логично – зачем еще вставать в воскресенье и идти куда-то, если ты против? Но нет. 18,66% проголосовали по всей стране против, еще около 4% испортили бюллетени. Странно. Тем временем, пытаюсь купить воды у девушки, продающей снедь у входа на избирательный участок. Спрашиваю, было ли больше людей с утра. Она сразу мрачнеет, но говорит, что «люди были». Тем временем, у меня не хватает 50 тенге на воду, и продавщица прощает мне недосдачу, внося в дело реформирования страны свой посильный вклад.

11:40, избирательный участок №244, средняя школа №94. Тут впервые встретил меры безопасности. Два полицейских мирно стояли и беседовали чуть поодаль у входа в избирательный участок. Впрочем, никто не обращал на них никакого внимания. Лоток с едой спрятался внутри школы, как и усилитель, выставив наружу лишь колонки, которые опять же гоняли по кругу условный «патриотический рок». Поток людей был получше – 4-5 человек в минуту, почему-то было больше женщин с колясками. Некоторые после голосования задерживались у стенда с описанием поправок – то ли чтобы увериться в своем выборе, то ли чтобы узнать, за что они, собственно, отдали свои голоса. Судя по разговорам, объединение поправок в один пакет стало удачным решением – многие идут просто, чтобы «вычеркнуть из Конституции Назарбаева», а про остальное ничего не знают. Некоторые еще помнят про то, что теперь хозяином недр является народ, а не государство, но в чем разница, если государство все равно распоряжается ими «на правах собственника», не знают. Но, кажется, этого до конца не знают даже сами авторы поправок.

Тут автор этих строк уже тоже откровенно устал и перегрелся – наплыва народа не наблюдалось нигде, и по опыту наблюдения за выборами, можно было быть уверенным, что Алматы сохранил за собой почетное звание самого оппозиционно-скептического города страны, дающего даже явку в пределах четверти от общего количества избирателей. Вечером окажется, что она составила около 30%, но у меня есть сомнения в этом. В Whatsapp-группе половина участников к полудню еще не проснулась. Один из участников разместил видео с голосующим Назарбаевым и подписал: «Даже он пришел против себя проголосовать, а вы все вату катаете!». Пост собрал лайки, но больше никто фотодоказательств своего участия в голосовании не разместил.

Зато начали писать друг другу, что цены на продукты растут, ставя это в вину президенту. «Тигр за базар не отвечает», - пишет один из участников чата, то ли оправдывая, то ли обвиняя Токаева, которого таким образом назвали на одном из молодежных форумов, после этого чат начал его этим словом устойчиво обозначать. В чате разгорелась дискуссия – «отвечает ли за базар базарком или нет?». Из ВКО пришло аудиосообщение, в котором автор обосновывает свой отказ ходить на референдум. Но вскоре дискуссия загасла сама собой, ибо началось обеденное время. Народ с улиц тоже пропал, и ни у одного из участков снаружи не наблюдалось вообще никакой активности. Надо было идти домой, чтобы заниматься детьми, ибо время политики, очевидно, закончилось…

Вечером информационные ленты начали писать про нарушения и явку, но никаких особенных эмоций это не вызывало. Президент что-то сказал про 20 тысяч террористов, про которых ему доложило бывшее руководство силовиков, видимо, оправдываясь за то, что их в итоге никто не нашел. Опять обещал прозрачное расследование, которое уже скоро полгода, как не может назвать имен заказчиков январских событий. Активисты-оппозиционеры устроили акцию на каком-то участке, чтобы привлечь внимание к своему арестованному лидеру, но, судя по всему, это оказалось лишь во вред: спустя пару дней к одной статье, по которой он проходил, добавили еще две и теперь ему грозит вообще 10 лет тюрьмы. Для кого-то это показатель в вопросе – отличается ли «Новый Казахстан» от «старого» и «справедлив» ли он?

Впрочем, в дружеском чате обратили внимание не на это, а на слова министра образования Асхата Аймагамбетова, который сообщил, что «министерство образования и науки может разрешить носить платок ученицам, которых родители не пускают в школу из-за запрета на его ношение». Министр упирал на то, что «мы должны быть инклюзивным обществом». Понятное дело, что это очень понравилось нашему дружескому чату по причине его повышенной бородатости и наличию дочерей школьного возраста.

Но спустя пару дней пришло отрезвление. Подчиненная главы МОН председатель комитета дошкольного и среднего образования министерства образования и науки Гульмира Каримова сообщила, что практикующие мусульмане рано радуются. «Казахстан – это светское государство. Соответственно наши школы являются светскими учреждениями. Есть приказ 2016 года о школьной форме, он действует и дальше сохраняет свою силу. Мы говорим о включении в учебный процесс девочек, которые могут быть не охвачены обучением, - сказала она. - Речь идет не о хиджабах [в школах], некоторые слышат то, что хотят услышать. Поступают разные предложения: это и возможность охвата их онлайн-обучением в наших же отечественных школах и другие предложения по их вовлечению в учебный процесс. Самое главное – это охватить и обеспечить всех средним образованием. Чтобы мы не потеряли эту часть детей. Еще раз подчеркну, в настоящее время приказ о школьной форме действует, изменений нет. Будем обсуждать разные возможности для обеспечения всех детей обучением. Это вопрос, который не может решаться на основе эмоций, в обществе есть разные мнения. Надо, прежде всего, исходить из интересов детей и норм нашего законодательства».

Комментируя это, один из членов чата отметил: «Слушайте, мы тут вообще-то целую Конституцию на днях поправили, а какой-то приказ отменить не можем! Такой вот у нас «Новый Казахстан»?». Как говорится, кто о чем, а вшивый о бане, но восстановление справедливости в таком, казалось бы третьестепенном вопросе, как разрешение носить в школы платочки для девочек, для автора этих строк, для его дружеского чата и стало своего рода лакмусом реальности перемен. Что по новой, что по старой Конституции – этот приказ нарушает гражданские права примерно 10-15% семей страны, которые ломают головы, как соблюсти религию и это откровенное дискриминационное требование МОН. Нелогичность подобного отношения к части казахстанских школьников подчеркивается действующим сейчас разрешением не носить школьную форму вообще (о чем г-жа Каримова почему-то не упомянула), но вот хиджаб – ни-ни! И вот на основании таких примеров, а не длинных поправок в Конституцию конкретные граждане и делают выводы – Референдум это про перемены или нет? Но твердолобые чиновники продолжают устраивать пляски с бубном вокруг какого-то приказа, хотя отменить можно одним росчерком пера одного Аймагамбетова, и никакой угрозы светскости это представлять не будет. А автору этих строк пока остается только планировать, в какой стране пойдут в школу его дочери, чтобы их не подвергали дискриминации из-за приказа министра, отменить который, похоже, сложнее, чем поменять Конституцию…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...