С пресс-картой на шее | Деловая неделя
30 мая 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

С пресс-картой на шее

22.06.2023 09:46:02
№: 23 (1519)

Законопроект «О масс-медиа-медиа» ухудшает положение казахстанской журналистики

Как только вы начинаете писать то, что нравится всем, вы перестаете быть журналистом. С этой минуты вы работаете в шоу-бизнесе.

Фрэнк Миллер, американский писатель и художник

НА ЭТОЙ неделе в мажилисе парламента РК обсуждался законопроект, который должен заменить устаревший, по мнению властей, закон «О СМИ». Правда, разработчики документа почему-то решили назвать его иначе — «О масс-медиа». Впрочем, это не самая большая проблема законопроекта, с критикой которого выступили даже некоторые депутаты нижней палаты, присоединив свой голос к общему негативному мнению о нем всего журналистского сообщества. Формально призванный расширить права и возможности журналистов, в реальности документ пытается ужесточить контроль и доступ к профессии, введя цензуру лояльности в виде неких «пресс-карт», а также сводя саму профессию «журналист» к банальному «сотруднику СМИ». Несмотря на критику со стороны общественности, основные ограничительные положения законопроекта, предлагаемого МИиОР, в ходе его обсуждения удалены не были и теперь парламенту предложено обсуждать и принимать закон, определенно ухудшающий возможности для занятия журналистикой, которую он вообще-то призван защищать.

В самой преамбуле законопроекта указано, что он «направлен на обеспечение конституционного права на свободу слова и творчества», чему противоречит уже сам краткий глоссарий терминов, употребляемых в документе. Едва ли не одно из первых понятий закона — «пресс-карта» — разъясняется следующим образом: «пресс-карта – документ и (или) электронный документ, подтверждающий особый статус журналиста (представителя средств массовой информации), предоставляющий право упрощенной аккредитации и права предусмотренные настоящим Законом».

То есть права, предусмотренные этим законом однозначно увязаны с этой самой пресс-картой, а журналистами признаются лишь формальные представители СМИ, которым теперь требуется подтверждение их статуса этой самой пресс-картой. Вот такая вот «свобода слова и творчества» с пресс-картой на шее… Далее, статус журналиста также раскрывается именно в связке с конкретным СМИ: «журналист (представитель средств массовой информации) (далее – журналист) – физическое лицо, осуществляющее деятельность по сбору, обработке и подготовке сообщений и материалов для средства массовой информации на основе трудовых или иных договорных отношений с редакцией средства массовой информации».

А если это просто журналист-расследователь, который собирается публиковать свои материалы не в СМИ, а, например, на собственном сайте, в соцсетях или закрытой рассылке? А если это журналист, пишущий книгу? А если это фрилансер, который работает над какой-то частью международного доклада или обзора? Все они, выходит, выпадают из определения «журналист» в Казахстане? А вот формулировка из Википедии (основанная на российском законодательстве): «…литературный работник, который занимается сбором, созданием, редактированием, подготовкой и оформлением информации для редакции средства массовой информации, связанный с ним трудовыми или иными договорными отношениями — или занимается такой деятельностью по собственной инициативе».

Вот этот последний пассаж о том, что журналист может быть и самостоятельным, у нас, кажется, совершенно осознанно властями вымаран из определения закона, который, напомним, «направлен на обеспечение конституционного права на свободу слова и творчества». Это подтверждается и целым разделом «Права и обязанности журналиста», где чёрным по белому указано, что «Лицо обладает статусом журналиста в период осуществления профессиональной деятельности и нахождения в трудовых или иных договорных отношениях с редакцией средства массовой информации в порядке, установленном законодательством Республики Казахстан».

При этом, в законе остаётся совершенно противоречащий его собственному определению термина «журналист» кусок про то, что «каждый имеет право свободно получать и распространять информацию любым, не запрещенным законом способом». Или это только «каждый после получения пресс-карты»? Хотелось бы прояснить этот вопрос у авторов законопроекта. Следующий «ляп», на наш взгляд, скорее юридический, чем идейный, хотя это не точно.

В Статье 4. «Основные цели, принципы и задачи деятельности масс-медиа» написано, что «Основной целью деятельности масс-медиа является эффективное урегулирование общественных отношений в области масс-медиа, направленных на обеспечение конституционного права на свободу слова и творчества». Урегулирование? Чего-чего? 

Мы, может что-то не так понимаем про основную цель нашей работы, но урегулирование общественных отношений туда как-то не входило. Да, и вообще в русском языке под термином «урегулирование» принято понимать следующее: «…навести порядок в движении, деятельности, системе, развитии чего-либо; полностью упорядочить, наладить». Налаживать общественные отношения в области себя мы не то, что не старались, но, судя по тому, какой законопроект попал в парламент, даже и не можем… 

Тот, кто писал это определение основной задачи масс-медиа, явно не ищет легких путей и определений, либо, как вариант, просто никогда не работал в СМИ и ничего не понимает в их деятельности. Зачем его такого (или их таких?) пустили писать законы? Впрочем, это — скорее риторический вопрос или сетование (для авторов законопроекта поясним: сетовать — тоже, что и жаловаться)… Однако, и в списке «основных задач» масс-медиа также указаны странные определения: «Основными задачами деятельности масс-медиа являются: 1) обеспечение конституционных гарантий прав на свободное получение информации и распространение любыми, не запрещенными законами, способами, свободу слова и творчества; 2) обеспечение информационного суверенитета и информационной безопасности личности, общества и государства».

Тут опять авторы законопроекта странно понимают деятельность СМИ, приписывая нам едва ли не полномочия государственного института. Ибо «обеспечение конституционных гарантий» это, простите, вообще не про нас, журналисты и СМИ могут только реализовывать обещанные конституцией права «на свободное получение информации и распространение любыми, не запрещенными законами, способами». Равно как и реализовывать свободы слова и творчества. Обеспечение этих прав и свобод — очевидная прерогатива государства, а не СМИ. Точно также, как и обеспечение «информационного суверенитета и информационной безопасности личности, общества и государства». 

Самое смешное, что «информационная безопасность», указанная в законопроекте «О масс-медиа» в нем терминологически никак не раскрывается, зато присутствует гиперссылка на закон «О национальной безопасности», где в разделе «виды национальной безопасности» есть определение этого термина: «информационная безопасность - состояние защищенности информационного пространства Республики Казахстан, а также прав и интересов человека и гражданина, общества и государства в информационной сфере от реальных и потенциальных угроз, при котором обеспечивается устойчивое развитие и информационная независимость страны». 

Однако, если вчитаться в этот закон, то мы встречаем следующий принципиальный момент: «…система обеспечения национальной безопасности Республики Казахстан - совокупность правовых, организационных, экономических, технических и иных мер, реализуемых субъектами национальной безопасности, в рамках государственной политики в области национальной безопасности». Тут, получается, либо масс-медиа отнесены к «субъектам национальной безопасности», о чем законопроект почему-то не упоминает, либо господа-законопрожектеры опять натворили немного ереси и приписали к «основным задачам деятельности» (что самое по себе — масло-масляное) СМИ функции государства. 

Все это наводит на мысль, что юридические несуразности законопроекта на самом деле — не безграмотность его авторов, а специфическое понимание законов теми господами, которые погоны имеют, но на службе (или по службе) их не носят. Непонятно, правда, почему законопроект доверили писать им, а не профильным юристам из МИиОР. 

Ещё один вопрос вызывает список «основных принципов масс-медиа», в который почему-то включён пункт «равенство прав физических и юридических лиц». Слушайте, господа и дамы, ну это же нонсенс! Во-первых, у физлиц и юрлиц просто разный список прав. Например, физлицо может потребовать компенсацию моральных страданий и подать иск в защиту своих чести и достоинства, которых у юридических лиц, людьми не являющихся, не существует в принципе. 

Во-вторых, с точки зрения даже отдельных физлиц, у них — тоже неравные права. Человек, занимающий общественный пост по своим правам совсем не равен обычному гражданину, ибо интерес к его частной жизни является закономерным и это даже признаётся другими законодательными актами, вроде тех, что определяют обязанность госслужащих декларировать свои доходы и имущество прежде простых граждан. Чиновник — не просто физлицо, а лицо имеющее повышенные обязательства перед обществом и интерес к его образу жизни носит не праздный характер, это — один из способов выявления и борьбы с коррупцией. Почему мы думаем именно об этом, когда критикуем этот пункт? Это просто: через пункт после равенство прав физлиц и юрлиц упоминается «неприкосновенность частной жизни». То есть, вполне очевидно мы видим попытку уравнять в правах тех, кто должен пользоваться большей защитой права на частную жизнь с теми, кто по определению ограничен в этом праве. 

Иначе, как мы, к примеру, узнаём, что тендера в какой-нибудь области выигрывают компании детей местного акима или почему какая-нибудь теща министра, всю жизнь проработав в школе, в престарелом возрасте владеет шикарной недвижимостью, в которой тот проживает? Ну, и самый скандальный раздел законопроекта — про пресс-карты. Про то, что именно ее наличие становится своего рода «допуском» к профессии указывалось выше, в определении этого термина. Составленная таким образом, пресс-карта, фактически, лишает журналистов, ею не обладающих, прав, предоставляемых этим самым законом «О масс-медиа». Даже то, что Комиссия по вопросам выдачи пресс-карт (господа, ну вам же не за количество слов платят же, зачем каждый раз лишние слова!? Нельзя было назвать просто «Комиссия по выдаче пресс-карт»?) официально не будет госорганом, не гарантирует того, что она не станет аналогом советского Главлита, центрального органа политической цензуры. 

При этом требования к кандидатам на получение пресс-карты носят абсурдный характер. Например, обязательное наличие «опыта работы в отрасли средств массовой информации не менее 3 лет при наличии диплома о высшем образовании в соответствующей или смежной специальности» или «не менее 5 лет при отсутствии диплома в соответствующей или смежной специальности». Как эти пресс-карты должны получать начинающие журналисты? Как они должны работать без пресс-карт, если только этот документ предоставляет права журналисту по этому же законопроекту? 

Впрочем, не все эксперты видят то, что в законопроекте сохранилось дискриминационное положение по статусу пресс-карт, и недоумевают, почему МИиОР так упрямо отстаивает их внесение в законодательство. Так, заместитель директора Международного центра журналистики Media Net Думан Смаков в интервью агентству «КазТАГ» заявил: «Нам не понятно почему пресс-карта осталась. На данном этапе пресс-карта, кроме силы аккредитации и разделения журналистов на тех, у кого она есть и тех, у кого нет, не имеет другой силы в законопроекте. К большому сожалению, министерство информации и общественного развития не хочет убирать пресс-карту».

Правда, похоже, он сделал свои выводы на основании устных утверждений, а не самого текста глоссария законопроекта, где все пусть и запутанно, но вполне очевидно. А устно при обсуждении этого документа в мажилисе вице-министр информации и общественного развития РК Канат Искаков заявил, что «СМИ, не получившие пресс-карту, будут продолжать свою работу». Впрочем, этим он опасения журналистов не развеял. «Мы подозреваем, это может привести к тому, что могут дискриминировать журналистов на своих и тех, у кого нет пресс-карты.

Также не очень прозрачно и открыто создание комиссии по распределению пресс-карт, так как она будет работать по условиям, которые будет спускать министерство информации и общественного развития», - пояснил Смаков. В целом же, эксперт совершенно справедливо говорит, что журналисту в Казахстане не нужен особый статус. И тут нельзя не согласится с депутатом мажилиса Сергеем Пономаревым, также журналистом по специальности. «Вводятся такие понятия новые «особый статус», «пресс-карта» «лицензия», я вот это оцениваю, что благими намерениями выстелена дорого в ад. Именно так. Я считаю, что это просто борьба с неугодными, несистемными журналистами, с теми, кто не совсем устраивает, тех кто будет принимать решения. Почему я так говорю? Мы и сейчас знаем, что независимые журналисты наиболее остры, наиболее интересны, профессиональны и объективны. Я не говорю о госСМИ или о тех, кто получает госзаказ и, выполняя этот госзаказ, не может отойти ни вправо, ни влево от поставленных задач. Я согласен с коллегами по цеху, что возможности у журналистики снижаются. Мы просто можем уничтожить интересную и объективную независимую журналистику в нашей стране, если мы вот таким образом узаконим правила, которые всех журналистов поставят в один ряд, в одно стойло. Я полагаю, что это неверно», – цитирует его слова во время обсуждения законопроекта в мажилисе агентство «КазТАГ». «Я думаю, что за этой красивой оберткой, которую нам предлагают разработчики закона, вот я читаю справку, такие красивые слова: «Закон предлагает использовать комплекс новел по повышению статуса журналиста через предоставление расширенного спектра прав и привилегий».

О каких правах и привилегиях может идти речь? О каком более открытом и информативном диалоге может идти речь, если просто засыплют требованиями и обязательствами и будут давать разрешение, вход, аккредитацию только тем, кому это удобно и выгодно?» – недоумевает Пономарев, заявивший, что не будет голосовать за принятие этого законопроекта.

Таким образом, мы видим, что авторам законопроекта, в погонах или без них, не удалось заморочить голову журналистам по поводу того, что новый закон для нас будет во благо. Любой сколько-нибудь понимающий действительность в Казахстане осознает, что его принятие приведёт к сокращению возможностей для непредвзятой, независимой и расследовательской журналистики, а также свободы слова в целом. Проблема только в том, что шанс остановить это закручивание гаек в парламенте остаётся только теоретический. А это значит, что наша страна поступательно движется отнюдь не в сторону декларируемой Токаевым либерализации и прозрачности, а наоборот. В сторону цензурирования информации, гонений на журналистов, запрета на профессию. Вот вам и «Жана Казахстан» с пресс-картой на шее…

 

 

 

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...