С центрально-азиатским интересом | Деловая неделя
1 июля 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

С центрально-азиатским интересом

07.02.2022 10:55:34
№: 05 (1455)
Желание ведущих мировых игроков присутствовать и укреплять свои позиции в этом регионе очень сильно преувеличено. Почему?

Юрий Сигов, Вашингтон

Ни для кого не секрет, что после распада СССР 30 лет назад каждая из бывших советских республик очень хотела, чтобы ею во всем мире интересовались, о ее желаниях и стремлениях так или иначе пеклись. А при возможности и деньжат бы подбрасывали, и технологии разные туда поставляли, кредиты регулярно выдавали, и как на политическом, так и экономическом уровне неизменно поддерживали.

Только сам народ Казахстана может коренным образом изменить свою жизнь к лучшему без оглядки на помощь или противодействие внешних сил

Разумеется, больше всего в этих ожиданиях была ставка на ведущие мировые державы (исключая изначально по понятным причинам Россию). Поэтому в приоритете всегда стояли для расположенных в европейской части бывшего СССР именно государства Евросоюза и США, для Кавказа – Турция, единая Европа и США, а для Центральной Азии – США, Европа, Китай, Турция и частично Иран.

С каждой из этих стран сотрудничество развивалось в эти годы не сказать бы, что очень уж активно, но все же по мере возможностей. Россия пыталась как-то подобное желание своих бывших братьев меньших нейтрализовать или хотя бы частично сбалансировать своими предложениями. Но ориентировка прежде всего в противовес российским интересам у всех постсоветских стран была очевидной. Да к тому же и само российское руководство своей очень непоследовательной политикой регулярно отбивало какое-либо стремление у постсоветских государств следовать в российском фарватере.

Между тем, если оценивать ситуацию без особых политических и иных пристрастий, все эти внешние игроки ничего такого уж «прорывного» в жизнь территорий бывшего СССР не внесли. Разве, что очень сильно была оказана «помощь» Украине – да и то по чисто политическим соображениям, поскольку Киев виделся и Евросоюзу, и США как некий «славянский таран» для дальнейшего ослабления, а затем и внутреннего разрушения того, что осталось от бывшей Российской империи.

В Центральной Азии вроде бы все хотят присутствовать. Но все как-то не по-настоящему

После январских событий в Казахстане, который казался долгие годы чуть ли не самым стабильным и надежным в отношениях с внешним миром государством на постсоветской территории, вновь якобы возобновился интерес внешних партнеров к региону. Как к отдельно взятым государствам, так и к конкретным проектам, которые в случае осуществления в регионе могли бы принести его участникам неплохие дивиденды (тот же китайский проект «Один путь - один пояс»).

Вновь и в Соединенных Штатах, и в Евросоюзе, и в отдельных его странах стали назначаться какие-то спецпредставители, ответственные за контакты, кураторы, в задачу которых входит активизация связей на всех уровнях со всей центрально-азиатской пятеркой. При этом наличие интереса к этому региону со стороны России и Китая, а также Турции с Ираном вроде бы давно уже выглядит как само собой разумеющееся.

Эти страны там присутствуют исторически (согласитесь, что и американцы, и европейцы в Центральной Азии – по большей части посторонние пришельцы), и вроде как им сам Бог велел тесно сотрудничать с теми государствами, которые там с 1991 года сформировались.

Весьма любопытна была реакция российских официальных лиц на события в Казахстане. Ее суть сводилась фактически к признанию, что «не досмотрели», «вовремя не докладывали, куда следует», «не пойми кем набранное посольство РФ, которое не в состоянии было помочь в условиях конфликта российским гражданам». То есть на словах интерес к региону и важность каждой из его стран вроде как признается. Но на деле - пустые слова, ничем не подкрепленные ожидания, и что самое любопытное - полнейший информационный провал относительно того, что на самом деле происходит в государствах Центральной Азии, чем они «дышат», и к чему любые там пертурбации могут в конечном итоге привести.

При этом опять-таки на словах только и слышны заклинания, будто «Казахстан - наш важнейший торгово-экономический партнер» и «надо помешать любыми путями взятию под контроль Китаем казахстанской экономики». На деле же интерес к Казахстану в частности, и Центральной Азии в целом у Москвы какой-то опосредованный, не имеющий ни долгосрочной стратегии, ни ясного видения для чего этим регионом вообще и сегодня, и на перспективу заниматься.

Не совсем прозрачна внешне и заинтересованность в регионе Китая. Десятки научных трудов уже написаны в разных странах о том, что Пекин, дескать, уже прибрал к рукам чуть ли не всю экономику региона. Куда не кинь взор - все под китайским контролем, все страны региональной пятерки должны КНР миллиарды долларов, неизвестно когда и каким образом долги свои будут отдавать. А сам Пекин тем временем никуда не спешит - нож к горлу «а ну отдай наши деньги!» никому не приставляет, а терпеливо ждет, когда «клиент-заемщик» сам до решающего разговора созреет.

Показательно, что в самый разгар январских событий в Казахстане Китай фактически полностью дистанцировался от происходящего. Ничем не вмешивался, никому не давал советов, никого не поддерживал – в том числе и посылку десантников из ряда бывших советских республик. Но при этом внимательно наблюдал за тем, чья возьмет, как быстро Москва сможет мобилизовать механизмы ОДКБ для подобной операции. И как к ней отнесутся не только находившиеся во власти местные чиновники, но и рядовые граждане Казахстана.

Сейчас же Китай хочет дождаться, пока власть в республике четко и ясно возьмет под свой контроль ключевые экономические рычаги с тем, чтобы продолжить осуществлять долгоиграющий и стратегически важный для Пекина проект «Один пояс-один путь». Но опять-таки: не надо думать, что в КНР только и беспокоятся о судьбе всей Центральной Азии, расположенных там государствах, и как бы туда как можно больше инвестировать трудовых китайских, государством и Компартией одобренных юаней.

Что уж тут говорить о США и Европе. Для них последние события в Казахстане стали настоящим откровением. Тамошние «великие ученые» и «эксперты» привыкли писать статьи и выпускать брошюры, расхваливая республику как пример успешного развития для всего региона. Ни один из них не мог себе представить, что и как произойдет не только в самом Казахстане, но и вокруг него. Да и, собственно говоря, ни у американцев, ни у единых европейцев и не было никаких реальных возможностей на что-либо в Казахстане влиять.

И даже при условии, что значительная часть нефтяной добычи в Казахстане контролируется компаниями США, плюс американцы довольно активно присутствуют нынче в политической и социальной жизни соседнего Кыргызстана, весь этот регион для внешней политики Вашингтона - дело десятой важности. Для американцев куда важнее, что и как происходит в Европе, и в отношениях с Китаем, на который при всем желании ни одна страна Центральной Азии повлиять не в силах.

Что же касается европейцев, то у них самими ими придуманная головная боль на восточных границах – Украина. Что и как там происходит в Центральной Азии (а уж в Казахстане – так и подавно) им неведомо. А те во многом маргинальные специалисты по региону, которые изредка напоминают о своем существовании отдельными справками да псевдо научными исследованиями, ни на что во властных структурах того же ЕС не влияют.

Индийский слон попытается создать конкуренцию китайской панде

Чуть выбивается пока из этой явно не рвущейся на передовые позиции остальной публики Индия. Географически эта огромная страна-полуконтинент находится совсем рядом от Центральной Азии: только перелететь Гималаи – и ты в регионе. В то же время у Индии полным-полно других забот и хлопот (один Китай чего стоит, да и с его верным партнером – Пакистаном далеко не все даже на минимальном уровне нынче гладко у Дели), поэтому по большому счету у индийцев попросту не доходят руки до центрально-азиатских проблем.

Тем не менее недавно премьер-министр Индии Нарендра Моди провел первый в истории саммит с главами пяти государств Центральной Азии. По плану все они должны были прилететь в Дели, но из-за очередной вспышки вирусной заразы эта во многом историческая встреча прошла виртуально. Между тем этот факт не помешал участникам встречи на высшем уровне договориться о расширении экономических и культурных связей, а также о координации действий в том, что касается постоянно ухудшающейся ситуации в Афганистане.

Интересно, что об этом центрально-азиатско-индийском саммите было объявлено еще в прошлом году, но узнав об этом, в Пекине решили опередить своего потенциального конкурента и стратегического противника. За два дня до беседы премьер-министра Индии с коллегами по Центральной Азии лично председатель КНР Си Цзиньпин созвал свою видеоконференцию с лидерами этих постсоветских республик. Он пообещал им значительную финансовую помощь и рост взаимной торговли к 2035 году до суммы в 70 млрд. долларов.

Разумеется, Индия подобными возможностями и деньгами не располагает, но зато у Дели сохраняются давние тесные культурные и исторические связи с регионом. Что может позволить индийской стороне выступить неким противовесом как китайскому нашествию в Центральную Азию, так и дать возможность самим государствам региона сбалансировать свою экономическую и торговую зависимость от внешнего мира.
Обращаясь к лидерам центрально-азиатской пятерки, премьер-министр Моди заверил, что государства региона якобы преследуют с его страной одни и те же цели и сталкиваются с одинаковыми проблемами в сфере безопасности. При нынешнем руководстве страны политическая установка Индии состоит в максимальном расширении круга "добрых соседей" страны. Кстати, в конце прошло года состоялся диалог пяти стран Центральной Азии и Индии на уровне министров иностранных дел.
Стороны тогда обсудили как им увеличить торговый оборот, укрепить и развивать связи между бизнесменами (что в условиях продолжающейся вирусной вакханалии практически невозможно сделать), оживить культурное сотрудничество (опять-таки при вирусных ограничениях все это остается лишь благими намерениями) и продолжить совместную борьбу с угрозами терроризма после того, как Соединенные Штаты вывели свои войска из Афганистана.
Символично, что Индия уже подписала соглашение об оборонном сотрудничестве и поставках ряда военных технологий с Казахстаном, создала объединенную группу по борьбе с терроризмом с Узбекистаном, а также заключила двухсторонние соглашения о военном сотрудничестве с Киргизией и Туркменистаном. При этом, не будем забывать, Кыргызстан и Казахстан являются членами ОДКБ, а Туркменистан так и вовсе утверждает, что является нейтральным государством, и ни к каким военным структурам ни одной из стран примыкать не намерен.

Одной международной озабоченности по Афганистану мало, чтобы реально привлечь внимание окружающего мира к Центральной Азии

На сегодняшний день интерес к региону Центральной Азии у целого ряда ведущих мировых игроков большой политики связан исключительно с тем, что он расположен рядом с вечно проблемным и вечно со всеми воюющим Афганистаном. К, примеру, Узбекистан и Туркмения провели с талибами недавно переговоры о восстановлении своих дипломатических миссий в Афганистане. Разумеется, никакого влияния на афганские события государства Центральной Азии не имеют, но именно из этой страны исходит (как минимум потенциально) для них главная опасность.
Между тем в Афганистан нынче довольно активно пытается зайти Китай. Тот же товарищ Си Цзиньпин уже пообещал пяти странам региона увеличить импорт их сельскохозяйственной продукции и других товаров. Пекин также готов содействовать странам региона их деловому возвращению в Афганистан, особенно в тех сферах, где, как надеется китайская сторона, ей удастся найти общий язык с талибами в сфере инвестиций как в проекты по сельскому хозяйству, так и по добыче природных ресурсов.

Китайцы готовы продолжать осуществлять несколько проектов стратегического значения, среди которых газопровод Китай – Центральная Азия, нефтепровод Китай – Казахстан, строительство сквозного шоссе по маршруту Китай – Киргизия – Узбекистан и расширение дорожной сети между Китаем и Таджикистаном. Точно также Пекин пытается задействовать в совместные проекты Афганистан, намекая на то, что никогда особо не поддерживал прежнее правительство в Кабуле, и особых не имеет противопоказаний против тех же талибов. По крайней мере в Пекине совершенно не заморачиваются, сколько в правительстве Афганистана будет женщин и будут ли афганские девочки ходить в школу.

Что же касается Индии, то у нее были давние планы по вовлечению Афганистана и Центральной Азии в единые транспортные схемы. По ним планировалось проложить газопровод и шоссейные дороги через порт Чабахар в Иране, Афганистан и далее на территории Узбекистана и Туркменистана. Однако с ухудшением ирано-американских отношений Дели решил присоединиться к американским санкциям за что Иран заморозил индийские проекты, в том числе и по прокладке единых транспортных путей из Центральной Азии к берегам Персидского (Арабского) залива.

О Центральной Азии, кстати, точно также вспомнили в связи с афганскими событиями и в Соединенных Штатах с Европой. Опять-таки начиналось все с возможностей разместить выводимую военную технику и перевалочные пункты для обслуживания своих войск, выводившихся из Афганистана. А закончилось все тем, что через механизмы международных организаций странам Центральной Азии «коллективный Запад» стал чуть ли не навязывать «обязательность оказания помощи Афганистану.

Напомню также, что в Алматы казахстанское руководство приняло решение на временной основе разместить персонал целого ряда международных организаций, которые пришлось срочно эвакуировать после бегства из Кабула американских войск. Но опять-таки афганская эпопея с талибами может продолжаться очень долго, персонал этот может находиться в Казахстане также фактически бессрочно. Но какой-то особой пользы для региона это принести не может, потому как голову ломает верхушка так называемого «международного сообщества» над тем, как теперь «помочь» афганскому народу то пережить зиму, а потом будут говорить то же самое и про лето с осенью.

Как бы не пытались завуалировать сотрудничество стран ОДКБ в Центральной Азии, оно также связано исключительно с афганской тематикой. То, что именно возможная (хотя никто этого до сих пор не доказал, а никакой конфиденциальной информации на этот счет ни у каких разведок нет) экспансия талибов на север может иметь со временем место, во многом оправдывает совместные учения, поставки оружия и политические консультации стран региона с Россией. Однако во многом именно афганская привязка к такому сотрудничеству не дает возможности трезво оценить обычные, гражданские торгово-экономические выгоды для взаимодействия Москвы с этим регионом.

В целом же стоило отметить, что Центральная Азия при всех афганских и «международно-террористических» углах к ней интереса со стороны ведущих зарубежных держав, остается пока явно на периферии общих процессов переформатирования и перекройки всей системы современных международных отношений. О регионе вспоминают только тогда, когда там что-то происходит чрезвычайное (по типу казахстанских событий января нынешнего года). Либо когда какие-то катаклизмы случаются в соседнем Афганистане.

Во всем остальном ближайшие соседи стран Центральной Азии продолжают осуществлять свои прежде всего экономические (Китай, и частично Турция) и политические (Россия, Индия, Иран, США и немного единая Европа) планы. Интерес этот будет оставаться, судя по всему, явно неприоритетным, и надеяться на то, что именно эти внешние силы помогут каким-то образом поднять уровень жизни граждан центрально-азиатских государств, думаю, было бы наивно и не совсем дальновидно.


Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...