Сбер с возу | Деловая неделя
25 мая 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Сбер с возу

21.04.2022 10:27:29
№: 14 (1464)
Казахстан будет переделывать eGov без россиян. Скорее всего

Не было бы счастья, да несчастье помогло.
Русская народная пословица

В КОНЦЕ прошлой недели стало известно, что Казахстан все же решил отказаться от сделки с российским Сбером по поводу разработки новой редакции нашего цифрового правительства взамен ставшего привычным для наших граждан eGov-а, который, как заявляли наши чиновники в прошлом году, содержит слишком много разрозненных и порой несовместимых информационных систем. Это – большая победа для казахстанских IT-разработчиков, которых в сентябре прошлого года просто обошли, когда без какой-либо общественной дискуссии было объявлено о заключении соответствующего меморандума между правительством РК и Сбером. Несмотря на жесточайшую общественную критику, которая совершенно справедливо указывала на риски от получения иностранным банком доступа к базам личных данных казахстанцев, а также на то, что в самой России не спешат создавать такие всеохватные проекты с тем же Сбером, правительство и президент упрямо стояли на своем. «Участие Сбера, который очень успешно функционирует на нашем рынке в течение более 15 лет, в создании институциональной основы казахстанского гостеха делает сотрудничество между Казахстаном и Россией более разносторонним за счет такой чрезвычайно важной сферы, как интеллектуальные технологии», – заявил тогда Касым-Жомарт Токаев. Министр цифрового развития Багдат Мусин также утверждал, что россияне не получат никакого доступа к нашим базам, и мы просто купим у них систему, которая будет работать лучше, чем eGov, а казахстанские айтишники будут делать аналогичное цифровое решение гораздо дольше. Впрочем, куда более значимым аргументом в пользу Сбера выглядел тот факт, что банк был сам готов финансировать разработку проекта в объеме полмиллиарда долларов, которые правительство РК бы потом возвращало из наших налогов. Сложилось впечатление, что все уже решено и «цифровой суверенитет» страны заранее продан и куплен. Однако, в прошлую пятницу внезапно было заявлено, что меморандум со Сбером реализован не будет. И хотя наши чиновники выразились о причинах этого предельно обтекаемо, причина отказа достаточно ясна – из-за санкций, наложенных ведущими странами мира на Россию, открыто развязавшую агрессивную войну против Украины. Вышло практически так, как говорится в пословице, вынесенной в эпиграф этого материала. Впрочем, по своей привычке, Нур-Султан предпочитает не хлопать дверью и оставляет ее для Сбера открытой…

Итак, давайте обратимся вначале к официальной информации. Озвучил ее вице-министр цифрового развития и аэрокосмической промышленности Аскар Жамбакин, выступавший на брифинге в СЦК – Службе центральных коммуникаций. Он заявил, что Нур-Султан решил отказаться от покупки платформы цифрового правительства у Сбера и привлечет к ее разработке отечественные IT-компании. Причина этого решения проста: «В связи с геополитической ситуацией, рассмотрев наш собственный опыт, будем сами реализовывать вместе с отечественным институтом НИТ на нашей отечественной IT-платформе. Сейчас готовится технико-экономическое обоснование. На отечественную систему перейдем через два-три года, до конца года появятся первые сервисы». 

«Геополитическая ситуация» - это война в Украине, развязанная Кремлем. Как известно, в ответ на Россию обрушились жесточайшие экономические санкции, кроме всего прочего пагубно воздействующие на ее возможности в технической сфере. Буквально за пару дней до выступления Аскара Жамбакина, мобильное приложение Сбера – «Сбербанк Онлайн» - было удалено в магазинах AppStore и Google Play, являющихся основными цифровыми платформами для операционных систем iOS и Android. Банк порекомендовал клиентам не удалять уже установленные приложения и использовать интернет-банкинг со своего сайта, адаптированный для смартфонов. Вместе с основным приложением Сбера из магазинов были удалены и остальные сервисы, такие как «СберБизнес», «Сбербанк инвестор», «СберИнвестор X», «Сбербанк инкассация», «СберKids», «СберСпасибо» и «Акционер Сбера».

Санкции против банка ввели США, Великобритания и Канада. Другие страны также не хотят попадать под вторичные меры с их стороны, продолжая иметь дело с крупнейшими российскими финансовыми институтами. Кроме того, потери есть и в самом Сбере – чуть ли не на следующий день после начатой Кремлем в Украине войны банк покинул исполнительный вице-президент, главный технический директор и руководитель блока «Технологии» Давид Рафаловский. Свой пост также оставил и первый заместитель председателя правления банка Лев Хасис, предшественник первого в деле руководства финтех сферой. Рафаловский курировал блок «Технологии», отвечавший за разработку мощного суперкомпьютера «Кристофари», и, вероятно, должен иметь отношение и к тем разработкам, которые Сбер предлагал Казахстану. Перефразируя известные строки, предположим, что потери такого бойца «отряд» не может не заметить. Таким образом, кроме «геополитических причин» за отказом Казахстана разрабатывать новое цифровое правительство совместно со Сбером может крыться и банальная неспособность россиян решать эту задачу. Не секрет, что многие российские айтишники также покинули свою страну, чтобы продолжать работать в своей профессии, для которой в условиях санкций в России наступили весьма мрачные дни.

Вполне естественно, что на таком фоне решение Казахстана разорвать меморандум со Сбером уже не выглядит, как политический вызов Кремлю, чего Нур-Султану по понятным причинам хотелось бы меньше всего. Теперь для нашего правительства и 2-3 года на разработку не кажется чем-то слишком долгим. Впрочем, то ли по политическим причинам (чтобы разрыв меморандума не подавался, как недружественный шаг), то ли чтобы отрицательно мотивировать отечественных разработчиков, глава цифрового ведомства Казахстана прозрачно намекнул, что наша страна еще может обратиться к иностранным компаниям. Выступая на этой неделе в мажилисе, а затем отвечая в кулуарах на вопросы журналистов, Багдат Мусин, в частности, сказал: «Если какие-то компоненты наши специалисты не смогут реализовать или же будут затруднения, то мы обязательно будем обращаться к каким-то международным платформам, которые имеют у себя в наличии те компоненты, которые нам будут необходимы. На текущий момент мы посмотрели, провели экспертизу. По моему поручению АО «НИТ» создан экспертный совет. Мы в принципе сейчас больше склоняемся к тому, что сможем с компаниями из казахстанского IT-рынка потихоньку начать создание казахстанской отечественной платформы».

А когда наши коллеги прямо уточнили, означают ли эти слова возможность возобновления сотрудничества с российскими разработчиками, г-н Мусин решил поиграть в игру «ответь вопросом на вопрос». Журналист спросила: «Когда вы говорите о зарубежных компаниях, вы, в том числе, имеете ввиду и Россию?». А министр ответил: «А разве Россия не за рубеж?». Ну, а реплику о том, что россияне «попадают по санкции» чиновник просто перебил: «Извиняюсь, мы, еще раз говорю, не в лесу же живем, когда будем производить какой-либо выбор, мы будем учитывать все эти моменты, потому что мы государственные чиновники и отвечаем за свои действия, и мы не собираемся просто так, в противовес всем обстоятельствам принимать какие-то необоснованные решения». Что означают эти слова, сказать трудно: то ли понимание правительством опасности санкций, то ли стремление чиновника агрессивно навязать обществу мнение о своей компетентности?

Но у нас, как у общества есть вполне обоснованные сомнения в том, что все решения, принимаемые чиновниками, на самом деле приняты профессионалами. И eGov тому также очевидный пример. Ведь на разработку того, что чиновники теперь называют неэффективной системой, тоже уже были потрачены десятки (если не сотни!) миллионов долларов из государственного бюджета. Получается, эти деньги считаются выброшенными в трубу? И даже с меморандумом со Сбером возникли обоснованные сомнения в размере суммы, которую Кабмин был готов потратить на разработку технологий и архитектуры нового цифрового правительства. По нашим подсчетам, российское правительство выделяло на аналогичные цели – создание PaaS (единой платформы для разработки программного обеспечения) – Сберу около $12,8 млн, в то время как наши чиновники щедро заложили на эти цели более $125 млн, в 10 (!) раз больше. И это при том, что они не скрывали – «ещё не завершена оценка и обследование инфраструктуры госорганов, которая позволит понять предполагаемые объёмы работы». Российские эксперты вообще посчитали, что Сбер, как разработчик такой системы, которая бы «навечно» привязывала государственные сервисы к его программному обеспечению, мог бы предоставить PaaS своему правительству и вовсе бесплатно.

Ну, и «сбоку бантиком» можно считать оговорку г-на Мусина по поводу того, окончателен ли разрыв отношений со Сбером в деле разработки нового цифрового правительства. «Я могу отказаться от Microsoft, к примеру? Зачем мне отказываться? Я буду делать то, что нужно нашей стране с привлечением казахстанских специалистов, отечественных институтов. Но не буду закрывать окно возможностей для привлечения зарубежных специалистов, чтобы они помогали в реализации нашей казахстанской платформы», – сказал глава Минцифры. В итоге, получается, что пафос решения о разрыве меморандума сведен на нет – «окно возможностей» не закрыто. Возможно, как мы уже писали выше, это всего лишь способ министра подстегивать казахстанских разработчиков, чтобы они не ленились и не диктовали свою волю чиновникам («можем обратиться к иностранцам, если будете наглеть»), но в хорошее вериться с большим трудом.

И на то есть все основания. Тот же Багдат Мусин в прошлом году провел показательную акцию по искоренению коррупции в деле получения водительских прав через ЦОНы. Он даже лично участвовал в «специальной операции» по выявлению коррупционных способов получения этих документов без экзаменов, придя в Центр обслуживания населения вместе со своим тайным агентом и сняв тайком, как это делается. И после, действительно, получение прав стало возможным лишь официально, с экзаменами, со всеми комиссиями. Но всего лишь примерно на полгода. Сейчас, как неофициально признаются «желающие не сильно напрягаться», водительские права снова можно купить. Просто вырос «тариф». Так и тут – с eGov-ом 2.0 – возможно наши чиновники вовсе не расстались с идеей работать с подсанкционным Сбером, просто изменился «тариф»…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...