Себе - все, чужим – закон! | Деловая неделя
3 февраля 2023 | выходит по пятницам | c 1992 года

Себе - все, чужим – закон!

12.01.2023 16:50:11
№: 01 (1997)

Ничего не изменилось

Non rex est lex, sed lex est rex (Не царь — закон, но закон — царь).

Древнеримская поговорка

НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ Конституционный суд РК, наконец, признал конституционный закон «О первом президенте» утратившим силу, подведя черту под полугодовым ожиданием этого события после принятия поправок в Конституцию РК летом прошлого года. Впрочем, для самого Нурсултана Назарбаева теперь мало что меняется – реального влияния на власть он лишился еще в январе, а от уголовной ответственности его защищает и новая «токаевская» конституция. Так уж повелось, что в нашей стране не законы определяют повестку, а повестка диктует законы, исполнение которых варьируется в зависимости от того, в чью пользу это необходимо действующим властям. И это на самом деле очень печально, поскольку, в общем и целом, токаевская Реформация пока больше про переписывание законов, а не изменение порядков в нашей стране. А без этого – что есть закон про елбасы, что нет его – никакой разницы нет, если жизнь в стране никак не изменилась. Мы, журналисты, чувствуем это, прежде всего, на примере условий своего существования – даже после «либерализации» в области наказаний для служителей пера и микрофона - наших коллег продолжают задерживать (почему-то во всех делах с журналистами фигурирует примерно одна и та же сумма 50 млн тенге) и обвинять то в рейдерстве, то в вымогательстве, то в еще не пойми в чем. На сдачу, видимо, предлагается новый закон, проект которого проще всего описать словами – «за все хорошее, но конкретно ни о чем». Большей защиты по этому документу мы не получаем, а вот первые лица, наоборот, тщательно оберегают свою неприкосновенность, как во время исполнения обязанностей, так и после них. В итоге мы понимаем, что ситуация в нашей стране остается в рамках простой доктрины, вынесенной в заголовок этого материала, и сколько бы ни говорилось про «Новый Казахстан», единственным реальным отличием его от «Старого» является только фамилия «конечного бенефициара» Системы…

«Основываясь на воле народа Казахстана, выраженной на республиканском референдуме от 5 июня 2022 года, об исключении из Конституции Республики Казахстан пункта 4 статьи 46 и других норм, признать, что в настоящее время в Конституции Республики Казахстан отсутствуют правовые основания для сохранения Конституционного закона Республики Казахстан «О Первом Президенте Республики Казахстан – Елбасы» в действующем праве Республики Казахстан, в связи с чем он подлежит признанию утратившим силу», - указывается в ответе Конституционного суда на запрос группы депутатов Мажилиса. Почему-то многие казахстанцы восприняли это, как некий пролог к тому, что первый президент может быть призван к ответственности за январские события или за то, что второй президент теперь называет «Старым Казахстаном» - почти три десятилетия непотизма, коррупции и утраченных возможностей. Но нет.

В действующей конституции, даже после того, как Токаев громко провозгласил «Новый Казахстан» все равно содержатся нормы о неприкосновенности глав государств. В статье 46 прямо говорится: «Президент Республики Казахстан, его честь и достоинство неприкосновенны… Положения настоящей статьи распространяются на экс-Президентов Республики». Единственная уголовная статья, за которую бывшего или действующего главу государства можно отстранить и осудить – это измена родине, о чем говорится в статье 47: «Президент Республики несет ответственность за действия, совершенные при исполнении своих обязанностей, только в случае государственной измены и может быть за это отрешен от должности Парламентом». В этой же статье есть характерная формулировка: «Отклонение обвинения Президента Республики в совершении государственной измены на любой его стадии влечет за собой досрочное прекращение полномочий депутатов Мажилиса, инициировавших рассмотрение данного вопроса». Эдакая персональная месть «бунтовщикам», заложенная прямо в Основной закон.

Впрочем, тут же заложена мина под всю эту процедуру в принципе: «Вопрос об отрешении Президента Республики от должности не может быть возбужден в период рассмотрения им вопроса о досрочном прекращении полномочий Парламента Республики или Мажилиса Парламента». То есть достаточно просто «начать рассматривать» вопрос о досрочном роспуске парламента и все – никаких обвинений парламент президенту предъявить не вправе. При этом понятно, что в отличие от более-менее установленных гласных процедур рассмотрения вопросов в парламенте (запрос, инициирование, включение в повестку, голосование) в работе президента подобной прозрачности не наблюдается, и он просто в любой момент может заявить, что «рассматривает вопрос о досрочном прекращении полномочий Парламента Республики» уже месяц или год. И все. Карты биты. По-хорошему, конечно, нужно было указать на более конкретное действие, например, «с момента оглашения решения о досрочном роспуске парламента», но решили сделать вот так. А, значит, статья 47 нашей Конституции может эффективно использоваться только против президента, который находится в коме.

И ладно бы, это было бы в назарбаевской конституции, но ведь речь идет о «Новом Казахстане», либерализации, но нет. В итоге, все остается фактически также, как и раньше. Мы уже много раз указывали на эту половинчатость (или фиктивность) токаевских реформ. Она проскальзывает буквально во всем. Законодательство о митингах якобы изменили, и вместо разрешительного порядка установили уведомительный, но, при этом, власти сохранили себе целый список условий, на основании которых они могут отказать в проведении митинга. И какая тут разница, если в законе написано «уведомительный характер», если по факту он как был, так и остался разрешительным (точнее – запретительным)? Не настолько же глупы чиновники, чтобы не понимать, что если у властей есть право отказывать, то это уже разрешительная, а не уведомительная система. Нет, конечно. Скорее, наоборот. Они думают, что это граждане такие недалекие, чтобы «схавать» подобную фейковую реформу.

Точно также и с либерализацией по-токаевски в области СМИ. Президент громогласно заявил о декриминализации клеветы, что должно было бы повысить защищенность журналистов от давления при исполнении ими долга по информированию граждан. И статья 130 УК РК «Клевета» действительно была перенесена в Административный кодекс. Правда, в Уголовном кодексе осталась ее практически дословная копия – статья 274: «Распространение заведомо ложной информации», по которой привлечь можно не только журналистов, но и любого пользователя соцсетей, мессенджеров или даже телефона. В итоге, как могли раньше любого неудобного журналиста «закрыть» за публикацию, так по-прежнему и могут. Просто статья будет не 130, а 274. Тут, конечно, можно предположить, что если по закону еще осталась возможность, но в реальности журналистов никто не преследует. Но нет, только за последние месяцы под арест попали три журналиста. Может быть в их делах не всегда фигурирует 274-я статья, однако, в общем и целом, все это самым негативным образом влияет на сферу медиа в Казахстане – нам приходится или работать под угрозой Дамоклова меча, или работать так, чтобы угождать власть имущим. А это уже, простите, не журналистика.

Тоже самое и с новым проектом закона «О журналистике», который разработали власти. Говорится, что его принятие очень актуально, но вот никаких актуальных изменений в нем не предлагается. Даже наоборот, в правительственном законопроекте предусмотрено смягчение наказания для чиновников, которые не отвечают на запросы СМИ. Честно говоря, мы итак не можем вспомнить, чтобы кого-то когда-то из госслужащих наказали за непредоставление информации журналистам, или за предоставление недостоверных данных (читай – ложь). Особенно, заметно это было в январе, когда сам президент ввел общественность в заблуждение с 20 тысячами террористов и отрезанием голов полицейским. Сейчас это признает даже прокуратура, которая объясняет это тем, что Токаева ввели в заблуждение. Естественно, никто ему за «распространение заведомо ложной информации» не предъявит, а вот если бы на его месте оказался бы простой журналист, то к нему бы уже пришли. Еще древние римляне говорили: «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку». Так и у нас. Хотя по той же Конституции у нас все равны перед законом и судом. Вот только закон у нас – для чужих, а не самих представителей власти. Их это вполне устраивает, однако, пока ситуация остается таковой, все разговоры о том, насколько сильна наша государственность, независимость и суверенитет, это разговоры в пользу бедных. Ибо те же римляне не зря говорили: «Правосудие — основа государства». И все это у нас - стоит без основы…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...