Слишком много «но» | Деловая неделя
25 мая 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Слишком много «но»

27.04.2022 20:45:33
№: 15 (1465)
Или почему реформация по-токаевски вызывает пессимизм

Мой брат научил меня не обращать внимания на все, что говорят до слова «но».
Из сериала «Игры престолов»

ЭТА НЕДЕЛЯ могла бы войти в историю «Нового Казахстана», как одна из ключевых,… но, видимо, не сможет. Казалось бы, в Конституцию предложены такие правки, как возвращение владения недрами и остальными богатствами страны народу Казахстана, а конституционный закон о первом президенте может быть «поставлен на утрату» вместе с львиной долей гарантий бывшему елбасы. Но и это не все: впервые в истории страны глава государства добровольно отказывается от поста лидера партии, служащей для его поддержки! Но нет. Слишком много «но» в этих казалось бы очевидных переменах, а, как справедливо сказано в цитате, вынесенной в эпиграф к этому материалу, на все, что говорится до «но», можно не обращать внимания. Что же нивелирует столь смелые и кардинальные на первый взгляд политические реформы «Нового Казахстана»? Об этом - читайте, пожалуйста, ниже.

Итак, чтобы не быть голословными, давайте начнём по порядку. На этой неделе было два события, которые привлекли внимание общественности. Вначале недели инициативная группа в Акорде сформулировала пакет поправок в Конституцию страны. Далее они были переданы в Конституционный совет, который должен рассмотреть их на предмет противоречий. Кстати, согласно этим поправкам, сам Конституционный совет ликвидируется и заменяется Конституционным судом. Так что перед нами, в случае одобрения поправок, будет редкий и красивый пример бюрократического харакири – целый государственный орган должен рассмотреть инициативу, которая его распускает. Затем состоялся внеочередной съезд партии Amanat (бывшая «Нур Отан»), на котором не только произошло слияние партии власти с партией Adal, что было ожидаемо заранее, но и состоялась мини-сенсация - о своей отставке с поста лидера партии заявил Касым-Жомарт Токаев.

Первый важный момент, это поправка на счет недр и того, кто ими владеет. Инициативная группа предложила поменять текст статьи 6, в третьем параграфе которой говорится, что «земля и ее недра, воды, растительный и животный мир, другие природные ресурсы находятся в государственной собственности». Поправка от инициативной группы пересматривает это предложение таким образом: «Земля и ее недра, воды, растительный и животный мир, другие природные ресурсы принадлежат народу». Это должно возвратить нас к редакции конституции до 1995 года, когда от народа владение естественными ресурсами передали государству, что вызывало неоднократную критику общественности.

Второе - это дополнение статьи 43. В нее включены нормы о том, что «на период осуществления своих полномочий президент Республики Казахстан не должен состоять в политической партии», а также касательно родни первого лица: «Близкие родственники президента Республики Казахстан не вправе занимать должности политических государственных служащих, руководителей субъектов квазигосударственного сектора». Это давнее обещание Токаева и вот мы видим, что он решил его реализовать.

Ну, и наиболее заметная третья инновация касается формулировки о статусе Нурсултана Назарбаева. Речь идет о статье 91, параграф 2. Сейчас в нем говорится, что «установленные Конституцией независимость государства, унитарность и территориальная целостность Республики, форма ее правления, а также основополагающие принципы деятельности Республики, заложенные основателем независимого Казахстана, первым президентом Республики Казахстан – елбасы, и его статус являются неизменными». Новая же редакция выглядит так: «Установленные Конституцией независимость государства, унитарность и территориальная целостность Республики, форма ее правления, основополагающие принципы деятельности Республики, а также статус первого президента Республики Казахстан, как основателя независимого Казахстана являются неизменными».

Как мы видим, из основного закона государства исчезает слово «елбасы», а также его особый статус, закрепленный в отдельном конституционном законе «О первом президенте Республики Казахстан – елбасы». Из дальнейших комментариев авторов поправок, мы понимаем, что речь идет о большом событии – полном отказе от особого статуса национального лидера-елбасы, который даже в отставке сохранял до последнего времени множество рычагов контроля за политической ситуацией в стране. Из-за этого в стране практически официально существовало двоевластие, которое закончилось только после кровавых событий в январе этого года, когда первый президент - добровольно или нет – был полностью отстранен от управления государством. Тут надо вспомнить, что за время после Кантара и нынешних поправок отдельными законами политическая составляющая статуса елбасы уже была нивелирована, но власти отказывались от того, чтобы полностью отменить особый статус и конституционный закон о первом президенте. Теперь они, наконец, дозрели и, судя по всему, елбасы в Казахстане больше не будет.

На состоявшемся после оглашения поправочных инициатив съезде партии Amanat президент Токаев прокомментировал предложенные новации в основной закон. «Изменения и дополнения в Конституцию направлены на комплексное переформатирование политической архитектуры страны, выстраивание более сбалансированной системы сдержек и противовесов между ветвями власти, - отметил он. - Мы окончательно отойдем от суперпрезидентской формы правления, усилим полномочия парламента, маслихатов. Одним из приоритетов является модернизация партийно-политической сферы». Главным же событием съезда, как уже говорилось выше, стало решение Токаева уйти из партии власти еще до того момента, когда это станет (если станет) обязательным по обновленной конституции: «С сегодняшнего дня я принял решение уйти с поста председателя партии «Аманат» и выйти из партии. Этот шаг символичен. В связи с этим я благодарю всех вас за доверие и поддержку на президентских выборах».

Казалось бы, ну вот оно! - лёд тронулся: принципы, на которых строится государство, наконец, меняются. Но не все так просто. Да, Токаев, похоже, действительно ликвидирует институт всесильного елбасы, бывшего «надстройкой» в системе власти в стране согласно конституционному закону о лидере нации-елбасы. Но тут сразу всплывает «маленькое но»: Отменяя статус первого президента, от которого остается главным образом лишь неподсудность, Токаев продолжает устно давать ему гарантии от какого-либо уголовного преследования, постоянно повторяя слова про его «исторический вклад» в становление государственности. В итоге мы получаем уникальную ситуацию, когда близкий соратник Назарбаева под следствием по обвинению в измене родине, его родной племянник – тоже в СИЗО по подозрению в хищениях в «Казахтелекоме», а сам Нурсултан Абишевич спокойно живет в стране и его никто не трогает.

Когда общественность требовала отменить закон о первом президенте, то ее больше интересовал не сам документ, а препоны на пути привлечения Назарбаева к ответственности. Здесь же выходит, что Токаев отменяет закон, но от ответственности своего предшественника, похоже, все же уводит. Понятно, что с точки зрения политической выгоды для Токаева это идеальный вариант – в подвешенном состоянии оказывается человек, окружение которого за неимением иных сил является единственным серьезным политическим оппонентом нынешнего лидера. Но этого ли ждет наше общество? Конечно же, нет. Это настоящий трагический парадокс: внутриполитическая конкуренция у нас сегодня представлена именно теми группами и персонами, которые вчера были инициаторами ее полного искоренения, а отмена закона о елбасы в нынешнем виде объективно способствует обратной консервации политического поля со всеми вытекающими последствиями. Вот вам, господа, и слова после «но»…

Еще более явно правило «читать только после «но» видно в случае с поправкой по владению недрами. Мы умышленно не процитировали полную редакцию правки статьи 6 Конституции РК. А там, после слов «Земля и ее недра, воды, растительный и животный мир, другие природные ресурсы принадлежат народу» указывается огромное «но»: «От имени народа право собственности осуществляет государство». Может быть, юристы нас поправят, но «осуществлять право собственности» и иметь в собственности это практически одно и тоже. Не похоже, чтобы новая редакция статьи Конституции предполагала какие-то реальные изменения – вроде участия граждан в судьбе естественных ресурсов страны, получения ими прямых выплат от продажи ископаемых или каких-то форм безусловного дохода за счет природной ренты. Очень похоже на ситуацию с бесплатными 10 сотками под ИЖС, которые положены всем гражданам страны, но по факту давно никому (кроме «своих») не выдаются. Чиновники не скрывают, что просто не могут исполнить требования закона – землю ведь надо дать не просто абы какую, а уже с коммуникациями для строительства, но таких проектов по созданию массивов для раздачи подготовленных участков ни в одном генплане по стране, кажется, нет. Вот нам и еще один урок бессмысленности всего того, что до «но».

Теперь что касается нормы о дистанцировании президента от партий. Это хорошо и правильно, что Токаев ушел из Amanat, но ведь реально партия не выбирала нового лидера. Его предложил тот же Токаев, а делегаты съезда покорно проголосовали. Ни про каких альтернативных кандидатов никто не сообщил, даже если они и были. В итоге, дистанцирующийся от партии власти президент просто назначил ее лидером своего близкого соратника, который теперь еще и занял слишком много постов – спикера нижней палаты, главы фракции в мажилисе и главы партии власти. Когда его самого спросили об этом, он ответил какими-то неопределенными словами: «Я думаю, мы проведём дополнительные консультации. Пока не определились». То есть правки в Конституцию смогли написать, решение о выходе президента из партии уже огласили (причем досрочно, сам он ранее намекал на конец года), а вот с тем, что у нового лидера-спикера теперь слишком много полномочий не смогли продумать и нужны «дополнительные консультации»? Странно.

Зато очевидно, что новый лидер партии власти ведет себя не как самостоятельный политик, а как абсолютно ведомый и стремящийся демонстрировать свою лояльность президенту человек. Во всяком случае, об этом свидетельствует его ответ на вопрос, рассматривает ли он возможность баллотироваться в президенты Казахстана от партии Amanat: «Не рассматриваю, не планирую, в планах и мыслях нет»… Ну, и самое окончательное «но» по поводу выхода президента из партии заключается в том, что логического продолжения в виде объявления досрочных выборов этот шаг тоже не получил. Нужно же теперь заново получить мнение от избирателей, коль такие тектонические изменения произошли, разве нет? Но глава Amanat только говорит: «Таких обсуждений не ведётся». А раз так, то какая разница – вышел Токаев из партии или нет - если ее статус в качестве лояльного президенту большинства в парламенте и маслихатах, а также привлекательность для граждан никаким проверкам не подвергаются? Получается почти как с недрами – хозяин теперь народ, но владеть ими будет по-прежнему государство.

Что в сухом остатке? По правилу «читай только после «но» выходит, что серьезных изменений, несмотря на громкие декларации, и не произошло. А ведь это – основное содержание политической программы либеральных реформ! Отсюда, и печальный вывод о том, что пока Новый Казахстан – это лишь то, что идет до «но» в предложении…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...