Смерть Навального | Деловая неделя
21 мая 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Смерть Навального

22.02.2024 16:54:40
№: 7 (1549)

Как уловка Кремля в торге с Западом

Власть пребывает там, куда помещает её всеобщая вера. Это уловка, тень на стене. И порой очень маленький человек отбрасывает очень большую тень.

Из телесериала «Игра престолов»

СМЕРТЬ главного российского оппозиционера Алексея Навального, которую его семья, окружение и сторонники, а также большинство политиков на Западе называют убийством, возможно, свидетельствует о том, что Кремль уверен в том, что вскоре может в том или ином виде договорится с Западом (или, как минимум, с США). Вольно или невольно Навальный являлся или мог стать частью подобных договоренностей, которые Путин тайно обсуждал с Западом (или предлагал ему через посредников), чтобы заморозить войну в Украине и получить передышку от (хотя бы части) санкций, удушающих экономику РФ. То, что расчет Путина делается на победу на выборах президента США Дональда Трампа, широко известно, как и то, что республиканский кандидат готов жертвовать ради достижения «мира за один день» и территориальной целостностью Украины, и безопасностью Европы, и российскими либералами. Получив отказ на свои предложения «заморозить» конфликт в Украине по текущей линии фронта от демократической администрации, Путин, возможно, решил, что Навального из ожидаемой сделки можно без особых (новых) проблем (лучше) исключить. В итоге, буквально накануне перевыборов (а без реальной конкуренции это просто формальность) в марте Навальный максимально подозрительно скончался, хотя и вряд ли мог как-то угрожать их проведению. То, что его тело тайно перемещают и не отдают семье, может свидетельствовать о том, что его смерть далека от естественных причин. Проблема Запада же в том, что там уже исчерпали все возможности, чтобы как-то еще наказать Кремль за смерть Навального. Владимир Путин же, если его стратегия ожидания победы Трампа окажется выигрышной, получит двойной приз - и передышку в противостоянии с Западом, и избавление от самого реального политического противника внутри страны. Впрочем, на самом деле положение хозяина Кремля вовсе не такое выигрышное, как может показаться, все его козыри уже на столе и единственная его надежда - лишь на то, что у противника карты окажутся еще хуже.

Впрочем, в текущей ситуации Запад в любом случае находится в крайне уязвимой позиции в противостоянии с Путиным вокруг Украины: Джо Байден выглядит явно слабее на грядущих в ноябре выборах, а республиканцы в Конгрессе уже сумели существенно затормозить помощь Украине, что не замедлило сказаться на фронте - украинцам приходится отступать на некоторых участках из-за дефицита боеприпасов и вооружений. Попытки демократов судебными решениями выбить республиканского фаворита Трампа пока ни к чему не привели, а миграционный кризис поразил уже традиционно демократические штаты, максимально обострив отношения Вашингтона с республиканскими штатами. Это уже вызвало конфликт президентской администрации с губернатором Техаса, из-за чего злые языки даже заговорили об опасности новой Гражданской войны в США.

Понятное дело, что и Путин поддерживает свою войну и противостояние с Западом если не из последних сил, то явно за счет того, что экономика России буквально кладется в жертву его имперским амбициям. И в этом смысле устранение потенциального лидера протестов против Кремля укладывается в логику политических процессов. Понятное дело, что Навальный не мог бы устраивать ничего сейчас - из заключения, но сам факт его существования с вполне реальными рейтингами поддержки по всей стране и потенциалом бороться за верховную власть делало его опаснейшим фактором риска для Кремля. Если бы Запад в каком-то виде пойдя на сделку с Путиным выторговал бы освобождение Навального, то, думается, единственным реальным способом для Кремля блокировать его активность (даже из-за рубежа) стал бы переход на «Чебурашку» - внутренний интранет, отключенный от Всемирной сети, вроде того, что существует в Северной Корее.

Думается, что хотя Кремль, хозяин которого привык получать информацию в папочке на бумаге, не считает это такой уж большой трагедией, но для российской экономики такое испытание стало бы, наверное, тяжелее, чем все остальные санкции, поскольку означало бы полную физическую изоляцию от мировой торговли. Она, конечно, не остановила бы экспорт сырья, но на частном секторе, как крупном игроке и налогоплательщике, на финансах, технологиях и инвестициях, наверное, можно было бы поставить жирный крест. Полагаем, что мы не далеки от истины, когда предполагаем, что освобождение Навального с переездом за рубеж потенциально способно было заставить Кремль самостоятельно изолировать Россию от интернета лучше, чем все санкции вместе взятые. Не секрет, что расследования, опубликованные командой Навального, в значительной мере поколебали рейтинги Путина, благодаря чему тот был единственным российским оппозиционным политиком, способным вывести тысячи людей на улицы по всей стране.

Понятное дело, что в условиях фактически военного положения Навальный (как сейчас его смерть) не в состоянии существенно повлиять на население России. Мы видим это по весьма жидким и легко подавленным выступлениям в его память. Однако это лишь подтверждает гипотезу о том, что Кремль рассматривает возможность достижения компромисса с Западом, как реальную, потому что программирует уже поствоенные условия, когда оппозиция могла бы вновь усилить свою деятельность и получить большую поддержку – особенно за счет вернувшихся с фронта солдат. Даже несмотря на всю силу антизападной пропаганды, уровень потерь и плохое снабжение военнослужащих, многие из которых к тому же не забыли про мятеж Пригожина, делает их потенциально наиболее революционно настроенной социальной группой.

Так уже было в 1917 году, когда мятеж большевиков по стране поддерживали именно покинувшие фронт солдаты и матросы, а не простые крестьяне и рабочие «от станка и сохи». С учетом того, что часть этих солдат – амнистированные заключенные, которые, обычно, быстро попадают обратно в тюрьмы, с учетом криминальных наклонностей и посттравматического синдрома после войны, то даже в тюремном заключении при замораживании конфликта в Украине Навальный довольно быстро бы оказался в протестной среде. Косвенным подтверждением страха Кремля по поводу сращивания либерального протеста с (главным образом бывшими) военными можно считать также происшедшую на этой неделе смерть одного из российских военных пропагандистов, известного, как «Мурз». Сообщивший о больших потерях российской армии при взятии Авдеевки (около 16 тысяч), он написал в своем канале о давлении на себя, а потом был найден мертвым с простреленной головой. Даже если это не убийство, а суицид, можно только представить себе, почему военнослужащий, фанатично преданный идее войны с Украиной, был поставлен командованием в такие условия, что счел за лучшее покончить с собой. Еще один потенциальный предводитель подобного бунта – бывший полковник ФСБ и «министр обороны ДНР» Игорь Гиркин (Стрелков) – еще несколько месяцев назад был осужден на 4 года тюрьмы. В текущих условиях можно предположить, что и он в ближайшее время может скончаться в заключении.     

С учетом всего перечисленного даже недавнее неудачное выдвижение в кандидаты на пост президента России «телевизионного оппозиционера» Надеждина выглядит уже больше, как спецоперация, чем попытка реального оппозиционного политика реально побороться за голоса россиян. Благодаря его выдвижению российские силовики без каких-либо усилий со своей стороны получили на руки поименный список из нескольких сот тысяч «неблагонадежных», поставивших подписи за надеждинское выдвижение. Выстраивавшиеся в очереди для этого россияне – это не просто глухой протест против войны, постепенно расползающийся по России, по мере того, как все больше похоронок приходит с фронта, но люди с активной политической позицией, готовые предпринимать какие-то шаги для того, чтобы попытаться поменять ситуацию в стране. Если в ближайшее время эта группа людей почувствует на себе какие-то последствия, то это будет дополнительным аргументом в пользу того, что Путин начинает завинчивать гайки уже не к военному, а к пост-военному времени.

И логика у таких «фьючерсных репрессий» проста. Она была блестяще описана в непонятно как вышедшем недавно в России фильме «Капитан Волконогов бежал», где старший офицер госбезопасности объяснял ее младшему коллеге: «Да, сейчас они невиновны, но они будут виновны потом, и мы не можем просто сидеть и ждать. Потому что когда они превратятся в предателей, террористов, шпионов-вредителей, будет уже поздно. Поэтому мы их сажаем и расстреливаем [сейчас]».

Для Казахстана все это означает не очень хорошие новости. Да, расчеты Кремля так или иначе выскочить из ловушки, которой стала для него Украина, это всего лишь планы на будущее, и еще неизвестно – сбудутся они или нет. Однако их наличие и реализация может свидетельствовать о том, что Владимир Путин готов на все, чтобы и дальше оставаться у власти в России, кардинально не меняя своего агрессивного внешнеполитического курса, и в политических кругах Запада есть те, кто позволяет ему на это надеяться. В этих условиях Астана будет так и дальше вынуждена лавировать, чтобы не испортить отношения ни с ним, ни с Западом, что автоматически будет означать и консервирование политического режима в нашей стране, вопреки всем ожиданиям населения на постепенную его либерализацию. И если кто-то наверху и не имеет ничего против этого, то для гражданского общества продолжение ситуации с отсутствием реальной сменяемости власти выглядит, как очередное упущенное время, как для политики, так и для экономики. Поскольку в условиях несменяемости власти, волей-неволей будет расти и ее непрозрачность (уже сейчас уровень раскрытия информации госорганами ниже, чем несколько лет назад), а вместе с ней и коррупция, бюрократизм и прочие прелести ситуации, когда чиновный класс стал бенефициаром неэффективной экономики…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...