Смерть в столичном СИЗО | Деловая неделя
9 декабря 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Смерть в столичном СИЗО

28.02.2020 04:33:47
№: 6(1363)

ДН

F93EEBF2-5CD4-464C-8241-C362279E669A cx0 cy4 cw0 w1200 r1 sЗАДЕРЖАНИЕ и смерть в СИЗО гражданского активиста Дулата Агадила на этой неделе вызвали мощнейший резонанс в казахстанском обществе. Часть этой трагической истории прошла и проходит буквально на глазах пользователей социальных сетей, и власти страны, понимая, насколько ситуация может быть взрывоопасной, стремятся убедить население, что никакой вины правоохранителей в происшедшем нет. Одновременно, видимо, не слишком надеясь на убедительность своих заявлений, полиция жестко задерживает тех, кто вышел к зданиям ДВД после смерти Агадила, пытался попасть на его похороны, а также часть тех, кто в них участвовал (всего, по данным очевидцев, в жаназа-намазе участвовало до тысячи человек) после. От того, насколько власти страны смогут убедить общественность, что это просто трагическая случайность, может зависеть внутриполитическая атмосфера в ближайшее время. Это видно хотя бы даже по тому факту, что едва ли не впервые за длительное время событие в Казахстане прокомментировали на уровне Госдепа США. «Мы глубоко обеспокоены смертью активиста Дулата Агадила в заключении в Казахстане и выражаем соболезнования его семье и друзьям. Мы ожидаем полного и тщательного расследования и поддерживаем проведение президентом реформ, направленных на обеспечение больших политических свобод», - цитирует заявление бюро госдепартамента по делам Южной и Центральной Азии агентство «КазТАГ». Чтобы оценить вовлеченность Вашингтона, можем отметить, что о каких-либо заявлениях с его стороны во время недавних трагических событий в селе Масанчи, где погибло более 10 человек, мы не припоминаем.

 

Видео задержания активиста было размещено практически сразу, после того, как это произошло вечером 24 февраля. На кадрах видно, что в дом Агадила пришли несколько человек в гражданской одежде, которые старательно избегали попадания в объектив, и вели себя крайне жестко. Когда стало ясно, что активист затягивает с одеванием, они даже попытались надеть ему наручники прямо так - в майке. Смартфон, на который домочадец Агадила снимал происходящее, несколько раз одергивали, а его хозяин тоже не скрывал враждебности. Впрочем, все это смотрелось достаточно странно - почему за человеком пришли в темное время суток, зачем его задерживать (потом выяснилось, что обвиняли его в весьма незначительном преступлении), почему пришедшие выглядели не как люди при исполнении. На видео также попал момент, когда Агадила сажают в машину с частными номерами, а не патрульный автомобиль.

Впрочем, если бы не шокирующая новость на следующее утро - о смерти задержанного - то это был бы не первый и не последний такой арест. Дулат Агадил не был так уже широко известен за пределами протестной аудитории. Сейчас, когда его уже нет, пользователи соцсетей узнают больше о его акциях - как правило, одиночных пикетах, на которые он выходил, буквально одевшись в протестные плакаты. Теперь, скончавшись в СИЗО, активист, вероятно, станет мучеником в глазах протестантов, иконой несогласных. Мы уже видим, как различные оппозиционные группы, нетерпимо относящиеся друг к другу, делают заявления по этому делу, сознательно или по оказии используя эту ситуацию, чтобы привлечь симпатии широких слоев населения именно к своей версии протестной активности.

На задержании странности с делом Агадила не закончились. Официальное сообщение полиции старательно подчеркивало, что «в момент задержания он находился в состоянии алкогольного опьянения», подводя к мысли о том, что это и стало причиной «острой сердечно-сосудистой недостаточности», а никаких телесных повреждений на его теле нет.

F751F156-6971-4037-8B73-9A0FEF40E2EF w1023 r1 s«В следственном изоляторе Нур-Султана скончался доставленный накануне гр. Дулат Агадил 1977 г.р. В отношении Д. Агадил были возбуждены уголовные дела за совершение уголовных правонарушений, выразившихся в неуважении к суду, оскорблении судьи, участников судебного заседания» - сообщили в МВД. Если ознакомиться с уголовным кодексом РК, то это все - одна статья - 410-я («Неуважение к суду»). В ней говорится, что неуважение к суду, «выразившееся в оскорблении судьи и (или) присяжного заседателя, наказывается штрафом в размере до двухсот месячных расчетных показателей либо исправительными работами в том же размере, либо привлечением к общественным работам на срок до двухсот часов, либо арестом на срок до пятидесяти суток». То есть мы видим, что какой-либо серьезной «тяжести» в преступлении, в котором обвинялся Агадил, нет даже по законодательству РК, чтобы объяснить появление «делегации в гражданском» в нерабочее время дома у активиста, наручники и необходимость его «закрытия» в СИЗО. Никакой общественной опасности он явно не представлял, повлиять на свидетелей или власти как-либо не мог, да и уехать, бросив многодетную семью, явно не планировал. Возможно, полиция (если это были ее сотрудники, а не их коллеги из другого ведомства) могла пойти на «принцип», чтобы наказать активиста за то, что он в прошлом году просто сбежал из следственного изолятора, который, как оказалось, охранялся из рук вон плохо. Впрочем, и тогда «побег» был лишь акцией активиста, и он не стал скрываться или бежать из страны, чтобы в этот раз общественность могла согласиться с доводами правоохранительных органов по поводу того, зачем его нужно было так задерживать.

Сейчас там говорят, что «в январе текущего года он заочно признан обвиняемым, в отношении него избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде», а затем «в связи с неявкой и уклонением от проведения следственных действий судом ему была изменена мера пресечения на содержание под стражей». «24 февраля текущего года около 21.00 Д. Агадил был установлен у себя дома и в дальнейшем доставлен в следственный изолятор. В камере следственного изолятора, куда он был помещен, кроме него находилось еще четверо человек, которые дали показания, что фактов применения насилия в отношении гр. Агадил не было», - заявили в департаменте полиции Нур-Султана. Вот эта - последняя деталь - что сокамерники покойного дали показания, вызывает откровенно саркастическую реакцию: довольно сложно называть лишенных свободы людей, чье настоящее и будущее всецело зависит от отношения к ним со стороны сотрудников полиции, беспристрастными свидетелями. Ну, а указание на эти обстоятельства откровенно выдает желание полиции «перевести стрелки» за трагедию - от себя на «состояние алкогольного опьянения» самого задержанного. Не добавило картине убедительности и размещение в социальных сетях видео, которое явно было сделано одним из людей, забравших Агадила из дома. На нем отчетливо видна бутылка алкоголя на прикроватной тумбочке, рядом с которой, сидя, одевался хозяин дома. Само по себе появление в открытом доступе материалов оперативной съемки было расценено большинством пользователей, как попытку полиции искусственно повлиять на общественное мнение, а не «срыв маски» жертвы с активиста.

Разъяснение главы следственного департамента МВД Санжара Адилова по поводу обоих видеосюжетов и - повторно - необходимости самого задержания получилось не слишком убедительным. «Что касается распространения видеосюжетов, связанных с задержанием Агадила. Действительно, оперативно-розыскные мероприятия проводили сотрудники департамента Акмолинской области. 11 февраля 2020 года Целиноградским судом была дана санкция на заочный арест - содержание под стражей, так как в отношении него ранее была мера пресечения «подписка о невыезде». На неоднократные вызовы следователя, неоднократные повестки, к сожалению, Агадил не являлся.

В связи с чем было принято решение об изменении меры пресечения, что предусмотрено УПК», - сказал он. Тут, опять же, нужно вернуться к статье, по которой обвинялся покойный. Оскорбление судьи не может быть не зафиксировано максимально подробно - в залах заседаний идет видеозапись трансляции, камеры есть в коридорах, да и свидетелей кругом полно. То есть чего-то глубоко «копать» для раскрытия этого «преступления» просто не требовалось. Неявка к следователю - тоже не 100% повод для помещения в СИЗО. В практике известны случаи, когда обвиняемые и по куда более тяжелым статьям не являлись на допросы, игнорировали повестки, но доставлялись не в СИЗО, а непосредственно на допрос, после чего отпускались домой. Если уж на то пошло, и задержание пошло еще не так поздно, то почему Агадил попал не к следователю, а в камеру?

В итоге сомнения вызывают и все остальные слова полицейского: «По получению оперативной информации, это была не ночь, это было 20 часов 37 минут. Это не относится к ночному времени. Более того, подозреваемые, в отношении которых объявлен розыск, наши сотрудники проводят оперативно-розыскные мероприятия круглосуточно. Если мы получили сообщение о местонахождении лица, подозреваемого в совершении преступления, тем более в отношение которого имеется санкция о розыске, тогда наши оперативные сотрудники выезжают по месту задержания, несмотря на время суток, это наша работа». Как тут опять не вспомнить статью, по которой возбуждено уголовное дело? Скольких людей, которые максимум могут быть приговорены к 50 суткам, реально разыскивают и задерживают столь многочисленной делегацией, которая почему-то не нашла себе униформы и патрульной машины в поздний час? Ответов на эти вопросы мы от начальника следственного департамента не услышали.

«Мы соболезнуем всем родным и близким в связи с этой смертью гражданина Агадила Дулата. Вчера в присутствии судебных медицинских экспертов, прокурора, представителей КУИС был сразу же произведен осмотр тела Дулата Агадила. Первоначальный наружный осмотр показал, что видимых телесных повреждений нет наружно. Вчера же судебные эксперты дали предварительное заключение и сообщили о том, что смерть наступила в результате внезапной остановки сердца, острой сердечно-сосудистой недостаточности… Для полного получения заключения судебно-медицинской экспертизы, по нормативно-правовым документам, должно истечь не менее 25-30 суток», - заявил Адилов. Также он сообщил, что родственниками Агадила заявлено ходатайство о допуске других экспертов и расширении состава экспертной комиссии. «В настоящее время данное ходатайство удовлетворено. С сегодняшнего дня расследованием данного уголовного дела занимается управление специальных прокуроров прокуратуры Нур-Султана, Генеральная прокуратура. К сожалению, по не находящемуся в производстве МВД делу другие подробные комментарии я дать не могу», - сказал полицейский.

Редкий случай, когда к делу немедленно подключили представителей правозащитного сектора. Так, уполномоченная по правам человека Эльвира Азимова на общем брифинге с представителями МВД заверила общественность, что эксперты проверят возможность применения пыток к скончавшемуся в следственном изоляторе Нур-Султана Агадилу. «На предмет пыток будет проверка. В этом учреждении сейчас наш представитель находится. Он знакомится подробно со всеми съемками, которые производились. В каждой камере находится видеокамера. Человек, как только пересекает линию забора, прослеживается камерой. Камера, где находился Агадил, просматривалась, вся запись составляет около 8 часов. Ее проверка займет время», - сообщила она. «Учитывая ситуацию, чем занимался Агадил, гражданская общественная деятельность, со стороны общества есть сомнение. Должны быть разрешены все сферы допуска, включая гражданский, чтобы никаких нарушений не было допущено», - пообещала Азимова.

Из комментария начальника департамента собственной безопасности Министерства внутренних дел Армана Саданова мы узнаем больше информации, например, о том, что имелась вторая статья обвинения - 411-я УК РК («Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, лица, осуществляющего досудебное расследование, эксперта, судебного пристава, судебного исполнителя»). В первых сообщениях МВД она почему-то не упоминалась. Наказание по ней уже выше - до двух лет тюрьмы. Далее чиновник в погонах поминутно рассказывает о нахождении активиста в СИЗО.

«Мы сейчас поминутно устанавливаем в рамках расследования уголовного дела, что и как происходило. Дулат Агадил был задержан 24 февраля в 20.30 в поселке Талапкер Акмолинской области. В ходе освидетельствования у него была зарегистрирована средняя степень опьянения. По прибытии в СИЗО в 23.45 в ночное время с учетом того, что был пьян и ему было плохо, сокамерники уступили нижнюю полку. В течение ночи его несколько раз рвало, но жалобы он не предъявлял, никого не вызывал, хотя контролер по просьбе следственно-арестованных несколько раз заходил в камеру. В 6.00 был объявлен подъем, он встал, около 7.00 часов он вошел в туалет, отсутствовал 10-15 минут, вышел, присел на корточки, потом упал, сокамерники положили его на полку и сказали контролерам, что Агадилу плохо. Ему вызвали «скорую», ориентировочно ближе к 8.00, а в это время сам контролер пытался оказать первую медицинскую помощь. «Скорая» прибыла в течение 15 минут, в 8.15 была уже на месте, в 8.20-8.25 констатировала смерть Агадила», - сказал Саданов корреспонденту агентства «КазТАГ».

Также он уточнил, что в соответствии с внутренними правилами СИЗО, если есть постановление суда, следственно-арестованный может приниматься и в тяжелой степени опьянения. Информация от начальника департамента собственной безопасности Министерства внутренних дел вызывает еще вопрос: почему между тем, что человек упал, и прибытием врачей прошел целый час? Как можно понять, он упал в 7.10-7.15, а «скорую» вызвали лишь «ориентировочно ближе к 8.00». Что все 45 минут контролер пытался оказать первую помощь? Или созванивался с начальством, просил разрешений, докладывал, согласовывал вызов врачей? Сегодня даже дети знают, что в случае потери сознания очень важно не терять ни минуты и звать «скорую», особенно, если человек не приходит в себя. Иными словами, даже если речь не идет о насильственной смерти активиста в полиции, то есть основания, как минимум, ожидать честного расследования халатности сотрудника органов или порочности системы управления изолятором, которая не позволяет вовремя спасать жизни людей. Задержав и поместив активиста в стены СИЗО, власти взяли на себя всю ответственность за его жизнь и здоровье.

Но пошел ли им впрок этот трагический урок - большой вопрос. Во всяком случае, когда после смерти Дулата Агадила у здания МВД начали собираться протестанты, их снова задержали, да так жестко, что одному из активистов просто сломали руку. По данным из оставшихся на свободе товарищей, в этом месте было задержано до 50 человек. Еще несколько активистов из других регионов через социальные сети сообщили, что им просто не дали прибыть в Нур-Султан для участия в поминальной молитве и прощании с Агадилом. Затем, уже после того, как более тысячи человек проводили покойного в селе Талапкер, по возвращении в столицу некоторые из них опять же были задержаны полицией. «Около 40 сторонников умершего в СИЗО политического активиста Дулата Агадила задержали около «Конгресс-Холла» и ЦУМа в Нур-Султане. Около «Конгресс-Холла» в Нур-Султане в четверг начались массовые задержания приехавших с поминального обеда в память об Агадиле. Сотрудники в гражданском указывали людям в полицейской форме, кого задерживать. Корреспондент агентства насчитал как минимум 40 задержанных. Задержания начались с граждан, стоявших на остановочном комплексе. Причем силовики сначала пытались задержать одних, но в итоге забирали тех, на кого указывали сотрудники в гражданском, и затем помещали их в полицейские автобусы. По обе стороны улицы Кенесары стояли около пяти автобусов и большое количество патрульных машин. Силовики также забежали в стоящий рядом ЦУМ и пытались задержать пожилую активистку, сидящую за столиком и принимающую лекарства. Среди задержанных был замечен мужчина с гипсом на руке. Также был задержан депутат мажилиса II созыва Серикбай Алибаев, который, по его словам, шел на почту. Среди задержанных много женщин. Заместитель начальника департамента полиции Нур-Султана Бахытжан Малыбаев отказался комментировать происходящее, сославшись на необходимость переговорить по рации» - так описывает происшедшее журналист агентства «КазТАГ».

По, наверное, иронии судьбы, незадолго до трагических событий министр внутренних дел РК Ерлан Тургумбаев, выступая в сенате во время правительственного часа, заявил, что рейтинг доверия его ведомства достаточно высок. «С 13 мая по 22 июня 2019 года Комитетом по статистике Министерства национальной экономики проведено выборочное исследование «Уровень доверия населения к правоохранительным органам». Согласно опросу, с утверждением о том, что органам полиции можно доверять полностью, согласны 38,3% респондентов, частично согласны - 51,2%», - сообщил он. Теперь же, когда общественность страны стала свидетельницей трагедии, неприглядную роль в которой сыграли именно сотрудники МВД, эти цифры явно устарели. Но это - полбеды. Хуже - то, что каждый такой случай снижает веру не только в ведомства, но и в будущее страны у населения, в возможность мирных и поступательных перемен, в необходимость жить на родине. Многие пользователи соцсетей сегодня делятся своим ощущением реальности, сравнивая свою повседневную жизнь с пребыванием «в оккупации»: настолько негативные эмоции у них вызывает деятельность государственной машины и поведение властных элит. И это тоже - трагедия. Большая беда, состоящая из сотен и тысяч бед маленьких, одной из которых стала смерть Дулата Агадила в СИЗО…

 

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...