Суверенная подчиненность | Деловая неделя
18 июня 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Суверенная подчиненность

03.10.2022 10:39:32
№: 36 (1486)

В то время пока Путин праздновал подписание присоединения части Украины, ВСУ нанесли второе сокрушительное поражение российской армии на Востоке, окружив и разгромив лиманскую группировку

Чем больше будет на свете государств, тем меньше у каждого из них будет суверенитета

Юрий Сигов, Вашингтон

По-моему, все мало-мальски грамотные и интересующиеся тем, что вокруг нынче происходит люди давно уже убедились в том, что общий вектор развития современной человеческой цивилизации явно ориентирован нынче куда-то «не туда». Суета-сует ведущих мировых политиков, сборы и саммиты различных международных организаций и объединений происходят чуть ли не ежедневно. Надувающие щеки от собственной якобы важности журналисты на фоне то свечки штаб-квартиры ООН в Нью Йорке, то на фоне средневековых строений Самарканда вещают нам, что жизнь человеческая вот-вот станет лучше и справедливее.

Но как-то все более неуютно и неопределенно становится с каждым днем после всей этой политической беготни-выступлений с трибун и с микрофонами в руках даже очень с виду уважаемых персонажей. Непонятно, кому, и главное - во что теперь верить. Да и стоит ли это делать вовсе, если сегодня кто-то и что-то вроде как сказал, а уже завтра - от слов своих наотрез отказался. Да еще и журналистов обвинил, что те его то ли не так поняли, то ли вовсе некомпетентны что-либо писать или транслировать в эфире.

А уж когда дело доходит до каких-то с виду принципиальных вещей (по типу кого именовать суверенным государством, кого - вассалом и пешкой сильных мира сего, а кого – подлинно независимым), то начинаются явные нестыковки того, что человечество по этому поводу само себе навязало по образу жизни с тем, что реально происходит вне зависимости от желаний и требований кого-бы то ни было на международной арене. Вот и сейчас число суверенных государств, не желающих жить под пятой других, то же считающих себя суверенными странами, стало столь стремительно расти, что ни ООН, ни другие, к ней примкнувшие сочувствующие не знают, что и делать.

Прошедшие только что референдумы на территории четырех регионов Украины, которые объявили о своем желании войти теперь в состав России - красноречивое тому подтверждение. А ведь еще есть на свете Косово, Нагорный Карабах, Абхазия и Южная Осетия. Грозит полным суверенитетом пока еще молдавская Гагаузия, тем более что рядышком существует «почти суверенное» Приднестровье. Причем те «суверенные сами по себе» государства, кто собственные территории, грубо говоря, «профукал» (по типу Сербии) грозят не признавать суверенитет тех, кто решил его в той или иной форме все же провозгласить. И как к этому всему относиться?

Те, кто придумал мировые уставы общежития людей, обитали, видимо, на совсем другой планете. Не иначе

Я думаю, что огромное число проблем, с которыми сталкивается нынче человечество, имеют свои корни в явно ошибочном, и во многом умышленно искаженном понимании важнейших общественных терминов теми, кто по сути дела создал систему общечеловеческих отношений, в которой мы с вами все пребываем. Это высокого ранга политики, юристы, философы, разного рода мыслители-мечтатели и даже натуральные шарлатаны-предсказатели. То, как им виделся идеальный мир – так они под эти весьма спорные понятия и подгоняли многие постулаты бытия, которыми руководствуются нынче миллионы жителей нашей планеты.

Так вот одним из неслабых камней преткновения является понимание незыблемости принципа территориальной целостности и государственного суверенитета. Кого только в нарушении этих принципов в последние годы не обвиняли! Это и ООН, и Владимир Ильич Ленин, и Третий Интернационал (если кто еще помнит, кто его поддерживал, и кто в него в давние годы входил). И даже российский президент, по мнению его коллеги – руководителя американского – вроде как попрал все нормы и правила соблюдения государственного суверенитета, напав на Украину.

Не буду сейчас заниматься следственными действиями, и пытаться все-таки выявить, кто же в этом споре крайний, а кто раздул его до вселенского масштаба исключительно в собственных корыстных целях. Давайте обратимся к здравому смыслу. Тем более, что к нему, к сожалению, обращаются мировые политики куда реже, чем к каким-то не пойми кем, и с какой стати прописанным бумажкам-справкам помощников и советников, цена большей части которых на нынешний базарный день - три копейки без сдачи.

Итак, на сегодняшний день в мире членами ООН являются 193 государства. То есть все те, кто в ООН не входит, судя по всему, государства не настоящие, не суверенные, никем не признаваемые, и соответственно чуть ли не нарушители остальными признаваемого и соблюдаемого международного права. Тем не менее стран в мире реально 206, то есть 13 из них кем-то, или никем не признаются суверенными, но тем от того ни холодно - ни жарко.

Только на территории бывшего СССР таких стран сразу несколько (умышленно не пишу какое-то их конкретное число, потому как ситуация вокруг Украины меняется столь стремительно, что, и как на ее территории будет к концу даже нынешнего года предсказать невозможно) подобных государств. Они сами себя при этом считают суверенными, так называемое «мировое сообщество» с этим в корне несогласно, а люди, там живущие, высокой политикой не заморачиваются. И живут (или выживают - у кого как получается) своей жизнью вне зависимости от того, что, и кто о них в какой-то там ООН подумает.

Тут стоит отметить один важный феномен относительно суверенитета того или иного государства. О нем больше всех на уровне всяких высоких политических трибун и кабинетов любят порассуждать в основном применительно к границам таких государств. А также возможном их нарушении или вовсе стирании кем-то более сильным и влиятельным. Но ни разу я не слышал, чтобы в центре дискуссий был суверенитет экономический или финансовый. Ведь зачастую очень многие страны полностью являются вассалами по деньгам и экономике более сильных государств. Но по этой причине не суверенными почему-то себя никак не считают.

А суверенитет политический? Что, хотя бы одно европейское государство является сегодня суверенным? Или та же Южная Корея с Японией? А Россия – что, она финансово или экономически независима? Явно ведь все они зависимы - причем очень даже сильно от внешних сил (и зачастую это даже не страны-их хозяева, а какие-то финансово-промышленные транснациональные структуры). Но попробуйте сказать тому же президенту Южной Кореи, что он – американский вассал, а командующий войсками США на южнокорейской территории в случае войны с Северной Кореей принимает на себя полностью командование и южнокорейской армией. Тогда какой же это государственный суверенитет?

Почему-то по-прежнему суверенными считаются только те страны, которые заседают нынче в ООН, чей флаг гордо реет перед зданием свечки ее штаб-квартиры в центре Нью-Йорка. И чей президент или премьер может раз в году в сентябре месяце взобраться на трибуну в зале заседаний, и торжественно высказаться по любым вопросам, волнующим и его, и подвластный ему народ (иногда такие речи длятся несколько минут, а иногда – и по несколько часов). Но если не пустить в Нью Йорк какого-нибудь президента Абхазии или Тайваня, от этого они будут считаться «менее независимыми» - или как?

А ведь еще и чудеса международного словесного эпатажа – «добровольно присоединившиеся территории». Они и не суверенные, и не независимые, а «добровольно присоединившиеся к сильному и влиятельному». Получая от него все, что нужно для успешного экономического развития (финансы, поставки основных товаров и услуг, обеспечение безопасности). Но вот как доходит до Олимпийских игр, или, скажем, чемпионатов мира по футболу, так все они – тут же само собой суверенные. С флагами, гимнами и другими атрибутами подлинного государственного суверенитета (Пуэрто-Рико, Марианские острова, Маршалловы острова, Гибралтар, Гуам и прочие).

Суверенитет «на время» как переходная форма перед вхождением в состав другого государства

Уникальную ситуацию с суверенитетом и правами квази-независимых государств можно сегодня наблюдать на примере теперь уже бывшей территории Украины. При этом я бы разделил восприятие таких территорий «де юре», то есть согласно неким международным нормам, которым какая-то часть государств мира более или менее, но все-таки подчиняется. И «де факто», то есть согласно реалиям на местности, где главенствуют уже совсем иные принципы, и соответственно теоретические законы уступают место положению дел настоящих.

Красноречивый пример тому – создание Донецкой и Луганской республики, а затем их включение через референдумы в состав уже не Украины, а России. Тут вот что показательно. Изначально так называемая «широкая международная общественность» заявляла о том, что подобное включение якобы противоречит общепринятым нормам международного права. Эти территории не признавали с 2014 года как некие государственные образования, и теперь вроде как не собираются признавать вошедшими на правах регионов в состав Российской Федерации.

Ссылки звучат на некую территориальную целостность государств, закрепленную в каких-то не пойми откуда взявшихся единых европейских договоренностях. Но… Всем этим договоренностям и бумажкам, по их итогам подписанным – давно уже грош цена. А полная нестыковка ооновских принципов территориальной целостности государств и права любой нации и группы людей на самоопределение – давно уже повод для язвительных насмешек даже тех, кто печется о нормах международного права как о чем-то святом и незыблемом.

Также любопытно, что изначально не признавая вхождения тех же Донецкой и Луганской республик в состав РФ как новых ее регионов, что страны в целом, что отдельные политики забывают о самом главном: ведь по-прежнему власть в мире у тех, у кого право силы, а не каких-то ооновских и иных положений. Есть сила - значит любой суверенитет (даже промежуточный) за пару лет может быть легко переписан в пользу вхождения в состав другого государства с отменой этого самого суверенитета, являвшегося ее на тот момент чем-то юридически правильным и единственно возможным.

И здесь не имеет значения, будут ли признавать прежде всего западные страны новые независимые республики на территории той же Украины или Закавказья (по типу Южной Осетии или Нагорного Карабаха) или будут возмущаться их включением в состав уже других государств. Взаимоотношения дальнейшие всем недовольным придется строить уже не с ними, а с другим государством, интересы которого, скорее всего, будет уже куда труднее не учитывать.

Вроде бы как казусный случай произошел в феврале нынешнего года, когда Северная Корея разорвала отношения с Украиной и установила их на дипломатическом уровне и с Донецкой, и с Луганской республиками. Которые, входя в состав РФ, теперь также должны будут прекратить только недавно установленные дипломатические связи с Пхеньяном. А еще ведь существует почетное консульство Никарагуа в Крыму- который российской территорией та же Европа до сих пор не признает. Но от этого, извиняюсь, параллельно и правительству Никарагуа, и властям Крыма.

Уступка государственного суверенитета как элемент финансового, военного и политического удобства

Одним из ключевых посылов резкого ухудшения отношений между Европой и Россией является постоянное подчеркивание руководством в Москве того факта, что государства Старого континента не являются давно уже суверенными. Они, дескать, не просто американские вассалы абсолютно во всем. Они и не собираются становиться суверенными, а выполняя указания из-за океана якобы обрекают свои народы на положение холопов и прислуги американских глобальных интересов.

На подобные обвинения ответить можно очень даже простыми доводами. Суверенитет - это такая штука, что она, как товар, имеет свою цену, своих покупателей и своих продавцов. Скажем, политический суверенитет России, Китая, Ирана, КНДР, Кубы обходится им в весьма приличные суммы потерь по многим другим направлениям (одни санкции, вводимые против них чего стоят). Политический же суверенитет Европы от подобного не страдает, потому что уже продажа, а точнее - по расчету вручение под ответственность Соединенным Штатам именно ей кажется очень даже выгодной.

Вопрос: а комфортно ли подобным образом сосуществовать обоим участникам этой сделки? Думаю, что да. Европа абсолютно добровольно передала Соединенным Штатам фактически все ключевые сферы своего суверенитета – причем как индивидуально на уровне отдельных государств, так и в рамках полностью подконтрольного США Евросоюза. По этому поводу можно сколько угодно выпускать критических стрел и ерничать, над этим насмехаться, каждый раз тыкать европейцам, что у них нет суверенных прав вообще кого-либо вне Европы поучать – ну и что с того?

Ни одна страна ЕС, ни один политик ни разу, сколько я себя помню, не поднимала вопрос о том, что мы, дескать, не суверенные страны и не суверенное объединение государств. Да, значит так европейцев устраивает. И еще больше это устраивает США, поскольку американцам удобно именно так контролировать полностью потенциально своего возможного экономического и торгового конкурента. Но путем контроля политического и военного Соединенные Штаты полностью под своим началом держат и всю европейскую экономику.

А вводя жесткие санкции сами против той же РФ, но при этом и заставляя делать подобное европейцев, Америка делает экономику Европы по сути дела не конкурентноспособной. По крайней мере по сравнению с экономикой США, от которой европейцы с каждым годом все больше и больше зависят. И, что показательно, никакие европейские народы, периодически выходящие на спорадические протесты, демонстрации и прочее никогда даже не заикались о том, что они хотят вернуть своим странам подлинный государственный суверенитет. Значит не хотят, или не считают это какой-то приоритетной для себя проблемой.

Обратный пример - положение двух мало кем признанных автономных республик Грузии, а ныне - независимых суверенных государств Абхазии и Южной Осетии. С самого начала своей, полученной от России независимости, руководство Южной Осетии подавало сигналы о том, что в республике планируется провести референдум о присоединении (или воссоединении) с Россией, и в частности - с соседней Северной Осетией в единую российскую республику. Но… Каждый раз что-то неведомое и невидимое постороннему глазу случалось, и референдумы таинственным образом регулярно откладывались.

Последний раз такой объединительный порыв наблюдался этим летом, но Москва вновь попросила руководство Южной Осетии «немножко подождать» (видимо, связано это было с тем, как будет развиваться российско-украинский военный конфликт, и каковы будут отношения Москвы с Грузией). А вот начальство Абхазии – полностью и во всем (включая военную защиту) зависящей от России бывшей грузинской автономии ни на какие «потери суверенитета» в пользу РФ подписываться не намерено.

Какая им разница, что Абхазию признают четыре страны, включая РФ. Главное, что есть суверенитет со всеми атрибутами пусть и квази, но все же суверенного государства. Хотя деньги в республике – рубли (ну и что? В Эквадоре или Сальвадоре тоже валюта - американский доллар, но они от этого менее суверенными не считаются), язык - русский, граница с Россией открыта, а вот номера на автомашинах – свои, как у самого настоящего независимого государства.

Все это, тем не менее, свидетельствует о том, что нынешние международные «правила игры» в суверенитет, территориальную целостность и прочие «пережитки прошлого» очень сильно устарели. И если их продолжать соблюдать, и на них, по сути дела, молиться, то мировых конфликтов будет все больше, и их ход будет все более ожесточенным и опасным для всех окружающих.

А мир ведь тем временем явно нуждается в полной перезагрузке всех тех догм и положений, которые не просто требуют полного пересмотра, а в совершенно ином, современном переосмыслении. И чем быстрее это произойдет, тем больше шансов на то, что человечество само себя защитит от непоправимой глобальной катастрофы.


Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...