Талибан взял Афганистан | Деловая неделя
21 сентября 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Талибан взял Афганистан

23.08.2021 12:01:03
№: 30(1433)
А Кабул стал похож на Сайгон

В отношениях между слабым правительством и восставшим народом рано или поздно наступает момент, когда каждый шаг власти приводит массы в ярость, а каждый ее отказ от действий возбуждает в них презрение.

Джон Рид, «10 дней, которые потрясли мир»

НА ПРОШЛОЙ НЕДЕЛЕ, буквально за 3 дня до падения Кабула, в материале этой рубрики мы уже сообщили, что происходящее «очень похоже на окончательный коллапс власти официального Кабула, происходящий на глазах всего мира, который либо не может, либо уже не хочет вмешиваться, в это противостояние». Стремительность, с которой перед талибами пали крупнейшие города страны, особенно Кабул, откуда тысячи людей в панике попытались сбежать на самолетах, напомнил эвакуацию южновьетнамского Сайгона, оставленного американцами на произвол судьбы. Это очень сильно ударило по международному авторитету США и популярности президента Джо Байдена, который до последнего момента отвергал возможность столь скорого коллапса проамериканского режима в Афганистане. Теперь лидер Америки пытается убедить общественность, что заниматься «строительством нации» в этой стране в задачу Вашингтона вовсе не входило, хотя, на самом деле он старательно способствовал этому большую часть 20-летнего срока пребывания в стране. Впрочем, основной груз вины за происшедшее лежит все же не на США, которые, просто наивно обманулись внешними переменами, но не поняли, как тонок слой, который они посчитали афганским обществом. Больше всего приход к власти приблизили сами афганские власти, которые успешно пускали миру пыль в глаза выборами, эмансипацией женщин и свободными нравами в крупных городах, а в реальности были озабочены лишь своим карманом. Коррупция отвратила от тех, кто должен был принести в средневековую страну свет прогресса и демократии, большую часть афганцев. В самый острый момент политическая элита Афганистана была озабочена лишь спасением своих жизней и награбленного, что и сделало развал светского режима столь стремительным и постыдным.

Падение Кабула вызвало целую лавину символов – в основном трагических, и исторических параллелей. Про Сайгон мы уже упоминали. В 1975 году падение столицы Южного Вьетнама, захваченного Вьетконгом, стало окончанием гражданской войны и американского военного присутствия в этой стране. Символом исхода стала паническая эвакуация американцев с вертолетов на суда.

Вместе с гражданами США в спасительные вертолеты пытались попасть десятки тысяч вьетнамцев, опасавшихся репрессий и расправ со стороны коммунистов. Американские войска тогда спасли тысячи лояльных им граждан покидаемой страны, но еще большее число осталось на земле и с отчаянием смотрело, как улетает их последняя надежда на свободу. Чтобы освободить место на судах, военные США тогда даже выбросили в море множество вертолетов, а последних эвакуируемых забирали чуть ли не с крыш официальных зданий и американского посольства в Сайгоне. Кадры этого бегства погрузили Америку в уныние, и подвели черту под непопулярной и проигранной войной.

Однако, в этот раз вывоз американцев и лояльных афганцев оказался подготовлен еще хуже. Паническое бегство привело к гибели десятков людей, которые пытались зацепиться за улетающие американские военно-транспортные самолеты даже снаружи, залезть в камеры для шасси. Мир облетели кадры сотен обезумевших афганцев, которые мешали взлететь американскому транспортнику с символическим номером 1109 (11 сентября – дата терактов в Нью-Йорке и Вашингтоне, ставших причиной вторжения в Афганистан). Затем было видно, как американский военный вертолет своими лопастями разгонял эту толпу (фактически, угрозой смерти), а в конце – как с взлетевшего самолета вниз падают обреченные разбиться насмерть афганцы. Последнее трагическое зрелище почти один в один повторяло кадры 11 сентября, когда из разрушающегося здания Всемирного торгового центра в Нью-Йорке, в окна выпрыгивали еще живые люди, которых внизу ждала страшная смерть. Получилось так, что, с чего началась американская эпопея в Афганистане, тем она и закончилась. То есть, была, по сути, бессмысленной. Бессмысленной тратой триллионов долларов, бессмысленными смертями тысяч американских солдат и десятков (если не сотен) тысяч афганцев – большая часть которых никогда не были солдатами «Талибана» или террористами «аль-Каеды».

Попытки Джо Байдена сохранить лицо в этой ситуации только усугубляют кризис, давая повод злорадствовать его предшественнику и политическому оппоненту Дональду Трампу. Вашингтон демонстрирует растерянность и абсолютную неготовность к новой ситуации, в которой Афганистан молниеносно вновь стал «Талибанстаном». «Ни я, не кто-либо еще не ожидал, что армия такого размера рухнет в течение 11 дней», - заявил министр обороны США Ллойд Остин.

Отдельная история – это то, как именно бежали ключевые афганские чиновники во главе с президентом Ашрафом Гани. Дипломатическое представительство России сообщило, что он набил вертолет, эвакуировавший его деньгами, но влезло не все и часть пришлось бросить. Как потом заявил посол Афганистана в Таджикистане, Гани украл $169 млн. из госказны. Аналогичные картины были видны на видео, снятом казахстанскими дальнобойщиками в Хайратоне, где они осматривают брошенные бронированные джипы, вскрытые, как консервные банки – талибы вытащили оттуда брошенные сумки с деньгами. На других кадрах видно, что мост в Хайратоне, соединяющий афганскую территорию с Узбекистаном заполнен брошенными американскими броневиками Humvee с флагами свергнутого светского режима. Туда же – в Узбекистан – сбежала почти вся афганская авиация – военные самолеты и вертолеты, заполненные деморализованными военными. На других кадрах видно, как талибы, похожие на крестьян, ходят в жилищах сбежавших губернаторов, осматривая облепленное золотом и дорогой техникой дурновкусие беглых вчерашних хозяев жизни.

Именно после этого становится понятно, что победа «Талибана», это не только и не столько консервативный ответ на вызовы ускоренной модернизации, которую несло прозападное афганское правительство, но и банальный вооруженный бунт обнищавшего населения против утратившей какие-либо рамки приличий коррупции. Почему солдаты правительственной армии просто разбегались при виде считанных патрулей талибов? Просто никто не хотел защищать тех, кто их грабил каждый день. И не важно, под какими лозунгами это происходило – демократизации ли, эмансипации, прав женщин или западного образования. Афганцы не захотели воевать за Гани, а Гани не захотел умирать за возможность удерживать власть и грабить страну, поэтому после того, как пообнимался с переговорщиками «Талибана» в своем дворце, сел на вертолет и улетел, не предупредив даже собственных министров. Сейчас он говорит, что бросил страну потому, что иначе в Кабуле была бы резня. Но теперь, когда из безопасных Эмиратов он записывает видео с обещанием вернуться в Афганистан, никакие риски резни его уже почему-то не пугают.

Однако, его время уже ушло. «Талибан» взял весь Афганистан. Даже пытающихся укрепиться в Пандшерской долине сына Ахмада Шаха Масуда и вице-президента Амруллу Салеха талибы стремятся замирить без угроз и насилия. Они объявили всеобщую амнистию, гарантировали права женщин работать и учиться при условии соблюдения хиджаба, пообещали не трогать независимые СМИ, и позвали всех прячущихся чиновников вернуться на свои рабочие места, чтобы строить страну. Конечно, им верят далеко не все. Особенно в западных СМИ заметна настоящая паника и горестный плач по демократии, свободе слова и правам женщин. Мелкие инциденты немедленно получают большую огласку, хотя уже на второй взгляд они выглядят иначе, чем на первый. Так расстрелянная талибами демонстрация в Джалалабаде (погибли три человека) в защиту государственного флага свергнутого режима, как оказалось, была наказана не за сбор и антиталибские лозунги; выстрелы прозвучали, когда протестанты попытались сбросить белый флаг движения «Талибан», поднятый над городом. Поскольку на нем выведены слова «шахады», священного для мусульман свидетельства веры, то стремление сорвать или растоптать такое знамя вполне естественно вызывает жесткую реакцию. «Талибан» прекрасно понимает, что его перспективы прочно связаны с тем, сможет ли движение на деле продемонстрировать, что больше не собирается устраивать теократический тоталитаризм. Только время покажет, способны ли они на это, и действительно ли они изменились со времен прошлого Исламского Эмирата Афганистан.

Отдельно хочется сказать о реакции казахстанских властей. Да, президент Токаев еще в день падения Кабула сообщил в своем аккаунте в Твиттере, что «Казахстан обеспокоен эскалацией напряжённости в Афганистане и внимательно следит за развитием событий», однако на дальнейшую даже самую простую проработку позиции нашей страны ушло аж четыре дня. Вряд ли это связано с тем, что Токаев укатил в Корею, где занимался открытием памятников и участием в церемониях, все-таки правительство должно уметь работать и без него. Научились же, вроде, все работать в атмосфере молчания Назарбаева? Однако, только вчера, в четверг, МИД РК опубликовало официальное сообщение по поводу воскресных событий в Афганистане, в котором присоединилось к заявлению СБ ООН, попросило талибов сдержать обещания не угнетать женщин и не давать приюта террористам, а также призвало «все причастные стороны обеспечить мирный транзит власти как главной предпосылки внутренней стабилизации». Непонятно, почему на эти дежурные фразы понадобилось аж четыре дня раздумий. Впрочем, они, видимо, были полны препирательств по поводу количества казахов в Афганистане и отрицания того, что в нашей стране готовы разместить афганских беженцев. Никакой общей позиции у стран Центральной Азии высказано не было, и каждая из них по-своему подходит к афганскому кризису у своих границ. Ничего не изменилось, все, как обычно: пока талиб не клюнет, наш МИД даже и не перекрестится …

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...