Талибы возвращаются-2 | Деловая неделя
23 октября 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Талибы возвращаются-2

Что будет дальше?

08.07.2021 10:03:31
№: 26(1429)
Что будет дальше?

Нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав.

Карл Маркс, немецкий философ

СИТУАЦИЯ в Афганистане продолжает ухудшаться. По крайней мере для официального правительства, силы которого в панике бегут от боевиков движения «Талибан», сдавая без боя им целые районы страны. Количество солдат афганской национальной армии, бежавших в соседний Таджикистан, за последние дни возросло до двух с половиной тысяч (!). Ранее Вашингтон обратился к странам Центральной Азии с просьбой принять у себя около 9,000 афганцев из числа тех, кто активно сотрудничал с войсками западной коалиции, а теперь считает, что талибы могут их убить. Отряды повстанческого движения вышли к границам всех стран по северу от Афганистана – Туркменистана, Узбекистана и Таджикистана. Душанбе уже начал мобилизацию 20 тысяч резервистов, чтобы усилить оборону своих южных рубежей. Телефонные переговоры между президентами стран региона проходят чуть ли не ежедневно. Однако, главная опасность для режимов стран бывшей советской Средней Азии вовсе не в продвижении афганских повстанцев, которые, наверное, уже устали заверять, что границы своей страны не перейдут. А в том, что внутри них самих зреют неразрешимые противоречия – из-за социального расслоения, нехватки базовых ресурсов, засухи, коррупции, непотизма и прочих проблем, решить которые местные элиты просто не в состоянии, ибо, зачастую, являются их источниками. Вмешательство внешних игроков становится все более вероятным, а, значит, обострится и конкуренция между ними. На этом фоне еще больше сужается пространство для маневра для самих политических элит стран региона.

5 июля стало известно, что талибы захватили большую часть провинции, граничащей с Туркменистаном. За день до этого очередная партия афганских солдат бежала в Таджикистан из провинции Бадахшан. Правда, погранслужба Душанбе заявила, что отступили в соседнюю страну они лишь после «ожесточенного сопротивления». Теперь на таджикской территории скопилось уже около двух с половиной тысяч афганских военных, которых руководство страны планирует переправить обратно домой. Но сделать это можно только по воздуху, в остальных близлежащих провинциях – Балх, Фарьяб, Тахар, Джузджан и Баглан – войска «Талибана» тоже захватили обширные территории, и если и не контролируют ключевые населенные пункты, то держат их в блокаде. Гражданские и военные власти, верные Кабулу, существуют практически в осадном режиме, защищая больше самих себя, чем контролируя что-либо или кого-либо.

Прекрасно понимая ситуацию, Душанбе начал мобилизацию резервистов, которые в количестве 20 тысяч должны помочь частям минобороны и пограничной службы сдерживать ситуацию на границе. Аналогичные меры предпринимает и Туркменистан, который перебрасывает войска на афганскую границу. Независимые источники констатируют, что у туркменских вооруженных сил не хватает не только профессионалов для штурмовых и специальных операций, но и простых водителей для грузовиков и военной техники, в результате чего там тоже обсуждается возможность привлечения гражданских специалистов. Также сообщается, что ввиду крайнего недостатка сил, все страны, граничащие с Афганистаном с севера, задумываются над привлечением иностранных военных сил, не обязательно официальных армий, но и наемников – сотрудников частных военных компаний.

Подобные подразделения есть, как на Западе, и США активно использовали их в Афганистане и Ираке, так и в России, где в обход действующего там законодательства есть печально известные ЧВК «Вагнера» и подобные ей силы, привлекаемые Кремлем для военных операций в Украине, Сирии, Центрально-Африканской Республике, Ливии и даже Судане. В прошлом, американские военные компании даже предлагали президенту Трампу полностью передать контроль над военными операциями в Афганистане их силам, чтобы можно было официально вывести войска США из этой страны, но продолжать войну против талибов силами «прокси-структур». Трамп от этой идеи отказался, и заключил с «Талибаном» соглашение, которое его преемник и идеологический соперник хотя и несколько оттянул, но все же оставил в силе. Вывод войск США и их союзников должен завершиться 11 сентября, через 2 месяца, однако, фронты афганской армии рушатся уже сейчас, целые провинции уже перешли под власть талибов. Отдельные исследователи уверены, что повстанцы контролируют на этой неделе уже чуть ли не 85% территории страны.

На этом фоне свою роль пытается сыграть Турция, которая активизировала свою политику в регионе исторического Туркестана после триумфальной Карабахской войны и недавних Шушинских соглашений, закрепивших ее итоги. Во время недавней однодневной войны между Таджикистаном и Кыргызстаном только Турция, фактически, открыто поддержала и предложила помощь Бишкеку. Кроме того, Анкара разрабатывает планы того, чтобы сохранить свой контингент в Афганистане, который бы удерживал ключевые транспортные магистрали и хабы вокруг и в Кабуле, столице страны. На этом фоне разговоры о том, что Запад тем или иным способом может и должен сохранить свое военное присутствие в Центральной Азии, подошли к тому, что формой его может быть турецкая военная база в Бишкеке (на месте старой американской) или в Баграме. Однако, будучи новичком в делах геополитики или торопясь, чтобы успеть в нужный момент, Анкара, кажется, делает ошибки.

Так, она не смогла заручиться сколько-нибудь нейтральным отношением к своим планам со стороны «Талибана», который жестко заявил, что любые иностранные войска, даже «мусульманской державы», будут рассматриваться ими, как оккупанты. Второй момент стал очевиден на этой неделе – Анкара признала, что захватила в Кыргызстане Орхана Инанды, основателя сети турецких лицеев, связанных с Фетхуллой Гуленом, которого официальные власти Турции считают вдохновителем неудачной попытки военного переворота в 2016 году. Первоначально турецкие власти попытались сделать вид, что не знают, куда пропал Инанды, однако теперь, когда они предъявили его общественности, в отношениях между Анкарой и Бишкеком настал настоящий дипломатический кризис. То, что турки поддержали кыргызов в конфликте с таджиками отходит на второй план на фоне того, что они на кыргызской территории захватывают гражданина Кыргызстана (а Инанды уже получил гражданство КР), что выглядит, как довольно возмутительное самоуправство. И в этой ситуации даже само обсуждение размещения военной базы Анкары в Кыргызстане выглядит уже довольно неуместным.

Правда, непонятно, кто может воспользоваться промахами потомков янычар. Считается, что войска России довольно ограничены в маневре, будучи задействованы в Сирии, Ливии, Карабахе, сосредоточены у украинских границ. То есть у Кремля может банально не оказаться достаточно войск, чтобы вводить в район афганской границы сколько-нибудь серьезный контингент. Россия имеет в Таджикистане 201 военную базу с численностью около 7,000 человек, но вот, как мы видим, Душанбе это не сильно успокаивает, коль там уже решили призвать в армию 20 тысяч резервистов. Масштабы мобилизации можно оценить, основываясь на официальных данных численности войск Таджикистана, который имеет 8,800 солдат в армии и 7,500 тысяч – в составе Национальной гвардии. То есть таджики решили более чем удвоить численность людей под ружьем. По внешним оценкам, у Туркменистана есть около 36,5 тысяч солдат. В составе вооруженных сил Узбекистана по штату около 65 тысяч. У Бишкека тоже 15 тысяч в армии и менее 7 тысяч – в погранслужбе. Фактически, каждая из стран сильно уступает по численности военных сил даже официальному Кабулу, который с «сухим счетом» сливает войну талибам с армией в 195 тысяч и силами МВД в 140 тысяч. Тут действительно задумаешься о том, чтобы привлечь наемников…

Впрочем, самое опасное тут не в военном соотношении. Понятно, что почти бессмысленно сравнивать деморализованное кабульское воинство с контингентами армий центрально-азиатских государств, это все равно, что сопоставлять выдру и дятла, просто про разное. Понятно также, что у «Талибана» нет ни сил, ни средств для внешней экспансии. Он, судя по всему, захватит свою страну, лежащую в развалинах после более чем сорокалетней гражданской войны, но дальше не пойдет, как не пошел в начале 2000-х. Другое дело, что пример «Талибана» может быть заразен – когда сельское, крайне консервативное вооруженное движение сметает власть городских коррупционеров, которые поддерживались почти всем миром, это способно впечатлить кого угодно. И этими «кто угодно» могут быть завтра в наших странах не обязательно «классичекие бородачи», но просто резко нищающее на фоне коронакризиса и неэффективных мер своих коррумпированных правительств население. Нехватка воды уже способна вызвать войны. Социальное расслоение во всех странах региона только растет, в этом плане с ним могут поспорить только цены на продовольствие. Выборы, где в нормальных условиях выпускается пар (за счет того, что несправившихся могут заменить их конкуренты), присутствуют лишь в качестве декораций к различным формам авторитаризма. Когда (даже не «если», а именно «когда») власть президента Гани окончательно падет, на север, через границу, могут побежать уже не тысячи солдат, и не 9,000 специалистов, сотрудничавших с ISAF, а десятки тысяч афганцев, для которых этот режим лучше, чем возврат консервативных порядков «Талибана», тогда может выясниться, что никакие резервисты не смогут поддерживать стабильность в этих странах. Потому что ключевым для безопасности наших стран будет не количество войск, а то, сколько процентов граждан будет в состоянии обеспечивать себя едой.

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...