Талибы возвращаются | Деловая неделя
4 августа 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Талибы возвращаются

Очень быстро

24.06.2021 15:43:31
№: 24(1427)
Очень быстро

«Исламский Эмират» призывает две исламские и братские страны при решении своих проблем придерживаться только мирного диалога. У нас есть самый обширный опыт касательно разрушительности войны. Вначале война может показаться легким решением проблемы, но ее последствия и нанесенный вред намного больше, чем думают две стороны из-за непонимания».
Из обращения спикера «Талибана» Забиуллы Муджахида к Кыргызстану и Таджикистану во время недавних военных действий между ними

НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ в телеграмм-каналах, посвященных политике в Центральной и Южной Азии, наделали переполоха два видео. На одном видно, как перед толпой повстанцев движения «Талибан» стоит целая колонна из американских джипов Humvee, откуда выходят солдаты афганской армии и складывают у ног талибов свое оружие. В пояснении к материалу говорится, что в плен сдаются не обычные военнослужащие, а некое элитное подразделение спецназа. Впрочем, выглядит это все вполне пасторально: сдающие спокойно ходят, их никто не связывает, не расправляется. Видимо, тут даже не плен, а переход на сторону противника.

Правда, не все настроены так оптимистично. В Кабуле последние недели на митинги выходят десятки и сотни афганцев, работавших на коалиционные силы, главным образом охранниками и переводчиками, которые требуют, чтобы западные правительства не оставляли их на произвол талибов, которые могут расправиться с теми, кого они считают предателями. Также думали, видимо, и те, кого не видно на втором видео, появившемся на этой неделе. На нем запечатлено, как вооруженные талибы ходят по пограничному посту на границе с Таджикистаном, откуда были выбиты правительственные войска. Позднее стало известно, что видео снято на переходе Шерхон-Бандар в провинции Кундуз, который талибы атаковали и захватили 22 июня. Как сообщили таджикские власти, «в результате вооруженного столкновения… не выдержав наступления, 134 военнослужащих правительственных войск ИРА были вынуждены отступить через 3-ю и 4-ю заставы Погранотряда «Пяндж» на территорию Республики Таджикистан», где их «руководствуясь принципами гуманизма и добрососедства» пропустили. Все это не может не вызывать озабоченности у стран Центральной Азии, которые не только пока не решили, как хотят уживаться с «Талибаном», но еще и успели накануне повоевать уже друг с другом. Заверениям руководства талибов, что они не собираются вторгаться в соседние страны, в столицах бывших советских республик, кажется, не особо верят, но в отсутствие других эффективных инструментов обороны, кажется, это едва ли единственная реальная гарантия их безопасности.

Комментируя отступление (да что там «отступление», бегство!) афганских военных в Таджикистан, власти этой страны констатировали полный «развал фронта» правительственных войск на севере страны. «Общее число раненых, убитых и взятых в плен афганских военнослужащих на территории «Шерхон-Бандар» составляет до ста человек. Согласно подтвержденной информации, в последние десять суток в четырех провинциях ИРА, граничащих с Таджикистаном, идут боестолкновения между правительственным войсками и движением «Талибан». В результате чего уезды Чахёб, Янги Калъа, Даркад, Дашти Кала, Ходжагор провинции Тахор, уезды Дашти Арчи, Имом Сохиб и Калаи Зол провинции Кундуз, а также КПП «Шерхон-Бандар» и «Кокул» перешли под контроль талибов», - сообщает пресс-центр пограничных войск ГКНБ Таджикистана. Согласно последней информации, силы «Талибана» уже окружили сам Кундуз, центр одноименной провинции.

Кабул вынужден подтверждать потерю четырех районов в провинциях Балх и Баглан. Армия и силы безопасности, верные президенту Ашрафу Гани, отступили из районных центров, также они утратили контроль в районе Ханака и Файзабада провинции Джузджан и в двух районах в провинциях Балх и Саманган. И это речь идет только о севере Афганистана, где талибы наименее влиятельны. По данным международных наблюдателей, летнее наступление талибов активно развивается: за последние два месяца талибы захватили более 30 районов. В итоге, согласно сведениям ООН, «Талибан» в разной степени удерживает от 50% до 70% территории страны. Другие источники, публикующие карты контроля, дают повстанцам еще более высокий процент - за исключением центров крупнейших городов. Как заявила спецпредставитель ООН Дебора Лайонс 22 июня, с начала мая, когда США сообщили о том, что все же покинут страну, талибы захватили уже 50 районов по всей стране. По мнению дипломата, вывод западных войск «дал сейсмический толчок» для боевиков, которые многократно усилили свои нападения на правительственные силы. Как минимум в 250 из 407 регионов страны происходят столкновения между силами безопасности и боевиками. И все чаще правительственные войска дезертируют, сдаются или вовсе переходят на сторону противника. Причем, не только рядовые солдаты. Несколько дней назад президенту Ашрафу Гани пришлось назначить нового министра обороны, поскольку старый уехал на лечение за границу и не вернулся, прислав оттуда прошение об отставке.

Свои прогнозы относительно способности официального Кабула сопротивляться «Талибану» скорректировали и западные эксперты. В мае они оценивали время, в течении которого войска официального Кабула смогут сопротивляться талибам после вывода сил западной коалиции в «несколько лет», теперь же, согласно источникам The Wall Street Journal «в разведсообществе США», правительство Афганистана может потерпеть поражение уже через шесть месяцев после вывода всех американских военных. Максимум, который отводят американские эксперты власти президента Ашрафа Гани, это 12 месяцев. При этом, некоторые «официальные лица» уверены, что Кабул может пасть уже через 3 месяца (!) после ухода американцев. В рамках этой парадигмы становится понятным поведение бывшего министра обороны Афганистана, который, фактически, дезертировал.

Несмотря на то, что официально Кабул имеет под ружьем около 300 тысяч солдат (в составе министерств обороны и внутренних дел), сотни единиц бронетехники, включая танки, артиллерию, десятки единиц авиации, на самом деле реальная боеспособность правительственной армии постоянно снижается. Значительная часть материальных средств существует только на бумаге, ведомства часто занимаются склоками, а подразделения занимаются несвойственными функциями, например, когда натренированные американцами для молниеносных операций спецназовцы месяцами охраняют блокпосты или работают личной охраной генералов. Танки, броневики и самолеты стоят на базах без горючего и запчастей. Штабы и ряды армии наводнены шпионами «Талибана», который многие афганцы считают настоящими патриотами и освободителями страны, устав от коррупции и трайбализма, ставших характерными чертами всех прозападных режимов в Афганистане. Самое опасное тут заключается в том, что с известной долей допущения, армии центрально-азиатских государств и режимы не слишком отличаются от кабульского. Они также пропитаны мздоимством и неэффективностью, похожим образом допустили рост социальной розни, и существенно отличаются, наверное, лишь на порядок меньшим уровнем исламизации общества. Даже в области всеобщего образования, несмотря на его декларируемый в бывших советских республиках широкий охват в сравнении с Афганистаном, тренд явно уже идет навстречу афганскому уровню.

В этих условиях заметно также, что строительство новых контуров системы безопасности к северу от Пянджа, безнадежно запаздывает. Американские дипломаты явно не успевают добиться размещения военных баз в регионе, хотя и намекают, что диалог по этому поводу ведется со всеми правительствами региона. Одна из главных проблем – ужесточение территориальных и водных споров в регионе, которое в апреле и вовсе вылилось в однодневную войну между Кыргызстаном и Таджикистаном. Второе измерение этого конфликта, похоже, направлено на нейтрализацию планов строительства железнодорожных маршрутов из КНР в Фергану. И, если на уровне бывшей советской Средней Азии Пекин кто-то из его конкурентов (а кандидата тут всего 3 – Россия, США и Турция) сумел «притормозить», то в Афганистане влияние Китая с усилением позиций «Талибана» только растет. Многие эксперты уверены, что при посредничестве Пакистана и Ирана Пекин сумел установить с руководством большинства сетевых структур талибов рабочие контакты, которые обеспечивают ему безопасность в реализации инфраструктурных и добывающих проектов. В результате, после падения Кабула (а это уже, видимо, просто вопрос времени) Китай может оказаться единственной внешней силой, которая получит преференции в Афганистане.

Конечно, свои контакты с талибами также есть у России, Ирана и Пакистана, но их возможности давно ограничены узостью материальных возможностей и иными проблемами, так что усиление внешней повестки получает, фактически, только КНР. Даже для Москвы вряд ли будет возможно использовать панику при дворцах центрально-азиатских падишахов для усиления своего контроля над сферой безопасности в регионе, поскольку она не подпирается экономической мощью, подорванную годами истощающих санкций со стороны Запада. Да, и эффективность оборонительных объединений ОДКБ похоронила последняя Карабахская война. Тут, скорее можно ожидать роста влияния Анкары, поскольку только она сегодня активно предлагает политическим элитам тюркских стран что-то новое. Его контуры были закреплены в недавней Шушинской декларации, подписанной с Азербайджаном. Однако, возможности Турции пока существенно ниже, чем у того же Китая, и в данном случае они могут многократно возрасти лишь при поддержке США. А это все еще требует месяцев и месяцев согласований, поскольку последняя встреча Эрдогана и Байдена хотя и оставила оптимистический флер, на самом деле прорывом пока не стала. А фактор времени в стремительно меняющихся условиях в Афганистане, похоже, становится ключевым.

Что касается обеспечения безопасности в регионе, то, видимо, теперь она будет в значительной степени основана на том, что в ней заинтересованы и сами талибы. Буквально на днях один из лидеров «Талибана» заместитель начальника по политическим вопросам и руководителя политического отдела мулла Абдул Гани Бародар опубликовал статью – своего рода месседж с видением на внешнюю и внутреннюю политику после победы талибов. В нем он четко определяет исламский характер порядков в будущем талибском Афганистане, но гарантирует компромиссы с национальными меньшинствами и смягчение позиций по женскому вопросу. В статье под заголовком «Как мы можем сделать Афганистан стабильным, сильным и процветающим?» он пишет, что «Талибан» видит свою задачу в защите страны от внешних вторжений, обеспечении внутреннего мира и добрососедства с другими странами. В статье утверждается, что «укрепление исламской системы в Афганистане зависит от взаимных компромиссов, трудных решений и готовности афганцев слышать и слушать друг друга». Мулла Бародар заверяет, что «талибы намерены продвигаться вперед вместе с другими сторонами в атмосфере взаимного уважения и достичь соглашения о новой политической системе, которая воплотит в себе интересы всех афганцев». От имени движения он гарантирует «обязательство учитывать все права граждан страны, будь то мужчина или женщина, в свете правил славной религии ислама и благородных традиций афганского общества». «…Сильный, единый и свободный от коррупции Афганистан лучше для мира и Соединенных Штатов, чем бессильная, децентрализованная и процветающая коррупция, которая сейчас имеет место быть на территориях режима», - пишет мулла, подчеркивая, что «талибы хотят, чтобы у Афганистана были позитивные и выгодные отношения с другими странами мира, и приветствуют конструктивное сотрудничество со всем миром». Похоже, что эти слова – это лучшее, на что страны Центральной Азии могут рассчитываться в сфере безопасности на данный момент…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...