Токаев пошел ва-банк | Деловая неделя
25 сентября 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Токаев пошел ва-банк

01.09.2022 18:17:03
№: 31 (1481)
Он идет на перевыборы с популистской программой

Самое отвратительное слово на свете — «пенсия».

Эрнест Хемингуэй, американский писатель

ПОСЛАНИЕ Токаева вышло по всем канонам драматической литературы в жанре рассказа с неожиданной развязкой. Поначалу казалось, что Послание будет посвящено политическим оценкам январских событий, анонсу новых арестов членов старой элиты и объявлению парламентских выборов. Под это дело буквально накануне 1 сентября о планах по созданию политических партий заявили сразу две группы активистов. Однако, вначале в своем анонсе выступления Токаева Акорда сообщила, что оно будет «посвящено социально-экономическим вопросам». А затем, накануне вечером, готовившимся к баталиям за кресла в мажилисе дали команду «отбой», и показалось, что выступление опять будет «ни о чем». Поначалу так и показалось – социально-экономические меры, предлагаемые Токаевым, выглядели громкими, популистскими, но это воспринималось больше, как стремление пригладить ситуацию после кровавого января и кризисного лета. Особенно на фоне того, что политической оценки январским событиям так и не прозвучало. Однако все поменялось после того как президент озвучил новые выборы главы государства. Стало ясно, что собственно перед этим оглашалась его предвыборная программа – точнее предвыборные обещания. Оно, конечно, привилегия правящего кандидата на выборах – использовать свое служебное положение для агитации – но тут встает главный вопрос: почему же Токаев пошел на перевыборы так рано? И ответы на него, судя по всему, совсем не веселы…

Если пройти по заявлениям Токаева по социально-экономическому блоку, обернувшимися предвыборными обещаниями, то не покидает ощущение, что они были сформулированы буквально по информационной повестке последних месяцев. Тут и про языки обучения в казахстанских школах – «мы должны воспитывать детей, хорошо владеющих и казахским, и русским языками» - это ответ на российские информационные вбросы про то, что теперь все первоклашки будут учиться только на казахском. Это хорошо, что президент так мягко расставил акценты, но довольно странно, что происходит это только первого сентября, когда учеба уже должна начаться, а учебные планы давно готовы. Тоже самое можно сказать про вопрос об аттестации детских садов – где президент предложил аттестовывать не сами садики, а их работников – все это буквально взято из новостей. Или, вот, по единовременной амнистии участникам январских событий – все давно просили и ждали этого, но неужели надо было ждать 8 месяцев? Оговорка про то, что «амнистия не затронет главных фигурантов, причастных к организации беспорядков, а также обвиняемых в государственной измене и попытке насильственной смены власти», без сомнения правильная, но сильно девальвируется тем фактом, что нам так никто и не объяснил, в чью пользу изменило государству руководство КНБ, кто организовал погромы и насилие, прикрывшись гражданскими протестами, а также почему все это закончилось переходом реальной власти от Назарбаева к Токаеву. Отсутствие непротиворечивой, целостной картины январских событий от власти – одна из самых слабых точек Токаева, и пока он с этим ничего сделать не смог.

Предложение по благоустройству городов, введению архитектурных кодов, самоуправления – все это тоже из постоянно действующей информационной повестки. Правда смутила формулировка проблемы: «…Внешний вид и функционирование внутренней инфраструктуры (казахстанских городов – «ДН») не отвечают ожиданиям граждан, а честно сказать, дискредитируют страну в глазах иностранцев». Это министр иностранных дел может краснеть по поводу мнения иностранцев, а главе государства пристало больше думать о комфорте и интересах своих сограждан, своих избирателей. Включение в Послание вопросов домашнего насилия также выглядит именно, как ответ на новости и обсуждения в соцсетях, как и понижение пенсионного возраста для женщин – митинги с этим требованием прошли буквально за несколько дней до выступления президента в нескольких городах страны. Впрочем, предложение президента вышло компромиссом – не возврат к 58-ми годам вместо 63-х, а снижение до 61-го года и то – только до 2028 года. Такой же информационный запрос был удовлетворен по поводу налога на роскошь – но опять же на уровне «рассмотреть возможность введения». Собственно, также чиновники отвечали и раньше, упирая на то, что не выходит у них определить, с какого момента начинается «роскошь». Токаев тут добавил лишь пожелание – чтобы не затронуло средний класс.

Чистейшим популизмом выглядят слова про использовать изъятые у коррупционеров средства для строительства школ, повышение минимальных зарплат и отправку 50% прибыли Нацфонда для открытия накопительных счетов казахстанским детям. Благодаря нашим коллегам из других СМИ, мы уже примерно представляем, на какие суммы могут рассчитывать наши дети через 18 лет – в 2041 году. Речь идет примерно о 2,1 млн тенге. Насколько эта сумма будет серьезной для покупки жилья или оплаты учебы – большой вопрос. Точно также предлагаемый вариант выборов судей Верховного суда «на альтернативной основе» в сенате – это скорее про то, что одни непонятные люди будут выбирать других, а не про улучшение имиджа нашего правосудия.

Ну, и самый главный довод в пользу того, что Послание писалось в последний момент, буквально «на коленке» - это предложение Токаева перейти от двух пятилетних сроков к одному семилетнему. Тут у нас буквально в июне был референдум по конституционным поправкам, которые касались и президента, и выборов, а вот, спустя буквально 2 месяца, еще одна инновация. И, судя по всему, ради нее не будут устраивать нового референдума. Наверное, обойдутся парламентским утверждением. Тут или реформаторский зуд не удается унять (что несерьезно), или все это сделано, чтобы «жертва» двумя годами первого срока Токаева была формальной, и наверстывалась 7-летним новым сроком. Потому что 5+5, что 3+7 - все равно в сумме дает 10 лет. Ну, а легкость правок Конституции «на ходу» - это, кстати, то, в чем обвиняли предшественника нынешнего президента, она имеет и вторую сторону – легкость отмены таких изменений или новых правок без каких-либо всенародных волеизъявлений.

О чем же еще мы можем судить по этому Посланию? Почему Токаев решил идти на свои перевыборы прямо сейчас, а не в 2024-м? Почему он решил ускориться самому и быстро провести также выборы мажилиса, который избрался в январе 2021 года, а, значит, может спокойно сидеть до 2026? Из самых простых объяснений, которые, согласно философскому принципу «Бритва Оккама» чаще всего бывают самыми верными, это - социально-экономический фон выборов. Чем хуже он, тем менее желательно проводить в это время какие-либо голосования, важные для правящих сил. Причем, даже не только в свободных демократиях, но и в наших авторитарных Палестинах, ибо чревато массовыми беспорядками, вроде январских. Исходя из этого, выходит, что незажившие раны января, продовольственный кризис (сахар) и сезонные топливные проблемы, плюс война России против Украины и санкции против нашего «основного торгового партнера» - все это лучший из ожидаемых (по крайней мере, аналитиками власти) в ближайшие два года фон для переизбрания Токаева. Понятно, что война в Украине, судя по всему, в этом году не закончится, экономика России продолжит сужаться и биться в агонии, а наши торговые артерии будут закупорены этими проблемами, но неужели Акорда настолько пессимистична относительно внутренних резервов социально-экономического развития страны, что предпочитает идти на очевидный риск именно сейчас?

Есть, конечно, вероятность того, что обновить легитимность своего пребывания у власти Токаев хочет не из-за социально-экономических проблем, а чтобы утвердить свою власть, как самостоятельного политика, а не ставленника «Старого Казахстана», с которым он так нежданно-негаданно порвал отношения в январе. Но тогда это означает, что отстраненный от власти клан все еще представляет далеко не потенциальную угрозу его политическому будущему, чтобы вот так подводить черту под их сотрудничеством, «жертвуя» двумя годами срока или легитимностью всех конституционных реформ (внося инновации сразу после референдума). Это означает, что Акорда всерьез относится к угрозе возврата к власти семьи Назарбаевых, которые по-прежнему имеют огромные финансовые и кадровые ресурсы для борьбы за власть. Фактически, сегодня единственная реальная оппозиция власти и есть бывшая первая фамилия. Все остальные силы «благодаря» репрессивной практике прошлых лет ничего серьезного из себя в политическом плане не представляют. В страну не допустили возврата политэмигрантов, разгромленная в прошлом оппозиция так и не подняла голову (частично потому, что по ней еще бьют уголовными делами), а новых игроков, которые бы так или иначе не ассоциировались с интересами Назарбаевых, мы все еще не видим. В этом плане решение Токаева баллотироваться сейчас, конечно, выглядит обоснованным.

Другое дело, что в таком случае люди, не смирившиеся с потерей ключевых позиций во власти, также выдвинут своих кандидатов. Если так подумать, то сейчас даже сам Нурсултан Назарбаев ничем не ограничен в возможности выставлять свою кандидатуру на выборах президента. Да, конституционная норма о том, что он может баллотироваться без ограничений, убрана, но зато по текущему основному закону он вполне проходит. В основном законе РК по этому поводу говорится так: «Одно и то же лицо не может быть избрано президентом Республики более двух раз подряд» (статья 42). Единственный вопрос – здоровье и то, не будет ли такой шаг расторжением январской сделки, в рамках которой и произошла относительно мирная передача реальной власти. Но последнее – уже из области закулисной политики, где верность обещаниям длится ровно столько, сколько это будет выгодно участникам сделки, но ни секундой дольше.

Что в этих условиях ждет всех нас? Очевидно, обострение политической борьбы, боксирование административными ресурсами и возобновление использования уголовных дел для решения кадровых вопросов. И тут победа действующих властителей, кстати, небесспорна. Ей придется фехтовать с собственным учителем, причем делать это инструментом, который был сформирован при прошлой власти, да еще и на фоне того, что у конкурента остались обширные финансовые ресурсы и выход на иностранные державы, от которых наша страна по тем или иным причинам зависима. В итоге мы можем прогнозировать потенциально очень жаркую осень и длительный период последующих заморозков – года на 2-3 как минимум…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...