Токарев-гейт стал Клебанов-гейтом | Деловая неделя
18 апреля 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Токарев-гейт стал Клебанов-гейтом

09.03.2023 17:24:34
№: 09 (1505)

Но мотивы с идеологических решили менять на личные

Расследование — это цепь подозрений, которые требуют проверки.

Из книги «Манхэттен по Фрейду» Люка Босси

РАССЛЕДОВАНИЕ нападений на казахстанских журналистов, о котором «ДН» писала в этой рубрике на прошлой неделе, продолжило обрастать интересными подробностями. При этом, правда, следствие вдруг начало на ходу менять мотивы самой кампании по запугиванию СМИ и их работников. Часть предположений, рожденных утечками через журналистов, подвергавшихся нападениям, уже нашли свое подтверждение – следствие действительно вышло и даже задержало близкого родственника казахстанского олигарха Александра Клебанова. Однако с его появлением в деле оно стало все больше напоминать следствие по убийству Алтынбека Сарсенбайулы, по которому в 2006 году был осужден в качестве заказчика Ержан Утембаев. Первоначально именно на нем расследование этого преступления было искусственно остановлено, и политическое преступление перешло в разряд разборок из-за личной неприязни. И уже позднее, в 2014 году, непосредственный исполнитель убийства Рустам Ибрагимов поменял показания и заявил, что заказчиком убийства был Рахат Алиев. Утембаев вышел из тюрьмы (хотя он и давал признательные показания), а буквально несколько недель назад адвокат Ибрагимова заявил, что тот вновь готовит обращение к властям страны, чтобы пересмотрели его дело. Что касается дела о преследовании журналистов, тут также следствие вдруг перешло от мотива «бросить тень на токаевские реформы» (он оглашался, когда брали «координатора Токарева» и его присных) к «личной неприязни» (которую испытывал Клебанов-Маневич, правда, почему-то, ни к кому-то конкретному из преследуемых журналистов). Все это – смена мотивов на лице, слишком явно приближенном к крупным фигурам – резко снижает итак не слишком высокий уровень доверия к следствию по этому скандальному делу…

Итак, следственные органы за последние дни порадовали нас двумя официальными сообщениями и одним комментарием министра внутренних дел. Первое сообщение было обнародовано еще на прошлой неделе, 2 марта, и касалось того, что были «установлены четверо сообщников задержанного ранее координатора атак» и даже названы их фамилии. «Задержанный О.Токарев признал свою вину и сотрудничает со следствием. Установлено, что ему активное содействие оказывали другие иностранные граждане – К.Литвинов, С.Шаповалов, Б.Демченко и Я.Малышок», - сообщил сайт Polisia.kz. По версии следствия, они занимались поиском и вербовкой исполнителей провокаций и нападений на журналистов, придумывали способы их преследований и организовали атаки на сайты СМИ.

Как мы помним, мотив действий этой группы был обозначен нашими правоохранителями предельно четко и носил очевидный политический характер: «Целью нападений преступной группы являлась имитация преследования представителей масс-медиа для дискредитации президента РК и проводимых им демократических реформ». Это очень хорошо «ложилось» в канву визита госсекретаря США Блинкена в Казахстан: кампания преследования журналистов в нашей стране остановлена, ее организатор-иностранец (потом оговорились, что «координатор») схвачен, целью было именно выставить Токаева в невыгодном свете перед Западом. Тот факт, что иностранец-хакер не был представлен более подробно, даже бросало тень на возможную активность агентов нашего северного соседа, очевидным образом не радующегося нейтралитету Астаны в украинском конфликте и сохраняющимся связям Казахстана с «коллективным Западом». Правда, в итоге Токарев оказался гражданином не России, но Украины, однако, политической подоплеки в этом пока никто не видит, что, без сомнения, неплохо, особенно на фоне того, что ранее у нас уже осуждали некоего «снайпера-пропагандиста», чуть ли не готовившего покушение на Токаева по приказу спецслужб Украины. Как сообщает главред сайта Ulysmedia, Токарев – действующий сотрудник МВД Украины, находится в декретном отпуске, и, видимо, дезертировал из воюющей страны, потому что «сбежал в Болгарию», где нашел «работу» в интернете.

Вторым недоброжелателем второго президента напрашивается группа людей, которую мы можем условно определить, как «Старый Казахстан». И подробности, сообщенные еще на прошлой неделе г-ном Борейко, довольно очевидным образом указывали на родственника олигарха Александра Клебанова, сына его племянницы, мужем которой был «айтишник Рахата Алиева» - Сергей Маневич. В интернете есть упоминания о нем, как об организаторе прослушки окружения Назарбаева и нападений на журналистов. Там же были предположения о гибели Маневича-старшего в заключении. На этой неделе журналисты увидели подтверждение этого факта в постах еще одного фигуранта тех дел – бывшего председателя КНБ Альнура Мусаева, который упоминает о смерти своих друзей – Мажренова и Маневича - в заключении в Казахстане. Однако, в беседе журналистов с задержанным сыном Маневича говорилось, что его отец «в бегах». Что касается самого Александра Клебанова, то в прошлом году его имя активно светилось в казахстанских медиа из-за пропажи тепла в самый разгар морозов в Экибастузе, где именно его компания владеет Экибастузской ТЭЦ.

В общественном сознании казахстанцев Клебанов выглядит, как один из ярких представителей того, что Токаев заклеймил, как «олигополию» в «Старом Казахстане». Акции «Казахтелекома», которыми владел Клебанов, в итоге оказались у Кайрата Сатыбалды, осужденного в прошлом году за хищения именно в этой организации. Кроме этого Клебанов был руководителем государственной авиакомпании «Беркут», перевозившей Назарбаева на многочисленных «бортах №1», и в целом всегда считался близким к семье первого президента Казахстана. Родственная связь Клебанова с заказчиком компании против казахстанских СМИ с целью «имитации преследования представителей масс-медиа для дискредитации президента РК и проводимых им демократических реформ» выглядит именно, как конфликт «Старого» и «Нового» Казахстанов. Вероятно, именно с этим (точнее нежеланием Астаны такой конфликт афишировать) связано то, что следствие неожиданно начало говорить об иных побудительных мотивах нападений на журналистов, сайты и редакции.

В официальном сообщении об аресте сына Маневича (который носит фамилию матери) говорится: «Установлено, что организатором и инициатором нападений на журналистов является гражданин Казахстана Клебанов (Маневич) Аркадий Сергеевич. Он задержан и с санкции суда помещен под арест. Ему вменяется совершение преступлений, предусмотренных статьями 115 «Угроза», 147 «Нарушение неприкосновенности частной жизни», 158 «Воспрепятствование журналистской деятельности», 202 «Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества» и 293 «Хулиганство» УК РК. Задержанный признался в содеянном. В ходе допроса он сообщил, что организовал все нападения самостоятельно, потому что имел личные мотивы и давние претензии к ряду известных представителей казахстанских СМИ. Для реализации своих противоправных планов Клебанов-Маневич нанял группу хакеров и исполнителей акций. Цели и варианты провокаций он выбирал самостоятельно. Гонорары исполнителям выплачивал от прибыли, полученной им от операций с криптовалютой». Чтобы убедить общественность, Клебанов-Маневич 4 марта предстал перед журналистами, подвергшимся преследованиям с его стороны, и они даже смогли задать ему вопросы, о чем сообщили в своих СМИ.

Возможно, это было ошибкой следствия. Потому что в изложении общения задержанного с журналистами мотив личной ненависти выглядит довольно странно. Во-первых, далеко не все подвергнувшиеся атакам журналисты в годы, когда Маневич-младший, по его словам, получал «детскую травму» (2007-2008 годы), писали о его отце, и вообще работали в СМИ. Во-вторых, упомянутые им самим на импровизированном допросе-интервью с пострадавшими журналистами названия СМИ, которые негативно подавали информацию о его семье, вовсе не подверглись никаким атакам с его стороны. Более того, у журналистов даже появились вопросы по поводу психического здоровья Маневича-Клебанова. Кроме того, в показаниях Токарева, который также беседовал с журналистами, четко указывалось на необходимость достижения резонанса в обществе, который и был целью атак, в то время как Маневич-Клебанов отрицает такую цель, и, по его словам, добивался «закрытия СМИ». Такое противоречие между мотивами «координатора» и «заказчика» вызывает вопросы к следствию, которое никак не объясняет это противоречие – почему вначале говорилось про политические цели преступлений, а теперь оно согласно принять «признание» задержанного по поводу «личных мотивов»? Потому что, даже если считать слова Маневича-Клебанова правдой, то в МВД как минимум должны объяснить, зачем они поторопились с объявлением политического мотива.

Еще один момент, который вызывает вопросы к следствию, это отсутствие в списке обвинений задержанным за преследования журналистов пресловутой статьи 262 «Создание и руководство организованной группой, преступной организацией, а равно участие в них». Обычно эта статья существенно «утяжеляет» обвинения, переводя обвинения в разряд тяжких. Предъявленные пока Маневичу-Клебанову статьи достаточно легкие. Например, наказание по статье «Угроза» (статья 115 УК РК) – штраф или арест до 30 суток. За «Нарушение неприкосновенности частной жизни и законодательства Республики Казахстан о персональных данных и их защите» (статья 147 УК РК) – максимум три года лишения свободы. За «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста» (статья 158 УК РК) сопряженный насилием или угрозой его применения – максимум лишение свободы до 2 лет. И только «Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества» (статья 202 УК РК) и «Хулиганство» (статья 293 УК РК) могут «светить» сроком от 3 до 7 лет, хотя и там все начинается со штрафа и исправительных работ. И то, учитывая, что все это – первая судимость, то обычно максимальный срок не дают.

Сравните это с наказанием по 262-й «ОПГ-шной» статье: «Создание организованной группы или преступной организации, а равно руководство ею или структурным подразделением преступной организации – наказываются лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет с конфискацией имущества». Часто 262-ю применяют, чтобы серьезно надавить на фигуранта, вынуждая его сотрудничать со следствием, поскольку она позволяет бесконечно держать его в СИЗО, и светит реальным тюремным сроком, в отличие от более легких «основных» статей. Отсутствие ее в деле Маневича-Клебанова выглядит, как существенная поблажка, которая кажется не совсем уместной в ситуации, когда его показания противоречат словам того же Токарева. И это тоже наводит на мысль об осознанном стремлении следствия перейти от «политической» версии, которая отработала свою роль во время визита Блинкена, к «личным мотивам», что больше соответствует стремлению «Нового Казахстана» не обострять отношения со «Старым Казахстаном».

Естественно, что после таких противоречий и с учетом фамилии «заказчика» представители медиасообщества открыто говорят о сомнениях по поводу честности следствия. Казахстанский журналист и правозащитник Сергей Дуванов в своем аккаунте в Facebook пишет: «В деле о провокациях против алматинских журналистов нашли главного заказчика. Им оказался простой айтишник, который, якобы, на почве личной неприязни к журналистам, по старой памяти, все это организовал и профинансировал. И в этот бред предлагается поверить казахстанцам. Очень похожую схему вывода из-под подозрения Назарбаева применили в 2006 году при расследовании убийства одного из лидеров оппозиции Алтынбека Сарсенбаева и двух его помощников…». Он предполагает, что «следствие прекрасно знает истинного заказчика … из Объединенных Арабских Эмиратов, где собственно и работал Маневич и откуда он руководил координатором Олексием Токаревым в Алмате», и что реальный заказчик – «кто-то из семьи Назарбаева».

«…Можно предположить, что этот человек имеет отношение к казахстанской журналистике и возможно даже работал с кем-то из тех журналистов против кого были организованы провокации, - пишет Дуванов. - Акорде эта версия абсолютно не выгодна. Там понимают, что нельзя выставлять заказчиком атак на журналистов человека из семьи Назарбаева. Это поставит в сложное положение президента Токаева, который продолжает демонстрировать свое уважение к Назарбаеву и выступает гарантом его безопасности и неприкосновенности. Его и по факту его семьи. В этой ситуации Токаев окажется перед необходимостью объясняться, как такое может быть, что семья первого президента работает на дискредитацию Токаева, а он их, по сути, прикрывает. Видимо, исходя из государственных интересов, и недопущения дискредитации Назарбаева посчитали, что лучше, крайним в этом преступлении сделать никому не известного Маневича. Так что, похоже, стрелки с семьи Назарбаева переведут на постороннего человека, и правды мы в очередной раз не узнаем».

О сомнениях по поводу «странного заказчика Клебанова» пишет в личном аккаунте и Гульжан Ергалиева, участвовавшая во встрече с ним. «У нас состоялась довольно подробная беседа с обоими подозреваемыми, - отмечает она. - Они вину признали, каждый объяснил свои причины и мотивы. Если Токарев утверждает, что был координатором всей операции, которую вел из Алматы, куда приехал по полученному заказу из Дубаи, то Клебанов обозначает себя заказчиком всей операции. Как мы поняли, причастность обоих ко всем эпизодам нападения и давления на журналистов (исключая нападение на журналиста Даника Молдабекова в подъезде) доказана содержимым их компьютеров и личным признанием. Но вот мотив назвавшего себя заказчиком Аркадия Клебанова поставил нас не только в недоумение, но и вызвал абсолютное недоверие».

По ее словам, «Клебанов причину своих атак на журналистов» объясняет тем, что «в подростковом возрасте испытал сильнейшую психологическую травму от того, что все СМИ в 2007 году писали историю о его отце в клеветнической и унизительной форме, как о бандите и сообщнике Рахата Алиева, оскорбляли его семью и его мать». Из-за этого «в нем скопилась непреодолимая ненависть ко всем СМИ и журналистам и теперь пришло время отомстить», «причем месть его не имеет личного характера, он решил мстить всем подряд». «Клебанов, дескать, добивался устрашения всех нас и в результате добровольного закрытия наших ресурсов, - пишет Ергалиева. - Понятно, что такое объяснение так называемого заказчика никого из нас не удовлетворило, а только еще больше вызвало сомнений, что он, Клебанов и есть заказчик. Перед нами сидел либо не совсем психически здоровый, либо очень и очень напуганный человек. Но отнюдь не уверенный в себе заказчик». Кроме того, журналист упоминает, что группа Маневича-Клебанова также «планировала долгосрочную операцию по терроризированию и дискредитации не только журналистов, но и общественных и государственных деятелей, а также бизнесменов - по списку 50 человек». Очевидным образом, наличие этого списка мало «бьется» с безадресной ненавистью к СМИ.

Коллеги из редакции сайта «Орда» также выразили сомнение в отсутствии общения и связи Маневича-Клебанова с родственниками. Главный редактор Orda.kz Гульнар Бажкенова также присутствовала на очной ставке с предполагаемыми зачинщиками нападений на журналистов. «Во время очной ставки он сообщил, что не общается со своей матерью Мариной Клебановой и своим богатым родственником, владельцем холдинга ЦАТЭК Александром Клебановым, - сообщает сайт «Орда». - Вот только он лукавил или не сказал всей правды. Как выяснил отдел расследований, Аркадий Клебанов занимался возведением некоего строения в Алматы, в микрорайоне Еременсай. Однако участок на улице Пальгова принадлежал его матери с 22 декабря 2020 года. В специализированном межрайонном суде по административным правонарушениям Алматы в конце 2022 года было даже разбирательство по поводу участка. Как же тогда получилось, что мать и сын не общались, если он строил на её земле?». Сайт также цитируют соседей Клебановых по этому участку, которые подозревают, что вместо дома на нем построили майнинговую ферму, из-за чего у них часто пропадало электричество. Кроме того, «на участке Аркадия Клебанова всегда было много машин с российскими номерами».

Также «ордынцы» накопали информацию о том, что мать Маневича-Клебанова является учредителем компании, в которой ее деловым партнером выступает лицо, которое «предположительно, приходится родственницей члену партии Respublica и председателю Учет.kz Максиму Барышеву». Сайту Ulysmedia удалось взять комментарий у самого Александра Клебанова (в отличие от матери задержанного, он согласился говорить с журналистами), который отрицает какие-либо связи с внучатым племянником. «Надеюсь, что следствие разберётся. Но я считаю, что такая угроза и атака на журналистов неприемлема. Супруга Дарья Клебанова тоже является журналистом, и мы разделяем ситуацию, которая произошла. Аркадия лет 5 я не видел. Если честно я не могу сказать, что у него там в голове происходило», - цитирует сайт Клебанова-старшего.

Гадать, чем закончится следствие по крупнейшему делу о преследовании журналистов в истории Казахстана, довольно сложно. При том, что на этой неделе обозначился уклон следствия от политики и в сторону списания всего на одно лицо, действовавшее по мотивам личной мести, слишком много неувязок свидетельствуют против этого. Да, и участие журналистов позволяет общественности делать свои выводы о характере расследования, базируясь не только на официальной информации (хотя и в ней противоречий уже достаточно). Поэтому властям страны придется сильно постараться, чтобы итоги этого дела не привели к новому поводу для недовольства их позицией. В истории страны уже был один «гейт», который закончился для руководства страны относительно безболезненно, однако, в этот раз речь идет не о найденных где-то неучтенных деньгах, а о вполне конкретных нападениях на журналистов, кроме того, у власти уже несколько иные люди, которые всячески подчеркивают, что они – другие.

Что ж, у них есть шанс доказать, что «Новый Казахстан» все же отличается от «Старого». Или же подтвердить мнение скептиков, которые считают, что главное и единственное отличие – только фамилии…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...