Центральная Азия: С Москвой или Анкарой? | Деловая неделя
18 июня 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Центральная Азия: С Москвой или Анкарой?

24.07.2023 10:16:32
№: 27 (1523)

Странам региона придется подыгрывать и тем, и другим в своих национальных интересах

Юрий Сигов, Вашингтон

Взаимоотношения с ведущими странами мира, включая важнейших географических соседей Центральной Азии – Россией, Китаем, Ираном, Турцией являются приоритетами их внешней политики. Что для Астаны, что для Ташкента, что для других их партнеров по региону принципиально важно, каким образом нынче формируются и развиваются отношения по целому набору направлений – Россия и Китай, Китай-Турция, Иран-Россия и других. Но наиболее важным именно в данный момент для этих государств будет то, как дальше пойдет дело в контакте между Турцией и Россией.

Безусловно, Китай по-прежнему - партнер номер один для Центральной Азии, но из-за событий вокруг Украины взаимоотношения именно России с Турцией становятся важнейшими для политической и экономической стабильности всей центральноазиатской пятерки. Причем отношения Анкары и Москвы вообще давно уже находятся вне понятий какой-то вменяемой логики. А уж сейчас они и вовсе переходят в разряд «очевидного, и еще более невероятного».

Еще совсем недавно российские власти убеждали собственное население в том, что на турецких президентских выборах победить должен только Т.Эрдоган. А он сразу после победы взял – да и отправил командиров украинского батальона "Азов", которых само же российское начальство отдало Анкаре, обратно на Украину. А еще господин Эрдоган торжественно заявил, что Киев имеет право на вступление в НАТО, против чего, собственно говоря, Москва все эти полтора года и воюет.

Кто-то считает, что турки всех кидают и разводят, потому что это господин Эрдоган такой ушлый и лицемерный в проведении собственной политики. Кто-то настаивает на том, что это в очередной раз Россия все проиграла, и слишком уж доверилась турецкому главе, который обманет любого - и глазом не моргнет. А уж тем более там, где речь идет о мировой геополитике и сопутствующих ей миллиардах долларов столь желанной им прибыли.

Хитрость вкупе с географией. А еще – с давней и недавней историей

Наверное, все страны Центральной Азии уже успели за годы независимости испытать на себе ключевые черты турецкой внешней политики. Это наличие чувства оскорбленной национальной гордости, желание наказать тех, кто нанес стране в прошлом незаживающие исторические обиды и поражения, обман как средство ввести партнеров в заблуждение, чисто восточное лукавство и стремление столкнуть лбами тех, кто на поверку оказывается не столько партнерами Анкары, сколько ее лютыми противниками.

Тогда чему удивляться, что главной чертой турецкой внешней политики что по отношению к России, что к коллективному Западу, что к тем же Ирану или арабским странам является самое натуральное коварство. То есть считать это именно неким негативным фактором политики, конечно, можно. Но на деле так вести себя турки будут при любом правителе (Эрдоган - вовсе не исключение), и в отношениях с любым иностранным государством.

Это проявилось и в ходе Первой мировой войны, и при моментах распада Османской империи, и во времена формирования Турции как независимого, но в то же время «себе на уме» игрока всего региона Передней Азии и Средиземноморья. Говоря об исторической памяти турок (а она у них, и особенно турецких современных правителей), приоритетно стоит отметить, думаю, желание отомстить всем тем, кто по каким-то причинам захватывал турецкие земли и приводил к унижению турецкие власти.

Ведь по тому же Севрскому договору от 1920 года, Стамбул и территория вокруг черноморских проливов были изьяты из-под контроля турецкого правительства и управлялись под международным присмотром. Европейская часть Турции передавалась Греции, а турецкая армия, наводившая шорох и страх на все окрестные земли столетиями, оставалась чисто номинальной по численности. Тогда же молодое советское правительство сделало ставку именно на Турцию, думая, что там обязательно воцарит советская власть. А Кемаль Ататюрк будет своего рода «турецким Лениным».

Именно тогда, кстати, впервые вновь образованный СССР совершил одну из своих ключевых внешнеполитических ошибок, сделав ставку на «в будущем советскую Турцию», считая, что там забудут о 13 войнах с Российской империей, и понесенных в них поражениях. В СССР, в учебниках истории всегда подчеркивалось, что в 1921 году от советских Армении и Грузии (кстати, при полном попустительстве Москвы) Турцией были отторгнуты довольно обширные территории. И никто их с тех пор никому Анкарой возвращать и не собирался.
Традиционно Турция маневрирует между Россией и Западом, и ведет собственную игру – в том числе и на постсоветской территории. При этом, как в свое время Сингапур, Турция решила использовать в борьбе за собственное международное влияние уникальную географию. Турция ведь не только «хозяйка ключей» от черноморских проливов, но и может по ним пропускать кого пожелает, а кого - и блокировать. Да, есть некая Конвенция Монтре от 1936 года, согласно которой военные корабли всякой воюющей державы не имеют права проходить через проливы. Но Анкара в любой момент может поступить так, как посчитает выгодным для себя. И никак иначе.
И сегодня львиную долю развединформации о российской армии и особенно ее Черноморском флоте в рамках НАТО сливает Анкара. Причем эта информация идет не только руководству Альянса, но и Украины. Турки и не скрывают, что готовы в любой момент поддержать Украину военным путем, если «того потребуют обстоятельства». А ведь есть еще и Крым, который Турция не признает российским. Плюс есть еще страны Центральной Азии, где Анкара чихать хотела на их якобы советское прошлое и «географическую близость с Китаем».

Господин Эрдоган не раз ссылался на то, что страны Центральной Азии – родственные души туркам, и им куда выгоднее и ближе по любым вопросам взаимодействовать с Турцией, чем с двумя «опасными и жадными на их территории соседями». Со своей стороны Россия, имея возможность давить на того же Эрдогана с помощью поддержки курдов на турецкой территории, практически ничего для этого не делает.

В Турции проживает около 25 миллионов курдов – а это примерно четверть всего ее населения (сколько их живет в других странах, думаю, в данном контексте не принципиально), и они всегда хотели если не создать собственное независимое государство (чему будут мешать все те государства, где они нынче проживают), то как минимум получить от Анкары широкую автономию. Вот уже 40 лет курды воюют против правительства Турции за свои права, но пока без особых достижений в плане реализации поставленных перед собой целей.

Потом с 2011 года настал черед Сирии, где интересы Турции и России лишь частично совпадают, а по основным позициям – полностью различны. Более того: опять-таки по причине той самой географии Россия в своем сирийском военном присутствии более, чем зависима от благожелательного к себе отношения со стороны Турции. Анкара в любой момент ведь может перекрыть проливы, и тогда военная группировка России в Сирии будет просто обречена.

Большая часть грузов туда идет именно морским путем, и если после запрета на пролет через турецкое воздушное пространство российские самолеты вынуждены ее облетать через Иран и Ирак, то по воде никаких иных путей, кроме как через контролируемые Турцией проливы в Средиземное море, у российских военных моряков нет. И на сегодняшний день можно констатировать главное: по большому счету в Сирии у России и Турции никакого взаимопонимания нет, а есть лишь целый наборов крайне ненадежных с обеих сторон компромиссов.

Друзья по-турецки – это те, кто тебе все свое задаром отдает, и ничего от тебя взамен не требует

Здесь хотелось бы остановиться на двух, на мой взгляд, ключевых понятиях в международных отношениях, которыми направо-налево принято разбрасываться как гадающими обычно на кофейной гуще политологами, так и самими политиками. Во втором случае подобные клише намного более опасны, потому как именно большим политикам кажется, что они допущены к каким-то поднебесным высотам решения вопросов существования отдельно взятых государств. А всех остальных они своими якобы «умными решениями» попросту будут ставить лишь перед свершившемся фактом – и не более того.

Так вот слово «союзники» давно уже в практической плоскости ассоциируется со словом «вассал», «шестерка», «мальчик на побегушках» и тому подобное. Просто отдельные политики не хотели бы называть вещи своими именами, и уж тем более не применять аналогичные термины по отношению к себе лично и к руководимым ими странам. Никаких, и ни у кого союзников не было в современном мире, и быть не может (Россия со всеми ОДКБ-БРИКС-ЕврАзЭс и ШОС сюжетами это ощущает на собственном международном статусе чуть ли не ежедневно).

Там же где в двусторонних отношениях к чисто дипломатической болтовне приплюсовывается еще и военная сила (хотя и ее надо периодически демонстрировать, чтобы все твои «союзники» знали свой шесток, и не особо кичились собственной якобы независимостью), какое-то подобие двусторонних «партнерских отношений» в принципе выстраивать все же можно.

К примеру, в том, что касается отношений с Центральной Азией, то Турция внимательно наблюдает за тем, чем же все-таки завершится военное противостояние Москвы и Киева (если оно вообще когда-нибудь закончится). И если Россия по каким-то причинам потерпит поражение или очень сильно ослабнет, то Турция самым активным образом постарается заместить ее в центральноазиатском регионе. Тем более, что вся региональная пятерка стран, включая даже персоязычный Таджикистан, явно не против укрепления позиций Анкары.

То же самое касается и Закавказья. Отношения с Азербайджаном у Турции самые тесные, в том числе – на уровне высокой политики и обороны. А любая нормализация отношений между Арменией и Азербайджаном, и соответственно Арменией с Турцией означает резкое снижение влияния в регионе России. И все муссируемые российскими политиками некие «исторические кошмары армянского геноцида» со стороны турок в 1915 году могут быть по нынешним торгово-сделочным временам очень быстро уйти в небытие.

Везите к нам ваши деньги. А как ими распоряжаться – решаем уже только мы сами

И здесь вот какие основные моменты в отношениях Турции и России стоило бы учесть. И российский президент, и турецкий его коллега считают себя, очевидно, большими мастерами мировой политики. Соответственно им периодически кажется, что они всех своих партнеров-конкурентов могут обвести вокруг пальца и добиться победы за явным преимуществом. На самом же деле и тот, и другой допускают иногда прямо-таки катастрофические ошибки. Но если турецкий лидер их пусть и нехотя, но признает, и тут же старается исправить, то в Москве по-прежнему придерживаются явно спорного курса в отношениях с Анкарой и ее первым лицом.

Почему? Судите сами. Только этим летом российские туристы вывезли из страны на турецкие курорты более миллиарда долларов. Все призывы российского руководства к собственным согражданам «отдыхать в Крыму и Сочи» ни к чему не приводят. Народ российский по-прежнему рвется в Турцию, сколько бы, и какой помощи Украине не оказывала Анкара и сейчас, и на будущее. Как строила за свой счет Москва атомную станцию в Турции, так строительство и продолжается. Какие бы антироссийские действия не предпринимал «большой друг Эрдоган», и каким бы потерями для Москвы это не грозило (и это не считая убийства российского посла, сбитого российского истребителя в Сирии многого другого).

Как оставалась навязчивая идея поставлять в Турцию и через нее российский газ в регион, так она по-прежнему – причем явно в ущерб России – продолжает осуществляться. Да и недавняя зерновая сделка по самым скромным подсчетам нанесла Москве ущерба более, чем в миллиард долларов, но зато принесла полмиллиарда Турции в виде чистой прибыли. К чему это все приводит? Турция чувствует себя в отношениях с Россией хозяйкой положения. И всегда сможет надавить на Москву так, что вся ее дипломатическая гибкость может обернуться для нее полным провалом.

Наивно предполагать, что Анкаре действительно видится в той же Греции соперник в регионе, или ей на самом деле было больше всех нужно оспаривать вступление в НАТО Швеции и Финляндии. Но господину Эрдогану нужно было максимально улучшить свои торгово-сделочные позиции для получения финансовой помощи извне (тот же новый кредит от МВФ, сумма которого намного перекрывает доходы от что туристического, что иного бизнеса с Россией), и под это поиграть в независимость и «строптивый характер», который всерьез можно принимать лишь с очень большой натяжкой.

Можно говорить о следовании Анкарой той самой политики многовекторности, которую столь активно реализуют на практике все страны Центральной Азии. Турецкий президент, к примеру, очень большой мастер маневрирования, балансирования на грани скандала и кризиса, невыполнения уже достигнутых ранее договоренностей, которые другие страны и их лидеры по какой-то странной причине считают чуть ли не обязанностью Анкары (те же отпущенные на свободу украинские командиры). Да и иногда откровенно возмутительные эпатажи на внешней арене, когда так называемых «друзей Эрдогана» кидают по всем позициям как чересчур доверчивых ребятишек.

И в отношениях России и Турции ключевым аспектом их взаимоотношений становится умение «кинуть» противоположную сторону – но желательно в тот момент, когда она меньше всего этого ожидает. И уж тем более опередить ее в подобном «тонком понимании международной обстановки», потому как кто бьет первым – то почти всегда может ударить и во второй раз. Пока «верный друг и стратегический партнер» не успеет оправиться от прежнего удара-шока.

В том же, что касается турецкого присутствия в Центральной Азии, следует понимать не столько даже реальное влияние той же турецкой культуры, языка и прочего, на что столь активно любит напирать нынешний турецкий президент. Наверное, главным здесь является сам факт наличия Турции как определенного баланса сил в регионе, который позволяет всей центральноазиатской пятерке сохранять свою государственность, и в то же время многовекторно поддерживать отношения со всеми центрами силы в регионе.

При этом дальнейшее возможное ухудшение отношений между Москвой и Анкарой может напрямую отразиться в поведении этих двух стран и в Центральной Азии. Тот же совет Тюрксой – лишь видимость якобы чисто культурного взаимодействия тюркоязычных стран. На самом же деле это – большой, прежде всего политический проект, позволяющий Турции не только укреплять свои позиции в регионе, но и по возможности ослаблять их в лице тех же России и Китая.

Степень же активизации Турции в Центральной Азии будет в дальнейшем зависеть исключительно (как и многое другое) от того, как пойдет развитие событий на российско-украинских фронтах. От этого, кстати, будет зависеть не только позиция самой Турции в регионе, но и то, как к любой внешней силе – в том числе и турецкой – станут относиться страны центральноазиатской пятерки. Ведь для них тоже принципиально, насколько могут обостриться отношения Москвы и Анкары в районе Черного моря и по украинской теме, и кто в таком случае окажется в более выигрышном положении.

Принципиально важно и то, как будут развиваться отношения России и Китая с Турцией. Ведь не секрет, что в Пекине, и в Москве рассматривают Центральную Азию как стабильный и надежный тыл, что позволяет им активнее взаимодействовать в отношениях с коллективным Западом. Однако если Турция в этих отношениях будет все более настойчиво продвигать свой натовский интерес, контакты Анкары с Москвой могут существенно ухудшиться. И страны Центральной Азии это достаточно быстро ощутят на себе.

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...