Центральная Азия с плюсом | Деловая неделя
30 мая 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Центральная Азия с плюсом

24.10.2022 11:07:55
№: 39 (1489)

Рахмон на встрече в Астане призвал Путина «уважать» страны Центральной Азии

Почему ведущие страны мира пытаются на американский манер подружиться сразу со всем регионом коллективно?

Юрий Сигов, Вашингтон

Какие-то странные, и даже, я бы сказал, нестандартные времена нынче настали. То какая-то часть света становится центром вселенского внимания, и даже непонятно, с какой это вдруг стати. Потом как-то все словно по команде затихает. Упоминать такой регион или отдельно взятую страну никому даже в голову не приходит. И об их существовании все тут же напрочь забывают. И вдруг вновь: всем до этой страны или группы стран есть дело, все о них как-то резко озаботились, и если не центр всеобщего внимания они, то как минимум на пару дней – все это новости первых полос газет и телеканалов.

Так вот что-то подобное в последнее время происходит с Центральной Азией. То регион объявляли новой ареной схватки целого сонма ведущих мировых политических и экономических игроков. То потом все переключились на Афганистан. И если кто о Центральной Азии и пятерке ее стран и упоминал, то исключительно через призму афганской тематики и ее влияния в целом на международные отношения. Теперь Афганистан с первых полос новостных отчетов сошел (хотя то, что талибы крепко держат там власть, никого больше не удивляет), но зато опять-таки «вдруг» прямо-таки возродился интерес к самому региону Центральной Азии.

Хорошо это или не совсем для самой центральноазиатской пятерки? Наверное, неплохо уже потому, что внимание подобное к ним сфокусировано исключительно на борьбе одних с другими. Если кто-то один там что-то начинает «мутить», или съездит в регион то министр какой-то, а то и целый президент – значит и другим надо потихоньку вроде как «подтягиваться», и тоже свой флаг там непременно «засветить». При этом у каждой страны, желающей «поиграть в свою игру» в Центральной Азии исключительно свои интересы, и своя форма их там продвижения.

Но при этом и у самих центральноазиатских государств довольно разнящиеся не только интересы, но и планы на будущее. С кем конкретно, и в какой форме эти интересы они собираются реализовывать - дело нынче каждой отдельно взятой суверенной страны. Вот только суверенными и самостоятельными они кажутся сами себе. В то время, как с виду «большие и сильные» думают о регионе в некоем едином целом. И соответствующим образом к нему в плане контактов и сотрудничества относятся.

Как «все пятеро» - так только вместе. А как дружба с ними - так строго по одиночке

Примерно десять лет назад сотрудник института Джона Хопкинса Фредерик Старр разработал основы внешнеполитической концепции общения администраций США с регионом Центральной Азии. На уровень президента страны такая затея «не тянула», поскольку слишком уж опосредованные интересы там были у американцев, и до сих пор, между прочим, ни один хозяин Белого дома до полномасштабного визита в Центральную Азию так и не сподобился. А вот Госсекретарю общаться со своими центральноазиатскими коллегами показалось в самый раз.

Именно тогда и зародилась схема контактов министров иностранных дел стран региона со своим американским коллегой. Идеальным местом встречи рассматривался Нью Йорк, потому как на ежегодную сессию Генассамблеи ООН так или иначе, но министры стран региона всегда прилетали. А там с ними можно в отдельно взятом кабинете и по душам побеседовать, и от них услышать, чтобы они такого хотели получить от Соединенных Штатов.

Потом дело пошло веселее, и подобные встречи стали проводиться уже в одной из столиц стран Центральной Азии, куда ближайшим географическим соседям было бы проще подъезжать на рандеву с американским Госсекретарем. А тому не было бы необходимости перелетать из столицы в столицу с краткосрочными визитами. В результате схема, названная «пять плюс один» стала уже по сути дела «обязательной программой» и в графике Госсекретаря США, и министров иностранных дел стран региона.

Естественно, что подобный формат сразу же резко стали критиковать в Москве и Пекине (дескать, американцы пытаются тем самым оттащить страны региона от традиционного сотрудничества с Россией и Китаем). А недавно российское руководство внесло в число иноагентов, и запретило въезд в страну тому самому Фредерику Старру, который, кстати, уже давно не занимается регионом в своей прежней ипостаси, передав руководство центром по изучению Кавказа и Центральной Азии более молодому коллеге.

Между тем именно американский формат взаимоотношений со странами Центральной Азии, видимо, приглянулся и России, и Китаю (а именно они – важнейшие партнеры и собеседники государств региона вне зависимости от желания тех искать для себя и другие, альтернативные направления развития своей многовекторной политики - от Евросоюза и Турции до Японии, Индии и Арабского мира).

Вот и недавно в столице Казахстана прошла встреча на высшем уровне в формате «Россия плюс Центральная Азия», в ходе которой президент РФ встретился с лидерами Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана, Туркменистана и Таджикистана. Это была первая подобного рода встреча, поскольку ранее Москва строила свои отношения с государствами региона исключительно на двусторонней основе. Тут же российские СМИ по какой-то странной причине подчеркнули, что, дескать, встречи в формате «ЦА плюс один» с Соединенными Штатами теперь вообще бессмысленны, а саммит на высшем уровне «Россия плюс ЦА» - это некий «триумф российской и провал американской дипломатии».

Думаю, что подобные рассуждения все-таки очень сильно притянуты за уши, а встреча именно на высшем уровне, с одной стороны, действительно придает больше важности и статусности подобному мероприятию. Но с другой в любом случае осуществлять сотрудничество будут все-таки профильные ведомства и министерства, а до их каких-то реальных действий и их результатов еще пока очень далеко.

Насколько сама Центральная Азия заинтересована именно в таких многосторонних площадках для контактов с ведущими государствами мира? Не думаю, что их очень в этом деле привлекает некая (причем весьма эфемерная) возможность вести диалог с ведущими мировыми игроками на равных условиях. Интересы все-таки у Узбекистана или Туркменистана довольно прилично разнятся, не говоря уже о, к примеру, недавно в очередной раз воевавших Таджикистана и Кыргызстана.

Да, сформулировав некую общую позицию по основным международным вопросам, касающихся проблем безопасности, привлечения иностранных инвестиций, развития транспортной инфраструктуры они в состоянии выработать некую общую переговорную позицию. Но в любом случае у каждой страны Центральной Азии - свой спектр интересов, и в отношениях с той же Россией или Китаем у них зачастую весьма серьезно разнятся как политические, так и экономические запросы.
Стоит также напомнить, что уже существует подобный формат диалога «Центральная Азия плюс Япония» (ему скоро исполнится 20 лет, но какими-то особыми достижениями этот вариант взаимодействия похвастаться не может). С 2007 года нечто подобное функционирует и в отношениях между Южной Кореей и странами Центральной Азии. Американцы были более настойчивы, и даже подписали со странами региона соглашение о торговле и инвестициях. Согласно этому документу, вся центральноазиатская пятерка на ежегодной основе обсуждает с американцами вопросы инвестиций, торговли и регионального сотрудничества.
Также отмечу, что с американцами в этом формате готовы работать все страны региона, и они сами с радостью откликнулись на то внимание, которое им уделил Вашингтон. Семь лет назад в Самарканде они подписали соглашение о сотрудничестве в области расширения экономических связей, экологии и региональной безопасности. Внесена Центральная Азии и взаимодействие с ней в этих рамках в текст Стратегии США в Центральной Азии до 2025 года, реализуемой американской администрацией вне зависимости от того, представитель какой политической партии в тот момент находится в Белом дома в должности президента Соединенных Штатов.

Американцы работают в Центральной Азии в долгую. Также намерен делать и Китай. А Россия реагирует в регионе только ситуативно

По какой-то необъяснимой причине работа Соединенных Штатов в Центральной Азии довольно большой группой так называемых «экспертов по региону» в России рассматривается чуть ли не как провальная. Дескать, толк от всех этих встреч на уровне министров иностранных дел особо не виден. Позиции России и КНР в регионе вроде бы по-прежнему сильны, а самим центральноазиатским государствам по любому некуда деваться, как только сотрудничать по всем направлениям с Москвой и Пекином.

Да, начинали американцы обсуждать с представителями МИДов региона вопросы борьбы с экстремизмом и терроризмом, плюс тогда еще всех волновала ситуация в Афганистане. Но американцы и не стремились инвестировать в регион, а чисто вроде бы номинальное присутствие там США через Госдепартамент и его руководство, казалось бы, ничем особо существенным ни России, ни Китаю не грозит. Однако очень даже ошибочно было бы думать, что так и есть на самом деле.

Дело в том, что американцы в этом регионе работают в долгую, и для них важно принципиально оттаскивать пусть и медленно, но верно центральноазиатские государства от России (и Китая – но чуть в меньшей степени). Менять, если можно так выразиться, мозги управленцам уровня принимающих решения в регионе, увлекать «американской мечтой» тамошнюю молодежь (тем более, что и у России, и Китая с этим имеются серьезные проблемы), ориентировать самих представителей региона на взаимодействие с американскими партнерами вне зависимости от того, что Америка от них - это где-то далеко, а Китай и Россия – вот они рядом, через границы.

Несколько с опозданием к взаимодействию с Центральной Азией на региональном уровне подключился Китай. Всего два года назад этот формат освоил МИД КНР, для которого приоритетными остаются евразийские транзитные перевозки товаров в сторону России и Европы. Правда, в виду нынешних событий вокруг Украины вся идея этой части «Нового Шелкового пути», по которому китайские товары планировалось доставлять на европейские рынки, может быть поставлена под очень даже сильное сомнение.

Россия формат министерских встреч с «центральноазиатской пятеркой» использует уже три года, причем среди тем там доминируют вопросы безопасности региона, религиозный экстремизм, поставки наркотиков из Афганистана и ряд других. Между тем в ходе подобных мероприятий больше говорится об американской угрозе региону, нежелании Москвы видеть американские военные контакты с этими странами, вмешательстве США в дела Центральной Азии, нежели звучат конкретные предложения от самой России в качестве какой-то привлекательной для них альтернативы.

Также напомню, что в январе нынешнего года прошли саммиты на высшем уровне со странами Центральной Азии с участием Китая и Индии. Да, они проводились не в живую, а онлайн, но главы Китая и Индии смогли повидаться со своими центральноазиатскими коллегами во время недавнего саммита ШОС в Самарканде. И опять-таки здесь важен не столько уровень встреч, сколько реальная практическая отдача от них на двусторонней основе - как от внешней стороны, так и некоего единого подхода «центральноазиатской пятерки» к дальнейшему развитию сотрудничества с двумя соседними азиатскими гигантами.

Для России вся Центральная Азия - это зона еще прошлых, «советских» интересов. Но страны региона подобный подход Москвы совершенно не устраивает

И здесь стоит обратить внимание на самое главное во всей этой череде встреч на разном уровне под кодовым названием «Я плюс Центральная Азия». С Америкой всегда и везде было и будет понятно и ясно – что ей надо, какие методы будут для достижения своих целей Вашингтоном использованы, и к чему в конечном итоге он будет стремиться. Примерно можно догадаться, чего в той же Центральной Азии ищут Китай, Япония, Южная Корея, Турция и еже с ними.

А вот Россия от всех них в регионе отличается кардинально, и далеко не в лучшую и выгодную для себя сторону. Она при любом руководстве в Москве (по крайней мере на обозримую перспективу) рассматривает его по-прежнему как «бывшие советские республики». Да, так сложилось, что в 1991 году некогда единая страна развалилась, но ее осколки, называющиеся нынче независимыми государствами, для руководства в Москве все еще нечто постсоветское. Хотя название это скорее вводит в заблуждение, нежели облегчает наведение прагматических мостов взаимопонимания в Центральной Азии.

Теоретически на такой встрече Россия обозначает свои интересы в регионе, пытается найти способы уйти от давления западных санкций с помощью государств Центральной Азии, отыскать новые формы взаимодействия в экономике, вопросах миграции. Было, к примеру, объявлено, что подобные встречи на высшем уровне теперь будут якобы регулярными, но важен, прежде всего, сам факт- а для чего все это делается?

Ведь каждое государство региона по большому счету само по себе, проводит собственную, не особо похожую на соседей политику, имеет с той же Россией весьма сильно разнящиеся экономические и финансовые отношения. Если в Казахстан бегут от призыва в армию здоровенные лбы 30-летнего возраста из России, то Туркменистану Россия по большому счету вообще важна лишь опосредованно. Узбекистан вот открывает у себя филиалы российских вузов, зато Кыргызстан - американские и турецкие.

Самым показательным было выступление на встрече «Россия плюс Центральная Азия» президента Таджикистана, который настолько осмелел, что прямо заявил своему российскому коллеге: не надо нас рассматривать как бывшие республики Советского Союза. И это глава республики, четверть трудоспособного населения которой работает в России, безопасность которой обеспечивает крупнейшая за границами России военная база, и которая без помощи Москвы давно уже была бы прибрана к рукам теми же талибами.

Удивительно, но четкий сигнал относительно важности подобной встречи в верхах обозначила сама Москва. Оказывается, важно этим мероприятием было подать некий сигнал … как вы сами уже догадались Вашингтону. Ни больше, и ни меньше. Побывавшие в регионе чиновники весьма невысокого ранга из США, тем не менее, открыто заявляли, что хотели бы «оторвать» республики Центральной Азии от России. Ну и что здесь нового или сенсационного? А что, не так происходит с Украиной или Арменией? Так ведь сами же российские политики все побросали в 1991 году, и естественно, что те же американцы делают все возможное, чтобы никакого «нового воссоединения никогда и не произошло.

И опять имеет место какой-то умышленный самообман. Все ведущие российские СМИ после встречи на высшем уровне «Россия плюс Центральная Азия» уверяли, что США тем самым получили некий сигнал, что их политика «отдаления» региона от России не имеет успеха, а Центральная Азия как бы остается стратегическим партнером Москвы. Вот только в чем здесь успех, и какие такие прорывы случились в результате этого саммита не очень понятно. Что и подтвердил своей речью на встрече президент Таджикистана (советую читателям с ней внимательно ознакомиться).

Разумеется, каждая страна по отдельности в регионе, и все они вместе будут и дальше стараться получить от «заинтересованных сторон» (на это место можно поставить любую важную державу, имеющую здесь свои долгосрочные интересы) как можно больше выгоды и поддержки. Это касается и финансирования отдельных инфраструктурных проектов, и инвестиций, и помощи в сфере образования и подготовки кадров. Не отказываются страны Центральной Азии и от военного сотрудничества, даром что часть из них состоит в ОДКБ - структуре, которая якобы и без Америки должна обеспечивать их нынешнюю безопасность.

Но при этом совершенно очевидно, что все подобное сотрудничество со странами региона будет вестись предельно прагматично. А тесно «прислоняться» они будут и дальше только к тому, кто сильный. А не к тому, кто все еще сожалеет о прошлом, и главной своей задачей в регионе считает «посыл сигналов» за океан, нежели реальное возвращение в Центральную Азию. Но не в как постсоветское подбрюшье, а туда, где теперь расположены пять весьма независимых, и уж точно не постсоветских государств.



Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...