Улкен вопрос | Деловая неделя
15 июня 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Улкен вопрос

24.08.2023 16:50:47
№: 29 (1525)

Нужна ли стране АЭС?

Я сторонник, причем твердый сторонник, развития чистой энергетики и в целом зеленых технологий. Поддерживаю строительство электростанций с использованием возобновляемых источников энергии.

Касым-Жомарт Токаев, президент Казахстана. Из заявления от 26 мая 2021 года

 НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ в Казахстане прошли общественные слушания по поводу возможности строительства атомной электростанции в поселке Улкен Жамбылского района Алматинской области, находящемся на берегу Балхаша. Они прошли в рамках подготовки к принятию правительством окончательного решения о том, будет ли в Казахстане строиться АЭС или нет. Предварительно, чиновники уже составили список потенциальных участников конкурса, а также определили место потенциального строительства (в связи с чем и прошли общественные слушания). Несмотря на все заверения в том, что решение будет принято позже, у общественности складывается ощущение, что оно уже давно есть. И вся эта бюрократия необходима лишь для того, чтобы убедить население в том, что все было сделано по закону. А то, что в итоге от участия в обсуждении, фактически, отсекли всех, кроме жителей села, готовых на все, чтобы в нем вновь появилась достойная жизнь, так это так предписано процедурой. О том, что президент Токаев обещал провести референдум по вопросу о строительстве АЭС в Казахстане, сегодня никто старается не вспоминать. Как и о том, что вообще-то наша страна обещала «прирастать» не атомной, а зеленой энергетикой, которая к 2050 году должна давать не менее 50% всей производимой в стране электроэнергии.

На сегодня доля электроэнергии, вырабатываемой солнцем, ветром и водой, в Казахстане (по результатам 1 квартала 2023 года) составляет всего 4,8%. Что же касается дефицита электричества в стране, то сложился он в последние годы, прежде всего, благодаря активному использованию местной энергетики майнерами-добытчиками криптовалют (об этом свидетельствует отсутствие дефицита еще в 2019 году), а также большим потерям в изношенной электросети и при генерации энергии устаревшими мощностями. Первый фактор уже практически нивелировался, и наша страна перестала быть привлекательной для майнеров, 70% которых покинули Казахстан (в результате чего доля республики в мировом «производстве» криптовалют уже упала с 18,3% до 6%). Второй же фактор – высокая степень изношенности инфраструктуры электроэнергетики и генерирующих мощностей – предполагает скорее расширение финансирования их замены, а не ввод новых объектов производства электричества. Иначе мы, условно говоря, будем решать проблему дырявых труб не их заменой, а увеличением напора воды. Вообще, не совсем понятно, почему с уходом майнеров из страны дефицит электроэнергии сохраняется? Значит ли это, что второй фактор настолько быстро растет? Если это действительно так, то получается, что для решения энергетических проблем страны нужна не АЭС, а глобальный ремонт существующей инфраструктуры и генерирующих мощностей.

На этой неделе, буквально вчера, в Японии произошло знаковое событие: с АЭС «Фукусима» начали сбрасывать очищенные радиоактивные воды в Тихий океан. «Включение насоса для перекачки морской воды в прямом эфире ознаменовало начало реализации резонансного проекта, рассчитанного на десятилетия, - сообщило агентство «Евроньюс». - Ранее сброс одобрило МАГАТЭ, заявив, что радиологическое воздействие будет незначительным. Но многие жители региона с этим не согласны. Среди них местные рыбаки, которые опасаются, что сброс очищенной воды нанесет дополнительный ущерб репутации их морепродуктов. После начала операции Китай приостановил импорт продукции из Японии. Гринпис предупреждает, что процесс фильтрации несовершенен и что в ближайшие десятилетия в море будет рассеяно огромное количество радиоактивных веществ». Как известно, это случилась 12 лет назад, в марте 2011 года, из-за землетрясения и последовавшего за ним цунами. Затопление подвальных помещений, где располагались распределительные устройства, резервные генераторы и батареи, привело к полному обесточиванию станции и отказу систем аварийного охлаждения, в результате чего произошло расплавление ядерного топлива в реакторах энергоблоков, и выброс радиоактивных частиц в воду, воздух и почву в районе аварии. Все это вынудило правительство Японии эвакуировать 164 тысячи человек, навсегда покинувших свои дома. Ликвидационные работы все еще продолжаются, только теперь приступили к сбросу воды, накопившейся на Фукусиме, причем сам проект только по воду рассчитан на десятилетия. В целом же, по оценке Токийской электроэнергетической компании (TEPCO), на приведение объекта в стабильное, безопасное состояние может потребоваться до 40 лет, и стоить это будет по официальным оценкам, до 22 триллионов иен, что по текущему курсу составляет… $151 млрд. Добавьте сюда еще и непрямые потери, скажем, от того же запрета Китаем японского импорта, упомянутого выше. Вот во что обернулась для Японии авария на АЭС «Фукусима-1».

Наверное, этих цифр достаточно, чтобы понять позицию критиков строительства АЭС. Кто-то может сказать, что это расчет на основе неблагоприятных вариантов, и по миру стоят десятки и сотни АЭС, которые работают без аварий. Да, это правда. Но исходя из казахстанской реальности, мы видим, насколько безалаберно в нашей стране подходят к простейшим вещам касательно технической и трудовой дисциплины на опасных производствах. Буквально в мае министр энергетики Алмасадам Саткалиев признал, что в среднем износ энергоисточников по стране составляет 70% (!), а зачесались этим вопросом власти только из-за ряда резонансных аварий, вызвавших трагические последствия в Риддере, Экибастузе и других местах. Мы видели, как авария на МАЭК остановила нефтяную промышленность буквально несколько недель назад. В общем и целом, все это позволяет нам не доверять тому, что государство способно обеспечить безаварийное существование такого опасного объекта, как АЭС.

Кроме того, южный берег Балхаша, как и вся остальная Алматинская область остаются зоной повышенной сейсмической активности. А благодаря проблемам Запорожской АЭС из-за войны в Украине, мы теперь еще и осознаем, насколько большую роль играет для атомной энергетики доступ к большим объемам проточной воды. И именно с этим у Балхаша уже наблюдаются огромные проблемы. Озеро с каждым годом все мелеет, и некоторые экологи уже напророчили ему судьбу Арала. 80% тока в озеро обеспечивает река Или, а Китай постоянно увеличивает забор воды из нее, поскольку верхнее ее течение и истоки находятся на территории сопредельной страны. Вкупе с тающими из-за повышения среднегодовой температуры ледниками, мы видим, что даже без землетрясений АЭС может банально остаться без доступа к воде еще до того, как завершится ее строительство. Буквально на днях в Жамбылской области мы все стали свидетелями ситуации, когда у Кыргызстана просто закончилась вода, необходимая для казахстанского сельского хозяйства. И тут это произошло даже без интенсивного роста потребления воды в Кыргызстане, а просто из-за засухи.

Чем еще продиктован наш скепсис в адрес АЭС? Хотя бы тем, что власти, фактически, обманули казахстанцев по поводу того, насколько они готовы учитывать точку зрения населения в этом вопросе. В 2019 году сам президент Токаев заявил: «Строительство атомной электростанции пока не планируется. Если понадобится, то обязательно будем этот вопрос обсуждать с народом. Если понадобится, то проведем референдум. Вы знаете, Казахстан признан как лидер движения нераспространения ядерного оружия, благодаря историческому решению нашего первого президента Нурсултана Назарбаева, который закрыл Семипалатинский ядерный полигон». А в июне этого года простой вице-министр энергетики Жандос Нурмаганбетов заявил, что нет никакой необходимости обсуждать с населением страны планы по строительству АЭС. «Этот вопрос на референдум выноситься не будет. Вопрос стоит о месторасположении площадки, это первое. Второй вопрос, самый главный – это технология и финансово-экономическая модель», - заявил вице-министр в кулуарах сената. 

Оказывается, это предполагает закон, где согласие большинства граждан не требуется. «У нас есть закон об использовании атомной энергетики. В нем говорится, что правительство принимает решение о месте строительства на основании согласия акимата. Соответственно, межведомственная комиссия министерства говорит, что первую станцию расположить нужно в районе поселка Улкен. Мы запросили маслихат Алматинской области. Они свое согласие дали при условии, что общественность Улкена поддержит проект. Сейчас идут общественные слушания, на которые пришли и жители, и активисты, и общественные организации. И все вопросы, которые там задаются, мы их все проанализируем. После этого правительство говорит: мы строим АЭС на Балхаше. Потом начинается следующий этап работы. Мы говорили, что отобрали вендоров (предприятия-поставщики), топ поставщиков, с которыми мы будем работать. Мы будем отбирать, какая технология, какие решения, технологические и экологические», - рассказал на этой неделе вице-министр. - Для того чтобы определить решение о локации, требуется мнение акимата Алматинской области. Сегодня либо да, либо нет, - скажет акимат. После этого будет приниматься решение о том, чтобы эту станцию разместить. Но прежде чем станцию построить, будет делаться технико-экономическое обоснование. Оценка воздействия на окружающую среду, будут собираться мнения всех заинтересованных сторон. Эта работа только начинается».

Может быть, закон действительно написан так, что мнение всего общества никто может не спрашивать, но всем этим чиновники определенно выставили президента в глазах нации не в самом лучшем свете, ведь люди поверили ему, когда он пообещал обсудить и решить вопрос о целесообразности АЭС только в диалоге со всем народом. В итоге же, получается, что достаточно мнения того «народа», который живет в депрессивном поселке и рад любой, даже самой рискованной, инициативе, чтобы начать жить достойно. Причем, даже если улкенцы сами бы выступили против АЭС, а чиновники захотели бы найти другое место для АЭС, то проблема дефицита воды остро стоит вообще по всей территории страны. И в Курчатове, который стоит на мелеющем Иртыше, и на Мангыстау, где Каспийское море зримо отступает от старой береговой полосы.

Да, формально решение о строительстве АЭС еще не принято. Министр энергетики Саткалиев так описывает процедуру. «Проводится в соответствии с процедурами обязательное заслушивание общественности данного региона... После проведения кампании со встречей с общественностью в различных регионах страны в этой компании (ТОО «Казахстанские атомные электрические станции») должны всю эту информацию собрать и предоставить в правительство. Потом правительство будет принимать следующие шаги – решать, строить эту станцию или нет. Если будет принято решение о строительстве станции, то я думаю, что, безусловно, мнение населения в целом обязательно должно быть учтено при принятии окончательного решения», – отметил глава Минэнерго.

Впрочем, уже само то, что Алмасадам Саткалиев затруднился сказать, в какой форме планируют учитывать мнение населения, весьма показательно. «В какой это форме будет, я пока сказать не могу. Мы знаем, что различные мнения существуют. Тем не менее, количество людей, поддерживающих строительство АЭС, существенно выросло, потому что они получили информацию о технологиях, о безопасности данной станции, о тех возможностях, которая дает станция для развития страны в целом, региона, науки, образования. Речь идет о сотнях тысяч рабочих мест объективно, и это может служить катализатором развития атомной энергетики. То есть количество (граждан, поддерживающих строительство АЭС) растет, и по итогам слушаний в регионах уже будут принимать соответствующие решения», – резюмировал министр, не указывая, на чем он основывает свои слова о существенном росте количества сторонников строительства АЭС. Какие тут напрашиваются выводы? Весьма простые. Какие-то встречи с общественностью действительно проведут, но в итоге скажут, что большинство было «за», и даже если это не так, то никакого конкретного механизма блокирования этих планов со стороны граждан просто нет. Иными словами, решение выглядит уже принятым.

Вот только указанные выше расчеты и факторы говорят сами за себя – никакой особой экономической целесообразности в строительстве АЭС на самом деле не видно. Да, мы не являемся специалистами в области энергетики, а также финансирования таких проектов. Но, то, что мы в состоянии понять и оценить, говорит нам именно это – если решение о строительства АЭС принято или будет принято, то в основе его будут лежать, прежде всего, политические причины, а не экономические. Потому что даже главный аргумент атомной энергетики – дешевизна – в нашем случае не учитывает то, что 80% средств на строительство будут заемными, то есть кредитами, отдавать которые придется именно с высоких тарифов. Так уж повелось, что кредиторы энергетики могут непосредственно влиять на цены для конечных потребителей.

В целом, само по себе строительство АЭС означает, что планы по доведению зеленой энергетики до 50% от всей электрогенерации по стране к 2050 году, не стоят даже бумаги, на которой их записывали. Ну, и слова президента, который анонсировал их, опять же будут только сотрясением воздуха, вроде обещаний устроить референдум по АЭС. О том, же кто является бенефициаром лоббистской кампании по АЭС, можно судить пока по косвенным признакам. Впрочем, ребус тут весьма простой: кто в последние годы купил крупнейшее урановое месторождение в Казахстане, участвует в конкурсе за строительство АЭС, а также благодарит президента своей страны за личное участие в делах компании и помощь с покупкой вышеупомянутого месторождения? С учетом той роли, которую сыграл тот президент в январских событиях в Казахстане, мы можем лишь предполагать, что долг ему за это со стороны наших властей еще не выплачен, а АЭС – всего лишь одна из форм этого процесса…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...