В Бишкеке запахло весной | Деловая неделя
20 апреля 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

В Бишкеке запахло весной

15.03.2024 10:56:21
№: 10 (1552)

Посол США в Кыргызстане Лесли Вигери не только опроверг слова президента КР Садыра Жапарова по поводу параллелей между новым кыргызским законом об НПО и американским FADA, но и прямо сказал, что из-за его принятия помощь республике со стороны Вашингтона будет сокращена 

Заговорили о возможности четвертой революции в Кыргызстане

Жылдыз АЛИЕВА, Бишкек

КЫРГЫЗСКИЕ политологи, анализируя информационный фон первого месяцы весны, сходятся на том, что в стране растет количество факторов, которые могут привести к новому политическому обострению, а, возможно, и далее – к уже четвертой по счету революции. Признаки этих процессов уже налицо – власти закручивают гайки, а в оппозиции появляются все больше людей, не только готовых идти на решительные меры, но и имеющих для этого достаточно денег. Ко всему прочему, официальный Бишкек поссорился с одной из внешних сил, которые имеют широкое влияние внутри страны – с Западом.

Закручивание гаек

В этот четверг, 14 марта, депутаты Жогорку кенеша (ЖК КР) на пленарном заседании приняли в третьем чтении скандальный законопроект об «иностранных агентах», официально известный, как проект закона «О внесении изменений в Закон «О некоммерческих организациях». За него проголосовали 66 парламентариев, против — лишь пятеро. Это Чингиз Айдарбеков, Дастан Бекешев, Эльвира Сурабалдиева, Эмиль Токтошев и Сеидбек Атамбаев. Политологи советуют запомнить эти имена, если в ближайшее время в стране начнутся активные политические события – возможно они завтра будут среди тех, кто поведет недовольных на штурм Белого дома. Пока же они в меньшинстве. Большинство ЖК, послушное властному дуэту Жапарова и Ташиева, приняло документ, который вызвал крайнее недовольство Запада, поскольку направлен на его главный инструмент влияния на кыргызскую политику – НПО и НКО. Теперь из парламента законопроект направлен на подпись президенту. После этого он вступит в силу.

Садыр Жапаров, принимая эти нормы, очень напоминающие российский закон «об иноагентах», скорее не поставит точку в этом деле, растянувшемся на полтора десятка лет, а всего лишь бросит вызов либеральному крылу политического поля, за которым все последние десятилетия маячит Государственный департамент США. Бишкек стремится взять под финансовый контроль многочисленные неправительственные/некоммерческие организации, 9% которых финансируются Западом. Они активно участвуют со своими предложениями и программами во всех сферах жизни Кыргызстана – и в здравоохранении, и в образовании, и в судебно-уголовных делах, и даже в половую жизнь граждан, усиленно защищая свободы сексуальных меньшинств в консервативной горной республике.

В процессе обсуждения этого законопроекта главы 30 государств мира призывали Садыра Жапарова не принимать его, называя документ «откатом от основ демократии» и грозя сворачиванием ряда гуманитарных программ. Буквально в начале недели посол США в Кыргызстане Лесли Вигери через одного из своих медийных партнеров – агентство АКИПресс - выступил с заявлением, в котором ещё раз предостерёг власти Кыргызстана от принятия данного законопроекта. «Закон об иноагентах может ограничить наши возможности для помощи кыргызскому народу», - сказал посол США в Кыргызстане. Лесли Вигери отметил, что большая часть помощи, которую Соединенные Штаты предоставляют Кыргызстану, проходит именно через НПО: «Это партнеры-исполнители. Если НПО не смогут работать, то мы не сможем оказывать помощь кыргызстанцам. Это означает, что наша способность обеспечивать школьников горячим питанием и учебниками, оказывать необходимую медицинскую помощь для лечения опасных заболеваний или работать с кыргызскими фермерами над увеличением экспорта сельскохозяйственной продукции и поддерживать переход к новой, более экологически устойчивой экономике — все это будет потенциально ограничено данным законодательством. Я думаю, что иногда мы утопаем в спорах из действительно необоснованных обвинений в адрес так называемых «грантоедов». НПО, которые мы поддерживаем, оказывают помощь реальным кыргызстанцам. Это происходит не только здесь, в Бишкеке, но и во всех регионах».

Также Вигери, фактически, вступил в заочную полемику с президентом Кыргызстана, который в прошлом месяце обменялся письмами с государственным секретарем США Энтони Блинкеном, который также призывал не ужесточать контроль над НКО/НПО. Тогда Садыр Жапаров провел параллель между законопроектом, рассматриваемым в Жогорку кенеше, и заявил, что концепция кыргызского законопроекта «об иностранных представителях» близка к концепции действующего закона о регистрации иностранных агентов в США, известного как закон FARA, который был принят в 1938 году. «Как нам известно, в законе FARA статус иностранного агента предусмотрен не только для СМИ, но и для других юридических и физических лиц. Нарушения — задержка регистрации или отказ от неё чреваты не только административным, но и уголовным наказанием. В этой связи не может не возникнуть вопрос: почему вам можно, а нам нельзя?» — написал в своем письме президент Кыргызстана.

И вот, посол США в Бишкеке, фактически, опроверг обоснованность таких сравнений. «Да, это широко распространенное недопонимание. Я видел, что в некоторых статьях или отдельными лицами проводятся ложные параллели между некоторыми законопроектами, рассматриваемыми парламентом Кыргызстана, и законом США о регистрации иностранных агентов, обычно называемым FARA. На мой взгляд, эти сравнения не представляют никакой ценности, поскольку основаны на неточной или неполной информации о практике применения этого закона. И это нормально – я не ожидаю, что все будут экспертами в области законодательства США. Но я хочу воспользоваться этой возможностью, чтобы предоставить точную информацию и развеять некоторые заблуждения, - отметил дипломатический представитель США. - Во-первых, на практике FARA действует как механизм раскрытия информации или уведомления, а не как процедура «предварительного одобрения». Другими словами, любая организация, зарегистрированная в соответствии с FARA, может вести свою работу без постороннего вмешательства, ей просто нужно уведомить правительство США. Закон FARA не позволяет правительству США регулировать деятельность организации, участвовать в ее собраниях или судить о том, действует ли организация в соответствии со своим уставом. Правительство США не может в одностороннем порядке включить юридическое лицо в реестр FARA, юридическое лицо можно обязать зарегистрироваться только по постановлению суда после прохождения надлежащей судебной процедуры в соответствии с четко определенными юридическими нормами. Во-вторых, важно подчеркнуть, что регистрация по процедуре FARA требуется только при определенных обстоятельствах. Если организация занимается узким набором видов деятельности по приказу, запросу, указанию или под контролем иностранной организации, то она должна пройти регистрацию. Получение финансирования из иностранного источника – например, в виде гранта – не делает организацию автоматически «иностранным агентом» в соответствии с FARA».

Также «говоря о том, как он отличается от законопроекта в парламенте Кыргызстана», Лесли Вигери отметил, что «FARA не дает разрешения правительству США регулировать внутреннюю деятельность НПО, а также не ограничивается только и не направлено конкретно против НПО». «Фактически, НПО и средства массовой информации редко подпадают под определение «иностранного агента», приведенное в FARA. По состоянию на сентябрь 2023 года только три из более чем 500 организаций, зарегистрированных в соответствии с FARA, являются организациями гражданского общества, и это при наличии более чем 1,5 миллиона НПО, действующих в США, многие из которых получают иностранное финансирование или имеют иностранные связи», - отметил он.

Также, группа из 15 кыргызстанских неправительственных организаций, обратилась с письмом к четырем международным финансовым институтам, чтобы «выразить серьезную обеспокоенность по поводу законопроекта об «иностранных представителях». В письме подписанты призвали финансовые институты предпринять конкретные действия и призвать власти Кыргызстана:

- немедленно отозвать законопроекты об «иностранных представителях» и о средствах массовой информации, дав понять, что эти инициативы противоречат принципам и целям программ содействия развитию международных финансовых институтов в стране и их принятие может привести к пересмотру этих программ;

- принять конкретные и эффективные меры для обеспечения того, чтобы пространство для гражданского общества и независимых СМИ в КР оставалось открытым в соответствии с рекомендациями международных органов по правам человека;

- согласиться на создание платформы, включающей в том числе представителей независимого гражданского общества, для развития сотрудничества в решении социально значимых проблем в стране.

«Иначе, в случае принятия, закон будет представлять серьезную угрозу для успешной деятельности по развитию Кыргызстана», - так оценивают ситуацию представители гражданского сектора.

Также, пока президент страны не подписал законопроект, представители НКО попросили его о встрече с ними, чтобы объяснить, как этот документ, по их мнению, угрожает обществу и государству. С этой просьбой они обратились в открытом письме на имя главы государства. Его авторы «огорчены тем, что ведется беспрецедентное очернение [неправительственного] сектора в отдельных подготовленных социальных сетях и некоторыми депутатами Жогорку кенеша». «Предпринимаемые действия для ограничения деятельности НКО, принятие дискриминационных законов, направленных против этого сектора, влияют на репутацию государства на мировой арене. Десятки тысяч человек вовлекаются в качестве волонтеров в организации для оказания общественно-полезной деятельности для различных категорий граждан страны, сообществ и государства», - отметили представители НКО/НПО.

О реакции главы государства на их обращение пока неизвестно, но сам тон общения официального Бишкека с Вашингтоном показывает, что их отношения все больше обостряются, и американцы не скрывают, что крайне недовольны политическим курсом Садыра Жапарова. В прошлые разы, когда кто-то из кыргызских лидеров так сильно портил отношения с США или Россией, вторым главным внешним игроком на кыргызском политическом поле, это обычно кончалось тем, что такой президент свою власть терял. Недовольство внешних сил всегда быстро резонировало с ростом внутренней оппозиции правлению действовавшего президента, который после этого обычно старался свою родину покинуть.

Атазов обвиняет

Рост внутренней напряженности в стране также явнее всего был заметен в парламенте. В эту среду, 13 марта, случилось еще одно событие, которое может иметь большие последствия для политической жизни Кыргызстана. В парламенте объявился уже бывший депутат Шайлобек Атазов, который получил право выступить с трибуны. Чтобы подчеркнуть серьезность намерений, он надел на голову национальный кыргызский калпак и был предельно собран. В своей речи он выступил с жестокой критикой генерального прокурора Курманкула Зулушева. Впрочем, критика получилась заочной – по местной традиции: «Стена скажи такому-то человеку, что он не прав!». В качестве стен, имеющих уши и умеющих передавать слова, выступили почти 70 депутатов и работники прессы.

Досталось от Атазова и главе Кабмина Акылбеку Жапарову. И раз эти две персоны, являются креатурой самого президента страны Садыра Жапарвоа, то можно сказать, что Шайлобек Атазов выступил в стенах Жогорку кенеша и против главы государства и его политического партнера – председателя ГКНБ Камчыбека Ташиева. Острота конфликта вокруг Атазова связана с тем, что последний приходится зятем клану Матраимовых, которых с подачи руководителя ГКНБ государство в последнее время активно преследует. Официально – за коррупцию, на деле же очень долго никаких претензий Жапаров и Ташиев Матраимову не предъявляли, и в том, что они внезапно появились, многие политологи в Бишкеке увидели, прежде всего, политическую подоплеку.

По словам Атазова, в последнее время и вокруг него «стало много черного пиара». «Я хотел спросить, кто это устраивает, какие политики стоят за блогерами и журналистами? Или есть специальная международная преступная группа? Я 15 дней был на лечении. Из-за этого устроили шум. Стали говорить, что Атазов собирается митинг устроить. Уважаемые фейки, двуличные политики, аферисты, митинги вы сами устраиваете, я всегда был за государство, за флаг, за спорт. А вы делаете наоборот и говорите, что я хочу организовать митинг», — сказал экс-депутат, вроде бы как опровергая то, что он может быть против президента Жапарова. Однако, как отмечают бишкекские политологи, информационные атаки на клан Матраимовых последние несколько месяцев ведут СМИ, подконтрольные непосредственно руководителю Госкомитета нацбезопасности (ГКНБ) Камчыбеку Ташиеву. То есть, косвенно, Атазов упрекал именно партнера главы государства в своем преследовании в СМИ и соцсетях.

Довольно необычно прокомментировал он и информацию о своих связях с Райымбеком Матраимовым. «А кто сейчас из политиков не связан с Матраимовым?, - задался он риторическим вопросом.- Чтобы поднять сферу спорта в Кыргызстане, я работал и с другими людьми, кроме Матраимова. Спорту Кыргызстана нужна и другая поддержка, кроме правительства». А далее экс-депутат перешел из защиты – в наступление. «Генеральный прокурор Курманкул Зулушев, вы сами были близким другом Матраимова, подавали ему уча (самая почетная часть конской туши – «ДН»), сидели на дне рождения и призывали не начинать трапезу, пока Матраимов не придет», - заявил Атазов. «Вы уже три года сидите прокурором, [почему же раньше] не видели, что он преступник? Надо было задерживать его еще на открытии муфтията», — указал экс-депутат, обращаясь к генпрокурору.

В завершение своего выступления, Атазов все-таки высказал свои претензии и лично к президенту страны, заявив, что в последний год все никак не может попасть на прием к Садыру Жапарову, который говорил, что принимает всех желающих. В итоге, политологи посоветовали запомнить и имя Атазова тоже, поскольку он также может сыграть какую-то роль в возможных выступлениях против действующей власти.

Власти готовятся жестко стоять

На этом фоне по стране пошли первые слухи о том, что готовятся или уже даже прошли несколько митингов в поддержку задержанных ранее участников «Кемпир-абадского дела» (критиков территориального решения по пограничному разграничению с Узбекистаном – «ДН») и что их «проплатил» беглый экс-таможенник Райымбек Матраимов, от которого как-то странно недооткрестился в Жогорку кенеше Атазов. Злые языки заговорили о том, что для Садыра Жапарова будет большой бедой, если Матраимов найдет общий язык с представителями этих многочисленных НПО, обиженных новым законом, а также с остатками банды Камчыбека Кольбаева, вроде как случайно убитого в ходе задержания в рамках другой Ташиевской кампании – против криминала. «Получится весьма гремучая и опасная смесь», - стращают официальный Бишкек в социальных сетях. Там же вспоминают, что опыт противостояния президентам – Алмазбеку Атамбаеву и Сооронбаю Жээнбекову у Райымбека Матраимова имеется. Как и создания революционной ситуации в 2020 году, правда – скорее против себя. Впрочем, главная опасность со стороны Матраимовых для официального Бишкека заключается в том, что они могут стать главными спонсорами переворота, направленного против действующей власти. Обиженных и озлобленных на чекистов Ташиева и протеже Жапарова в правительстве по стране достаточно.

Чтобы предупредить их от открытых действий, на упреждение, сработал сам глава государства, который дал интервью о возможной дестабилизации обстановки в стране. «Я не из тех, кто убежит или спрячется, увидев тех, кто пришел на митинг реализовывать свои личные интересы. Я бы испугался, если бы ограбил государство, устроил на хорошую работу своих близких и подверг бы республику кризису. Напротив, я и моя команда усердно работаем день и ночь. Мы едва вытащили страну из болота. Ликвидировали коррупцию, воровство в таможенной и налоговой системах и увеличили бюджет почти в три раза. В противном случае давайте оставим развитие так, как оно есть сейчас. В 2020 году мы брали кредиты из-за границы и покрывали зарплату, пенсии и пособия», — рассказал глава государства, поясняя, что он не боится митингов, но готов к жестком ответу на любые попытки сместить его власть.

«Если найдутся те, кто выйдет на митинг и скажет, что прошлое время воровства было хорошее, мы не будем их гладить по голове. Ответ будет жестким. Потому что наше дело правое. Большинство людей их не поддержат. Будут нас поддерживать», — заявил Жапаров.

Если уже и президент заявил о возможных митингах, то особенно опытные бишкекчане уже начали бронировать туры за рубеж, а также рассматривать возможность пожить весной на дачах или у родственников вне столицы. Политологи осторожно делятся своими замерами политических настроений в стране и предполагают, что протестная активность может начать расти сразу после окончания мусульманского поста 10-11 апреля. 14 лет назад, в 2010-м году, именно в этот месяц протестанты лишили власти другого президента страны, также вроде бы усилившегося незадолго до революции, - Курманбека Бакиева. Еще за пять лет до этого, в марте 2005 года, из Белого дома вынудили сбежать первого президента Аскара Акаева. И только в 2020-м году, когда власти лишился Сооронбай Жээнбеков (а пришел к ней прямо из тюремных камер Садыр Жапаров) революционные события произошли осенью. Видимо, Кыргызстан ждет новая горячая весна, даже несмотря на пронесшийся на днях снегопад.

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...