Вашингтонский вектор Астаны | Деловая неделя
19 июня 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Вашингтонский вектор Астаны

20.05.2024 12:14:17
№: 18 (1560)

Как тесно будут сотрудничать Казахстан и США зависит исключительно от желания его правящих элит

Юрий Сигов, Вашингтон

На протяжении всех лет независимости для внешней политики Казахстана важнейшим элементом являлось соблюдение баланса в отношениях с ведущими мировыми державами, и прежде всего теми, кто реально может повлиять на внутриполитическую ситуацию в республике. Помимо ее Высочества Географии (а от ближайших соседей огромных размеров и влияния в любом случае никуда не деться) ключевыми партнерами для Астаны оставались США и страны Евросоюза.

Да, с точки зрения именно географии они от Казахстана находятся на очень почтительном расстоянии, но их влияние на общее состояние международных отношений и геополитику по-прежнему велико. Соответственно и соблюдая этот самый баланс в отношениях с соседями Казахстан всегда мог разыгрывать (в различные периоды с различной интенсивностью и успехом) как европейскую, так и американскую внешнеполитическую карту.

После начала российско-украинского военного конфликта влияние той же Америки на Казахстан теоретически снизилось, потому как для нее сейчас приоритетом остаются две продолжающиеся военные заморочки в самом центре Европы и на Ближнем Востоке. Однако это вовсе не означает, что в Вашингтоне забыли о Центральной Азии в целом, и о Казахстане конкретно. А после того, как в официальных документах Госдепартамента США Казахстан был назван «самой богатой страной региона», становится ясно, что интерес у американских властей к республике долгосрочный и весьма прагматичный.

В этих интересах время от времени будут, как мне видится, всплывать определенные недовольства со стороны администрации Белого дома тем или иным состоянием определенных прав и свобод, которые для Америки (а точнее - для ее правящих элит) являются своего рода священными коровами – по типу демократии, свободы слова, печати, прав женщин и сексуальных меньшинств. Но в целом для США важно, чтобы Казахстан не вернулся вновь в орбиту внешнеполитических интересов России и Китая, и как можно дольше сохранял свою многовекторную внешнюю политику, в которой все же именно Соединенным Штатам будет отдаваться приоритет.

Торговля растет, доходы американских компаний - тоже. Так чего Вашингтону жаловаться?

Любимый термин многих что американских, что казахстанских политологов, наблюдающих за развитием двусторонних отношений между странами для определения их состояния – это якобы полностью колониальная зависимость Казахстана от США (и коллективного Запада в целом) в плане экспорта природных ресурсов по бросовым ценам и откровенного грабежа теми же американцами казахстанских недр в ущерб самой экономике страны. Думаю, что подобные оценки далеки от реалий, и уж совсем не передают важности не только экономической, но и политической составляющей этих отношений.

Начну с двусторонней торговли, потому как она, с одной стороны, свидетельствует о реальном интересе одной страны к другой, и вместе с тем показывает не столько динамику ее развития, сколько место в общей структуре внешнеторгового баланса по сравнению с другими государствами. Так вот в прошлом году двусторонняя торговля США и Казахстана выросла на целых 33 процента. Цифра вроде как внушительная, но рост чего, и по сравнению с чем?

Так вот: общий объем двусторонней торговли достиг отметки в 4 млрд. долларов, что для стран, находящихся за десятки тысяч километров одна от другой - вроде бы цифра солидная. При этом Казахстан ввозит из США товаров и услуг на 1 млрд. долларов ежегодно больше, чем сам экспортирует. Казахстанские фирмы заключают новые соглашения с американскими партнерами, работает деловой совет, объединяющий усилия бизнесменов двух стран в двустороннем взаимодействии, и вроде бы все идет по восходящей на радость политикам Вашингтона и Астаны.

Между тем стоит учесть, что за прошлый год объем внешнеторгового оборота Казахстана составил 140 млрд. долларов. Как видно, сумма в 4 млрд. долларов – меньше трех процентов от этого числа. Опять-таки для государств, далеко друг от друга географически расположенных, вполне возможно, что и эта цифра кое-что значит. Но по сравнению с товарооборотом Казахстана с Россией, Китаем, теми же соседними республиками Центральной Азии она мало на что влияет, и уж точно не имеет особого значения для состоянии казахстанской экономики.

Другое дело - инвестиции и вывоз капитала из Казахстана прежде всего американскими компаниями. К примеру, главным экспортным товаром Казахстана для США является нефть – только в прошлом году ее было продано на 50 млрд. долларов. Плюс в Америку Казахстан продает золото, медь, железосодержащие сплавы. На всех крупнейших казахстанских нефтяных месторождениях Каспия главными инвесторами – и соответственно выгодополучателями являются именно американские фирмы. И все попытки что прежних властей республики, что нынешних как-то увеличить долю доходов именно для Казахстана от добычи той же нефти пока не приводят к особым успехам.

Принципиально важно, думаю, здесь то, что имея столь обширные бизнес-интересы в Казахстане, Соединенные Штаты, что вполне естественно, заинтересованы в том, чтобы казахстанское руководство на политическом уровне играло по «американским правилам». И если раньше еще какие-то исключения делались на то, что республика была сравнительно недавно в составе СССР и соответственно чисто исторически продолжает взаимодействовать по многим вопросам с Россией, то сейчас это наследие - уже скорее помеха и нежелательное положение для Вашингтона дел.

Важно здесь и вот что. Руководство Казахстана само активно поддерживает разносторонние отношения с США, вовсе не идя у американцев, как почему-то многие в России и Китае считают, на поводу. А там, где именно подыграть американцам, и показать им, что они столь же важны для Астаны, что и ближайшие к ней географические соседи, казахстанское руководство регулярно делает. В Вашингтоне воспринимают подобное поведение как вполне естественное, и казахстанской стороне такая реакция американского начальства вполне симпатична.

Между тем есть в поведении двух сторон относительно взаимодействия и существенные различия. Американцам (это, кстати, касается не только отношений с Казахстаном, а фактически с любой другой страной) все время кажется, что только на них свет клином и сошелся. Если кто с Вашингтоном налаживает тесные партнерские отношения, то должен изначально согласиться на выполнение всех политических и иных указаний со стороны США. И ни в коем случае не перечить, когда Вашингтон по тем или иным причинам что-то от своих «стратегических союзников» требует.

Американцам при этом все равно, кто там у того же Казахстана в соседях, от кого зависит, грубо говоря, его экономика и благосостояние народа – причем куда больше, чем от бизнес-связей с Соединенными Штатами. Они уверены, что активные политические и деловые связи с Казахстаном дают им право поучать Астану что, и как ей делать, какие рекомендации - и чьи конкретно - выполнять, и на какие «ценности» в своей политике ориентироваться. Даже если они идут явно вразрез с реалиями «на местности». А те очень сильно отличаются от того, к чему у себя дома привыкла американская администрация.

Делайте, как мы вам указали. И не перечьте «мировому гегемону»

Чем же конкретно американские власти недовольны в поведении Казахстана прежде всего на внутренней арене? Если на внешней вроде бы все понятно - не дружите с Китаем и Россией, не позволяйте Москве обходить санкционные заторы через казахстанскую территорию, и не пускайте китайский бизнес в добычу природных ископаемых, то у себя дома Астане американцы советуют быть «более демократичной» и «уважающей общепринятые международные нормы», традиционные прежде всего для государств коллективного Запада.

Так, согласно отчету за прошлый год, Казахстан якобы опустился в рейтинге свободы прессы по оценкам весьма мутной по своей деятельности организации под названием «Репортеры без границ». Понятно и без таких организаций, что любая свобода прессы и слова - вещи очень даже относительные. И то, что свободно разрешено в одной точке планеты может попасть под уголовное преследование в другой.

Мне в этой связи всегда вспоминается знаменитое интервью, которое дал в свое время тогдашний президент Уганды Иди Амин британской службе Би-Би-Си. Когда журналист выразил обеспокоенность тем, что руководитель Уганды ограничивает в своей стране свободу слова, то его ответ достоин и поныне быть запечатлен и выгравирован на самой большой каменной плите, установленной где-нибудь возле Белого дома в Вашингтоне или в Гайд-парке в центре Лондона.

Иди Амин заявил следующее: «Что вы, я полностью поддерживаю свободу слова. Но я не могу гарантировать свободу после того, как слово будет произнесено». (I fully support freedom of the speech but I cannot guarantee freedom after speech”). Так вот в отчете американской организации говорится о том, что правительство Казахстана усилило якобы контроль над Интернетом. А «по-настоящему свободными» в Казахстане были названы только те СМИ, которые финансируются из-за рубежа или пропагандируют исключительно американские внешнеполитические интересы.

Не нравится американским властям и то, как в Казахстане интерпретируется понятие свободы религиозных чувств и верований. Понятное дело, что «так, как в Америке» в Казахстане никогда не было, и не будет. К примеру, вдоль Массачусетс Авеню, где я живу, на расстоянии примерно в один километр расположены 8 церквей самой различной религиозной направленности – от пятидесятников до синагоги. Каждый может в пяти минутах ходьбы попрактиковать одну религию за другой, но это только потому, что США – это своего рода миграционная каша-мала, в которой всем находится и место для проживания, и поклонения самым различным богам.

Так вот, в плане свободы вероисповедания в Казахстане ситуация якобы не улучшается, а остается стабильно нестабильной. Потому как правительство в Астане якобы ограничивает деятельность всех религиозных групп и наказывает представителей групп, считающих себя «нетрадиционными» (то есть геев, лесбиянок и трансгендеров). Более того: в Казахстане якобы нарушается статья Всеобщей декларации прав человека, поскольку казахи исповедуют только свою веру. А, как положено и принято в Америке, можно, и даже нужно вести «мирную, но разнообразную религиозную деятельность».

Как считают в Вашингтоне, мусульмане в Казахстане по-прежнему сталкиваются с ограничениями в изучении религии за границей или в ношении религиозной одежды в общеобразовательных школах (хотя это в Соединенных Штатах практически повсеместно запрещено). В то же время в своих докладах американские неправительственные организации чуть ли не требуют от Казахстана освободить всех лиц, находящихся в заключении за их религиозную деятельность или убеждения, и разрешить всем в стране заключенным исповедовать свою религию.

Ни сам Казахстан, ни Россия с Китаем не станут полностью «ложиться» под Америку. Но, как говорится, «возможны варианты»

Поскольку Казахстан проводит насколько это возможно политику не столько независимую, сколько «не во всем совпадающую» с пожеланиями Америки, поборники прав человека и свободы печати в США периодически требуют от Конгресса увязать возможность отмены для Казахстана действия пресловутой поправки Джексона-Веника в торговле с так называемой «либерализацией» религиозного законодательства страны. А любая такая «либерализация» на деле - это гарантировано нанесение ущерба отношениям Казахстана и КНР – особенно по уйгурскому вопросу.

В том, что касается экономики, то Казахстан, как известно, начал арбитражное разбирательство относительно завышения бюджетов развития крупных нефтегазовых проектов на территории республики с участием американских компаний. Плюс до сих пор не решен вопрос о сооружение атомной станции в стране, контракт на которое пока не подписан. Но Соединенные Штаты считают, что Астана просто обязана отдать его именно одной из американских компаний.

Также казахстанская сторона банально не может обрушить в угоду Соединенным Штатам свои деловые связи с Россией и Китаем потому, что те являются соперниками США в сфере геополитики. Географически Казахстану нет никакого резона портить свои отношения ни с одним близко к нему расположенным государством. И как бы не давили американцы на Астану, политическое – да и экономическое самоубийство во вред себе же казахстанское руководство совершать на планирует.

Есть в казахстанско-американском политическом и экономическом взаимодействии и еще один камень преткновения – это продолжающийся российско- украинский военный конфликт. Не секрет, что львиная доля так называемого параллельного экспорта в Россию в обход западных санкций (а все они по сути дела навязаны и контролируются только одной страной – США) попадает либо через Китай, либо через Казахстан в силу прозрачности его огромной границы с РФ.

Да, что-то идет в Россию и через те же Грузию с Армений, какая-то часть экспорта попадает и через Азербайджан. Но главные «параллельные ворота» на российский рынок самой различной продукции - от автомобилей и запчастей до домашней электроники и смартфонов американского производства поступает туда через Казахстан. В том числе – и по льготным ставкам в рамках Евразийского экономического союза.

Теоретически американцы могли бы как-то ужесточить подобное снабжение России санкционными товарами, что чисто практически сделать это крайне сложно. Куда проще, к примеру, прижать казахстанские банки, через которые идут платежи за те или иные товары и услуги, поступающие в Россию с территории третьих стран. Что, собственно говоря, уже и происходит – и за что, кстати, американцы на государственном уровне периодически хвалят казахстанскую сторону. Но подобные «достижения во взаимопонимании» Астаны и Вашингтона по России в любом случае для продолжения параллельного экспорта в Россию товаров через Казахстан пока, по крайней мере не критичны.

Также Вашингтон подталкивает Астану к более существенной и официальной поддержке Украины в конфликте с Россией, что гарантировано не столько усилит какое-то экономическое сближение с Киевом сколько навредит казахстанской стороне именно в отношениях с РФ. Опять-таки здесь Казахстану приходится, как ловкому канатоходцу, маневрировать между двумя важными экономическими партнерами (Китаем и Россией) с одной стороны и «важным стратегическим партнером» за океаном. Для которого все, что хуже будет для Пекина и Москвы – все на радость Вашингтону (одновременно и точно - во вред Астане).

В целом же Астана и дальше будет стремиться получить от США самое главное – это осуществление роли балансирующей «подпорки» суверенитета страны при наличии столь влиятельных и географически навечно обреченных быть под боком гигантов, как Китай и Россия. Между тем американцы в отличие от своих нынешних геополитических конкурентов не терпят многовекторности и шатаний в политике других государств по отношению к себе. Они уверены, что если с кем-то поддерживают хорошие отношения, то им любая страна – а уж Казахстан и подавно – должны во всем и беспрекословно подчиняться.

Это, разумеется, не устраивает на данный момент не только Москву и Пекин, но и само казахстанское руководство. Поэтому степень «послушания» американским советам, их требованиям и указаниям со стороны Казахстана зависит пока даже не столько от настойчивости давления на него со стороны Вашингтона сколько от политической воли и приспособления к складывающейся конъюнктуре самого казахстанского руководства.

Думаю, что в Астане прекрасно понимают, что, будучи зажатым между Россией и Китаем географически, Казахстану вряд ли будет разумно делать ставку только на США. Которые в случае любого конфликта в регионе находятся все же слишком далеко от него. А во те, с кем им предлагается в интересах именно США поругаться и стратегически разойтись как раз расположены рядышком. И если там захотят, то много чем могут насолить Казахстану. Причем так, что никакая Америка не успеет в происходящее вмешаться.

 

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...