Вассальные отношения | Деловая неделя
1 декабря 2023 | выходит по пятницам | c 1992 года

Вассальные отношения

18.05.2023 15:55:25
№: 18 (1514)

или Куда теперь ездить за ярлыком на княжение?

Васса́льное госуда́рство — государство, находящееся в подчинении другому государству, но сохраняющее своего правителя. Такое государство обычно лишено прав поддерживать дипломатические отношения и заключать договоры, ограничено в других видах внешних отношений, но сохраняет самостоятельное внутреннее управление с некоторыми ограничениями (например — право чеканки монеты). Правитель вассального государства сохраняет статус и титул, бывшие у него до заключения вассального договора (например — король). Такое государство является частью сложного государства, но не принимает участия в отправлениях власти верховного государства. Этим оно отличается от государства-члена конфедерации.

Из Википедии.

НА ЭТОЙ неделе центрально-азиатские лидеры один за другим прибыли в Китай, где в древней столице, городе Сиань, организован саммит «Китай – Центральная Азия». Перед этим, президенты стран региона собирались в Москве для участия в параде Победы, причем как минимум часть наблюдателей выразила мнение, что в Первопрестольной их собрали приглашения не Путина, а… Си Цзиньпина. Сбор же в Сиане, отправной точке Великого Шелкового пути, столице китайских империй Чжоу, Цинь, Хань, Суй и Тан, в таком случае выглядит, чуть ли не как переход бывших сателлитов Москвы под крыло Пекина. Особенно, отчетливо это проступает на фоне того, что один из лидеров Европы, президент Франции Эммануэль Макрон, заявил, что уже сама Россия стала вассалом Китая. «По сути, она вошла в своего рода подчинение Китаю и потеряла доступ к Балтике, что было критически важным, поскольку это побудило Швецию и Финляндию принять решение присоединиться к НАТО, — сказал Макрон в интервью газете L'Opinion. - Это было невозможно представить еще два года назад. Так что это уже геополитическое поражение». Ну, ладно Россия, там еще неизвестно, сколько будут расхлебывать последствия развязанной Путиным войны, нас же на этом фоне беспокоит другое: кто теперь Казахстан на фоне этих перемен?

Нет смысла перечислять, какие договоренности Токаев и остальные наши центрально-азиатские президенты подписывали в Китае, детали тут второстепенны. Важно лишь то, что мы видим резкий «рывок» в деле китайской экономической и политической экспансии на свой «Ближний Запад», в Центральную Азию. Безвизовый режим Казахстана с КНР – это пока все про игру в одни ворота, наши. Казахстану пока особо нечего предложить китайской экономике, кроме сырья, а тут визовый или безвизовый режим – никакой разницы нет, если работают трубопроводы и ездят поезда. Напротив, для китайских граждан свободный въезд в Казахстан – это продвижение их торговых и иных интересов, поскольку позволяет большому количеству частных мелких и средних производителей знакомиться с рынком и устанавливать торговые связи, искать новые бизнес-возможности, да и просто знакомиться с новыми людьми.

Из-за того, что туристическая отрасль в Казахстане пребывает в состоянии постоянного кризиса, когда отдых у нас одновременно дорогой и с низким уровнем сервиса, мы даже с туристов не получим реальной отдачи в бюджет и карманы предпринимателей. Из-за слабости производительного сектора, проигравшего конкуренцию российским и белорусским производителям из-за неуклюжего нахождения в ЕАЭС, даже кушать гости из Поднебесной будут в значительной степени не то, за что в Казахстане будут уплачены налоги. Так что у нас пока выгоды от такого кардинального шага, как безвиз с КНР, как минимум не очевидны. И, в целом, ясно, что после таких серьезных «заделов» экономическая экспансия далее продолжится опережающими темпами и вскоре возникнет конфликт ее интересов с моделью ЕАЭС, которая - и сейчас, наверное, это можно говорить вполне открыто – изначально создавалась для противодействия китайскому экономическому влиянию. Но, конфликт экономический вряд ли перейдет в политическую плоскость ввиду крайнего ослабления Москвы и ее собственное все больше подчиненное положение в отношении Китая. Слова Макрона о вассалитете России, если и преувеличение, то уже совсем небольшое.

После оглушительного провала в Украине Москва уже не может быть с Пекином на равных. И многие эксперты едины в этом мнении. «Российские лидеры любят подчеркивать беспрецедентное стратегическое сотрудничество между двумя странами, — пишет, к примеру, Александра Прокопенко в Carnegie Politika, блоге Фонда Карнеги за международный мир. - Однако в действительности такое сотрудничество делает Москву все более зависимой от Пекина». «Китай довольствуется простой монетизацией своего растущего геоэкономического влияния на Россию путем получения скидок на экспорт углеводородов и завоевания ее потребительского рынка, — отмечает в журнале The Economist Александр Габуев, директор расположенного в Берлине Российско-Евразийского центра Карнеги. - Но, скорее всего, Китай потребует большей политической лояльности за помощь в поддержании путинского режима на плаву, — это лишь вопрос времени».

Еще более детально рассуждает об этом российский эксперт Анатолий Несмиян. По его мнению, сбор центральноазиатов в Сиане имеет для Китая «большое значение», так как его цель – «создание собственной экономической зоны». Правда, по его мнению, продиктовано это продвижение не столько ростом могущества Китая, сколько внутренними проблемами его развития. «Китаю нужно пройти по тонкой грани, где с одной стороны - невозможность создания конвертируемого юаня, с другой - создание зоны, в которой юань станет основной платежной единицей, - считает он. - Почему Китай не может пойти на создание конвертируемого юаня, известно - он на выходе получит масштабный отток капитала и падение роста экономики, близкого к нулевой отметке. Для обремененного долгами Китая это будет означать почти немедленный коллапс. Конвертируемый юань - это не катастрофа, наоборот - он позволит Китаю на равных начать конкурировать с долларом, но основная проблема - в переходном периоде. Все модели показывают, что Китай просто не «вытянет» этот переход. Лекарство оказывается опаснее самой болезни. Поэтому вариант с переходом на конвертируемый юань на сегодня для Китая совершенно неактуален и не рассматривается в принципе. Решение - в создании и расширении собственной зоны, где Китай будет доминировать. Однако для этого он должен не только экономически, но и политически стать ведущей силой в этой зоне, фактически подчинить ее себе. Что позволит политически выдавить из нее конкурентов. Именно этим и будет заниматься Си Цзиньпин в ближайшие пять лет».

Благо тут на помощь Пекину пришла ошибка Путина, который самостоятельно привел Россию к катастрофе, открывая путь на территорию бывшего СССР. «Поэтому он и начинает со стран Центральной Азии - выдавив из нее Россию, он переведет ее в полностью вассальное положение по отношению к себе, - считает Несмиян. - Деваться Кремлю будет уже совершенно некуда, а потому Пекин может выдвинуть ультиматум Кремлю о присоединении к его зоне на условиях Китая. В этом случае китайская экономика получит абсолютно эксклюзивный рынок сбыта объемом в 300-350 млрд долларов, что уже достаточно существенно - пятая часть общего внешнеторгового оборота Китая. Это еще недостаточно для создания устойчивого собственного рынка сбыта, но в качестве базы для него - вполне. Поэтому встреча с лидерами центрально-азиатских стран важна для Си Цзиньпина, подготовка к ней шла достаточно давно».

Следующий шаг Пекина – попытаться «прорасти» влиянием через Россию, изолированную от Запада, превратив ее полумертвое тело в трамплин для выхода на европейскую торговлю сухопутными маршрутами. В этом плане ему не слишком выгоден ее полный распад (этот вариант также обсуждается международными экспертами, как вполне рабочий), в отличие от медленного разложения и ослабления, когда в состав «семьи народов КНР» можно постепенно принимать одну область за другой. И тут уже Запад думает над тем, как не превратить ожидаемую победу Украины в катализатор развала России, а также, какие есть еще варианты «притормозить» китайцев в Центральной Азии. Но их после бегства США из Афганистана практически совсем нет. Остаются только экономические связи, которые дают поддерживать приемлемые связи Запада с ЦА, что, видимо, отчасти и объясняют, почему европейцы и американцы все никак не включат санкции против стран-нарушителей эмбарго, в числе которых и Казахстан.

Для стран Центральной Азии все это означает, что наши правители могут в ближайшее время (если уже не) ориентироваться с следования в фарватере Москвы на следование в фарватере Пекину. Возможно, их не смущает даже невысокий «выхлоп» от договоренностей с Китаем для национальных экономик, ибо развитая экономика – это не только красивая статистика, но и политические риски становления среднего класса, который может начать «качать права». А тут одним выстрелом убивается целая толпа зайцев – китайский ширпотреб может закрывать минимум потребностей нищих, не создавая слишком многочисленной прослойки предпринимателей, опасных для власти. Как говорится, и народы слегка «сыты» и автократы целы. Единственное, что когда за ярлыком на княжение ездить придется, то нужно будет учить довольно сложный китайский язык. И тут легче всего Токаеву, потому что он его уже вроде бы знает. Ну, а то, что наши страны могли бы до выстраивания внешней формы вассальной зависимости создавать свой собственный региональный союз, чтобы быть более влиятельными партнерами в диалогах с крупными державами, так это никого не заботит. Просидеть бы еще несколько лет в своих креслах, а там, похоже, хоть трава не расти…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...