Власть и деньги | Деловая неделя
30 июня 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Власть и деньги

26.01.2022 18:59:49
№: 03 (1453)
Развели по углам ринга

Сложившаяся система ориентирована на обслуживание крупных структур по принципу: «друзьям - все, остальным - по закону».

Касым-Жомарт Токаев, из выступления в мажилисе

В ПРОШЛУЮ пятницу, 21 января, президент Токаев провел встречу с «представителями крупного отечественного бизнеса», в ходе которой передавал олигархам «месседж» о «новых правилах игры», которые он будет устанавливать во взаимоотношениях власти и мега-предпринимателей.

Сами гости встречи, очевидно, пришли, чтобы ответить на главный вопрос для себя: будет ли передел собственности? Ответ на него они получили – глава государства заявил, что он не сторонник подхода «отнять и поделить», но просит «капитанов казахстанского бизнеса» раскошелиться в пользу бедных. Точку же в вопросе, каким образом, будет функционировать новая система взаимоотношений, поставили вовсе не на этой встрече, а через несколько дней, причем, вовсе не в Казахстане. Как стало известно на этой неделе, зять экс-президента Назарбаева Тимур Кулибаев вновь был избран в Совет директоров российского «Газпрома», что выглядит как железная гарантия от всякого рода преследований со стороны политических властей нашей страны. В целом же все это похоже на начало формирования новой системы, в которой власть и крупный бизнес, наконец, начнут жить порознь. Правда, радоваться все равно нечему: для политического руководства страны это, скорее, означает, что отодвинутые от власти представители старых элит сохранят весь денежный ресурс, чтобы попытаться вернуть себе утраченное. А Москва будет выступать в роли арбитра между этими двумя силами, обеспечивая за счет этого более жесткий контроль над ситуацией в своем «мягком подбрюшье».

Если в политическом плане мы уже убедились в том, что действующий глава государства полностью вышел из под влияния своего предшественника, которому раньше воздавал почести в каждой речи, и стало это следствием некоего компромисса (о чем свидетельствует заявление Нурсултана Назарбаева), то самый основной вопрос вызывала вторая часть сделки – контроль над огромными богатствами и активами, которые в той или иной форме контролировались членами экс-президентской семьи. Мы видим, что было оговорено практически полное выведение родни первого лидера из системы государственной службы и квазигосударственного сектора. На этой неделе этот процесс практически завершился уходом с поста председателя Центральной избирательной комиссии Берика Имашева, чья дочь замужем за экс-президентским внуком. Единственным представителем Назарбаевых во власти осталась его старшая дочь, Дарига, которая, правда, занимает не назначаемую, а выборную должность депутата парламента. Она пока пребывает на карантине в связи с коронавирусом, и все до сих пор гадают, выйдет ли она с больничного на работу или под благовидным предлогом также покинет кресло во власти?

Однако, основной вопрос за пределами самого очевидного касался именно контроля за крупным бизнесом, который тоже, как об этом говорили многие расследователи, тесно связан с семьей первого президента. Почему это так важно? Прежде всего, потому что именно политическая власть, а также сращивание властных фигур и «денежных мешков», определяла, кому в нашей стране быть богатым, а кому – нет. Об этом вполне прозрачно говорил и сам Токаев ранее, указывая на то, что «Банк развития Казахстана, по сути, превратился в личный банк для узкого круга лиц, представляющих финансово-промышленные и строительные группы». Говорил о неравенстве президент и в этот раз: «Люди задаются вопросом, почему все виды бизнеса оказались в одних руках. «Чем мы хуже?» Есть люди, которые путают Гегеля с Бабелем, не имеют специального образования, но у них огромное количество бизнеса в одних руках. И в то же время люди образованные, окончившие специальные курсы, никак не могут пробиться к источникам бизнеса, кредитным ресурсам и прочее. Бизнес проплывает мимо, это порождает депрессию, неверие в общество, неверие в справедливость со всеми вытекающими отсюда социально-экономическими последствиями».

О чем Токаев не говорит открыто, так это о том, что система управления государством к настоящему времени деградировала до простейшей формулы: власть = деньги. Об этом Токаев в речи перед бизнесменами говорил крайне аккуратно, указав лишь, что «рост влияния ограниченных элитных групп и снижение доходов большинства населения стали серьезной угрозой безопасности», и вместе это «может привести к экономическому, социальному, а затем и к политическому расколу общества»: «Налицо явный дисбаланс и очевидная проблема справедливости распределения национального дохода. Международные эксперты (в частности, KPMG) утверждают, что всего 162 человека владеют половиной благосостояния Казахстана. В то время как у половины населения ежемесячный доход не превышает 50 тысяч тенге! Это чуть больше 1300 долларов в год. На такие деньги прожить практически невозможно. Как я уже сказал, такое расслоение и неравенство опасно. Ситуацию надо срочно менять».

Но тут же кроется главное противоречие, с которым главе государства еще предстоит столкнуться. Он, фактически, убеждал пчел голосовать против меда. А сделать это можно в условиях Казахстана только одним способом – став хозяином пчел. И именно с этим, похоже, у него основная проблема. Еще накануне встречи многие обратили внимание, что в списке приглашенных отсутствуют члены президентской семьи – и те, которые вполне официально присутствуют в списках Forbes Kazakhstan, и те, кого там не обозначили по тем или иным причинам. Однако, те, кто был уверен, что это негативный знак для уходящей элиты, похоже, ошиблись. Потому как вначале на встрече с президентом обнаружился спокойный и вальяжный зять Нурсултана Назарбаева Тимур Кулибаев, которого не было в предварительном списке приглашенных, а в Нур-Султане заметили вполне жизнерадостного племянника экс-главы государства Кайрата Сатыбалдыулы, родного брата отставленного первого заместителя председателя Комитета национальной безопасности Самата Абиша. Ну, и точку в вопросе о том, будет ли отобрано нажитое у старой элиты, поставили в итоге в Москве, откуда 25 января пришла информация о том, что правительство России в состав Совета директоров ПАО «Газпром» выдвинула Тимура Кулибаева.

В ситуации, когда именно поддержка России в формате ОДКБ удержала ситуацию в Казахстане, и, очевидно, способствовала тому, что вся полнота власти перешла к Токаеву, подобное назначение выглядит, как однозначное свидетельство, что самый известный и официально самый богатый представитель семьи Нурсултана Назарбаева получил неприкосновенность от любого преследования в Казахстане. К чему это нас приводит? К тому, что, видимо, с подачи российского руководства основные бенефициары экономики остаются «при своих». Таким образом, происходит искусственное разведение новой политической власти и больших денег. Но проблема тут в том, что все это оставляет старой элите надежды на реставрацию своей власти, поскольку сохраняет в руках ее важнейший ресурс – деньги. В итоге, Кремль получает два конкурирующих полюса в Казахстане, обреченные на то, чтобы конкурировать за власть под чутким контролем Москвы, которая расставляет рамки и метки на «карте местности». Принцип «разделяй и властвуй» никто не отменял. Разделенная элита Казахстана будет бесконечно апеллировать к внешнему арбитру, каждый раз снижая планку суверенитета, что определенно соответствует внешнеполитическому курсу Москвы, «собирающей» постсоветские территории под своим началом.

Возвращаясь к встрече Токаева с крупными бизнесменами, мы теперь уже несколько иначе смотрим на все сказанное. Становится понятно, почему он говорит, что «реформа, о которой идет речь, не преследует цель «отнять и перераспределить». Таких полномочий у обновленного главы государства, кажется, просто нет. Хотя то, что он описывал до этого – про тот же БРК – это примеры коррупции, которую нужно пресекать не разговорами про то, что президенту известны имена участников этих схем, а уголовным преследованием. Но Токаев лишь говорит, что «это было бы глупо, безответственно». Отсюда и скептицизм по поводу того, что, фактически, амнистируя крупный бизнес, Токаев сможет реально рассчитывать на его «патриотизм». «Задача состоит в том, чтобы привлечь вас, национальную буржуазию, к самому активному участию в трансформации социально-экономической модели страны. В ответ на инвестиции в производства, создание качественных рабочих мест и рост экспортного потенциала государство готово повысить гарантии защиты частной собственности, обеспечить стабильность и предсказуемость государственного регулирования, защитить конкуренцию от вмешательства адмресурса, коррупции и фаворитизма», - говорит президент людям, многие из которых сделали себе миллиардные в долларах состояния именно на вмешательстве адмресурса, коррупции и фаворитизме.

Конечно, какой-никакой ресурс у политического руководства все же есть, и это нацкомпании, поэтому сегодня основное давление со стороны президента и испытывает «Самрук-Казына». Эту «кормушку» отодвинуть от «крупных игроков рынка» он еще в состоянии. «Государственные закупки – огромный экономический ресурс, которым надо пользоваться правильно, - отметил Токаев. - С этим у нас большие проблемы. Все еще велика доля закупок неконкурентными способами. Особое внимание следует обратить на закупки компаний фонда «Самрук-Казына». Кулуарность, непрозрачность, завышенные цены – с этими фактами необходимо срочно разобраться. Даю месяц. Не будет решения, последуют жесткие меры. Вы все, надеюсь, убедились, что для меня формула «Платон мне друг, но истина дороже» имеет целевое значение». Мы же заметили, что о своей жесткости по отношению к «друзьям-платонам» Токаев говорит лишь во фразе про квазигоссектор и государственные закупки. А про то, что люди, заработавшие деньги неправедным образом, должны это как-то компенсировать нет. И речь не идет о фонде «Народу Казахстана», куда «форбсовцы» уже перечисляют десятки миллионов долларов. Эти суммы – явно всего лишь «семечки» по сравнению с тем, что заработали за 30 лет благодаря близости к власти нынешние «капитаны бизнеса».

Итак, подытожим. Политическая власть искусственно лишена контроля над крупнейшими денежными потоками, которые, судя по всему, остаются в руках старой элиты. Произошло это, видимо, в рамках кремлевских планов. У официального руководства в руках остается государственный и квазигосударственный сектор, которые она может переформатировать под нужды экономики, но в деле выравнивания возможностей в бизнесе и доходов населения оно может лишь просить «пчел» крупного бизнеса «голосовать против меда». Степень концентрации капиталов и активов в руках узкой группы лиц настолько велика, что, к примеру, в финансовой сфере у государства просто нет возможности лишать отдельные «аффилированные БВУ» государственных и квазигосударственных счетов и депозитов, не перемещая их в рамках институтов той же самой «семейной группы». Ну, и самый простой вывод из всего этого – борьба за власть не завершена, она будет продолжаться под «дружественным контролем». А это делает декларируемые планы по улучшению жизни простых казахстанцев просто призрачными…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...