Водный пасьянс Центральной Азии | Деловая неделя
20 апреля 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Водный пасьянс Центральной Азии

04.03.2024 11:14:33
№: 9 (1551)

Казахстан возглавляет Международный фонд по спасению Арала, и в течение трех лет сможет внести свой вклад в дело не только спасения того, что осталось еще от некогда Аральского моря, но и посодействовать решению вопроса об обеспечении региона водой

Странам региона надо срочно заниматься экономным распределением влаги для обеспечения собственной продовольственной безопасности

Юрий Сигов, Вашингтон

В стенах штаб-квартиры ООН в Нью Йорке наряду с двумя военно-политическими конфликтами, напрямую влияющими на безопасность всей нашей планеты (Россия и Украина, Израиль и Палестина) все чаще обсуждаются вопросы о доступе людей к воде. Казалось бы, воды вокруг более, чем достаточно, и даже если отбросить соленые воды Мирового океана, то реки, озера, другие водоемы вроде как в состоянии обеспечить население Земли питьевой и проточной водой без особых проблем.

Однако так только кажется. На сегодняшний день, согласно ооновским документам, свыше половины населения нашей планеты вообще не имеет доступа к питьевой воде, и вынуждены пользоваться ею либо в строго ограниченных объемах, либо для того, чтобы добраться до ее источников, вынуждены ежедневно совершать пешие марши протяженностью свыше 8-10 километров. Питьевой воды, что показательно, не хватает не только в засушливых районах Африки и Азии, но и в крупных промышленных городах даже с виду прилично развитых государств.

Также важно отметить, что обеспечение населения водой как-то не рассматривается мировым сообществом как нечто, требующее активного вмешательства со стороны правительств и самого международного сообщества. Дескать, пройдет лишний дождик, климат на планете меняется, и дополнительные источники воды – в том числе и питьевой сама жизнь человеку непременно подарит. Однако на практике все получается совсем иначе. Воды не хватает и в районах с влажным, и тропическим климатом, и там, где с виду месяцами лежит снег, и, казалось бы, с водными ресурсами никакого напряга по идее быть не должно.

На уровне регионов, больше других страдающих от нехватки воды, можно выделить засушливые районы Сахеля в Африке (а это территория как минимум семи государств Западной и Центральной части континента), Индии и Пакистана, юг Перу и север Чили в Латинской Америке, плюс отдельные провинции Мексики, государства Ближнего Востока, Австралии и целого ряда Тихоокеанских островов. Но наибольшее беспокойство у ооновских служб вызывает положение дел в Центральной Азии, на территории пяти государств (да еще к ним теперь добавился и Афганистан), где, с одной стороны, водные ресурсы вроде как имеются в наличии. А на практике ситуация с водоснабжением ухудшается из года в год.

Водные споры и водное сотрудничество: кто кого пересилит?

В странах Центральной Азии не случайно принято говорить: не спрашивай, сколько у тебя есть земли, а спроси сколько у тебя есть воды. Вода здесь не просто не переходящая ценность, не имеющая измерения, для орошения степных и пустынных земель. Бесконечные споры и острые конфликты именно из-за распределения воды в регионе всегда вспыхивали даже в рамках отдельно взятых городов и деревень, не говоря уже о государственных противостояниях. При этом частенько они случались и в прошлой истории, но и остаются на повестке дня и нынче.

Разумеется, наличие достаточных водных ресурсов в регионе во многом зависит от причуд переменчивой и нестабильной погоды. Помимо значительных изменений с климатом, повышением температуры воздуха и снижением количества осадков существуют и другие важные факторы, влияющие на водные ресурсы Центральной Азии.

Так, разрушительные и полностью непредсказуемые землетрясения часто на протяжении многих лет меняли направление течения рек, засыпали их русла, а также влияли на размеры горных и равнинных озер. Во время жарких и длинных летних месяцев многие реки и озера высыхали прежде, чем их водные потоки достигали мест впадения в моря или более крупные озера (то же Каспийское море).

Как свидетельствуют исторические документы, крупнейшая в регионе река Оксус, благодаря которой обширные засушливые земли превращались в плодородные пастбища, была главным источником жизни для обитавших здесь животных и людей, обеспечивая существование флоры и фауны региона. Были времена, когда долина реки Оксус слыла самым обширным по территории пастбищем во всей Азии.

Но как только река изменила свое русло, тот тут же земли, через которые она протекала, остались без воды. По этой причине оттуда сразу же ушли и люди, и животные. С тех пор прошло много лет, но население там по-прежнему очень редкое, а причиной тому – отсутствие воды, что не дает людям возможности вести даже минимально выгодное им сельское хозяйство.

Многие проблемы региона тесно взаимосвязаны с тем, каким образом развиваются нынче как отдельные его государства, так и на каком уровне кооперации находятся между собой ближайшие соседи. К примеру, Казахстан по своей территории практически сопоставим с размерами Индии, но в республике очень маленькое для такой огромной территории население. В той же Индии плотность населения составляет 433,7 человека на квадратный километр в то время, как в Казахстане она всего 7,2 человека на кв. км.

При этом стоит отметить, что плотность населения в Индии увеличивается с каждым годом, и если в 2021 году она была 473,42 человека на кв. км, за десять лет до этого она составляла всего лишь 382 человека на квадратный километр. Разумеется, при такой плотности населения, с одной стороны, даже при наличии вполне приличных для обычной жизни водных ресурсов неизбежно будут возникать вопросы с орошением полей и обеспечением огромного населения страны продовольствием.

С другой стороны, при небольшом населении той или иной территории сооружение необходимых ирригационных объектов с точки зрения финансирования не всегда является выгодным и эффективным. Однако люди в этих засушливых краях все же живут, и если государство желает повышать плотность населения в том или ином регионе, то оно просто вынуждено будет заботиться о том, чтобы функционирующее там сельское хозяйство было бы обеспечено необходимыми объемами воды - как питьевой, так и пригодной для орошения полей.

По оценкам ооновских экспертов, проблема уменьшения интенсивности водного потока реки Амударьи связано не только с тем, что она с течением времени изменила свое русло. Во многом – уже на современном этапе – это показатель слабого уровня управления имеющимися водными ресурсами региона. Сама река Аму (греки называли ее Оксус, а окрестные земли - Трансоксианой) течет с горных вершин Бадахшана в Таджикистане, и заканчивала она свой бег уже на территории нынешнего Узбекистана. Но так было раньше: сегодня же Амударья практически исчезает в песках пустынных земель этой республики.

Между тем по оценкам географов, примерно тысячу лет назад река Оксус впадала в Аральское море, которое нынче представляет из себя не то, что не море, а какие-то остатки луж и водных запруд посреди пустыни. Вода в нем полностью загрязнена и непригодна для использования и проживания людей в окрестностях этой зоны. Также под большим вопросом само желание каким-то образом попытаться возродить Арал как значимый водный ресурс всего региона Центральной Азии по целому ряду причин, включая и финансовые.

Вода расходуется крайне неэффективно. Что же с этим делать?

Согласно данным ООН, пять стран региона вместе взятые (Казахстан, Туркменистан, Таджикистан, Узбекистан и Кыргызстан) потребляют 127 млрд. кубометров воды в год, из которых более 80 процентов ежегодно используется только для нужд сельского хозяйства. Между тем лишь 50 процентов этой воды используется хозяйствами эффективно. То есть фактически половина потребляемой хозяйствами воды вообще не попадает на поля - в основном из-за некачественных и изношенных ирригационных сооружений и бесхозяйственного расходования воды на полях местным населением.

Можно ли каким-то образом изменить нынешнее положение дел? Теоретически надо менять всю систему ирригационных каналов и технических средств, которые на них используются. Однако дело это крайне дорогостоящее, и, судя по всему, подобные расходы не являются ни для одной республики Центральной Азии критически первостепенными. Есть вероятность, конечно, обратиться за финансовой помощью к зарубежным или международным банковским структурам (тот же Азиатский банк экономического развития или Китайский банк инфраструктурных проектов), но кто, и как потом эти средства будет отдавать?

Между тем стоило бы напомнить, что жившие ранее на этих землях крестьяне (а территория эта всегда страдала от водных потерь из-за жары и повышенного испарения) изобрели уникальную по эффективности ирригационную систему подземных каналов, которые позволяли использовать водные ресурсы для сельского хозяйства вне зависимости от температуры воздуха снаружи.

Первыми такие каналы стали использовать иранцы, поэтому называются они именно на фарси «канаты» (об этих каналах рядовому обывателю стало известно после сьемок фильма «Тегеран-43», когда агенты немецкой разведки для организации покушения на руководителей Великобритании, США и СССР, собравшихся в иранской столице в 1943 году, намеревались использовать именно канаты для проникновения в британское посольство - место проведения встречи на высшем уровне).

Однако в Центральной Азии по каким-то причинам подобные технологии, которые вполне и сегодня доступны даже людям с небольшим доходами, никогда не использовались. Вполне реально, между тем, вспомнить и другие, проверенные временем и историческим опытом нехитрые технологии, которые гарантировано могли бы помочь, с одной стороны, как сэкономить расход воды для орошения, а с другой снизить засоление почвы, орошаемой загрязненными и техническими водными сбросами.

Пока что в Центральной Азии, как констатируют ооновские специалисты, огромные объемы воды впустую уходят в почву, и не дают той ожидаемой отдачи, которая могла бы быть получена для орошения засушливых земель в регионе. А использование воды для сельскохозяйственных нужд в республиках Центральной Азии, по данным ООН, на сегодняшний день в восемь раз ниже, чем в целом по другим регионам нашей планеты. Почему же такое происходит?

Работать надо всем вместе, но учитывать обязательно интересы друг друга

В данный момент в регионе Центральной Азии проживает 79 миллионов человек, из которых 22 миллиона человек вообще не имеют доступа к воде. Это значит, что из каждых 10 обитателей этого региона трое вообще не имеют доступа к воде и хронически страдают от ее недостатка. По оценкам специалистов Всемирного банка, население Центральноазиатского региона к 2050 году достигнет 110 млн. человек, будет продолжаться рост процесса урбанизации во всех республиках, будут все чаще фиксироваться засухи и все возрастающая потребность местного населения в продуктах питания.

Как известно, сейчас Казахстан возглавил Международный фонд по спасению Арала, и в течение трех лет сможет внести свой вклад в дело не только спасения того, что осталось еще от некогда Аральского моря, но и посодействовать решению вопроса об обеспечении региона водой. Сможет ли на практике Астана внести какие-то реальные изменения в дело обеспечения всей Центральной Азии водой, и спасения того, что некогда называлось Аральским морем, а сегодня является лишь его жалким воспоминанием?

Как обычно в таких случаях, первым делом чиновники принялись обсуждать недостаток денег на подобные проекты и важность внесения масштабных изменений в те процессы, которые ранее не приводили к каким-то положительным результатам в водных делах. Казахстанские власти уже пообещали, что проект по спасению Арала и улучшению обеспечения водными ресурсами населения региона непременно получит позитивный толчок за время председательства Астаны в этом международном фонде.

Между тем, на мой взгляд, стоило бы начинать подобную работу с четкого разделения возможностей и плана действий, разработанного для так называемых верхних и нижних государств региона. Как известно, Кыргызстан и Таджикистан находятся в горах, а три других республики региона практически не имеют своих независимых от других обширных водных ресурсов. По крайней мере таких, с помощью которых можно было бы вести без учета горных потоков собственное активное сельское хозяйство.

Как это обычно было принято после распада СССР, «верхние» государства как монопольные распорядители региональными водными ресурсами, стали считать, что именно они имеют право диктовать всем остальным свои условия водного владения. Находящиеся же «внизу» три республики - Туркменистан, Узбекистан и Казахстан жестко требуют от «верхних» соседей по региону, чтобы вода поступала к ним бесперебойно, и в тех количествах, которые им требуются для нормального функционирования национальных агропромышленных комплексов.

Замечу, что в последние пару лет массу проблем всей центральноазиатской пятерке создает и соседний с ней Афганистан – а точнее пришедшие там к власти талибы. Помимо политической нестабильности и непризнания властей талибов на международном уровне (а ооновские санкции против Афганистана по-прежнему по очень многим позициям действуют), афганские правители пытаются также «проконтролировать» водные потоки, которые с гор могут достичь территории стран Центральной Азии, не имеющих к этой воде прямого доступа.

Так, два года назад талибы начали возведение ирригационных сооружений на водном оросительном канале Кош-Тепа. Он пройдет от Балха до провинции Фарьяб, а длина его составит 285 километров. Работы по прокладке канала, как ожидается, будут закончены в 2028 году, и в итоге к тому моменту, когда он будет пущен в строй, Кош-Тепа сможет забрать на себя более 20 процентов нынешнего водного потока реки Амударьи.

В таком случае явно пострадает население стран, находящихся внизу по течению этой реки, что неизбежно вызовет резкое ухудшение отношений между ними и нынешними афганскими властями. Талибы уже дали понять, что никаких интересов других государств они в своем водном строительстве учитывать не намерены. А силой заставить их одуматься и пойти на взаимоприемлемые переговоры с соседями будет крайне сложно (опять-таки талибы находятся под санкциями, и в военном плане могут попросту навязать соседям свои интересы и водные планы).

Можно ли каким-то образом в ближайшее время наладить взаимовыгодное сотрудничество в регионе по водным вопросам? Здесь на повестке дня неизбежно будет возникать три проблемы. Прежде всего, всем странам Центральной Азии надо обязательно совместными усилиями подходить к решению водных задач региона, и ни в коем случае не пытаться тянуть «водное одеяло» на себя, без учета интересов ближайших географических соседей. Одновременно надо пытаться находить общий язык с афганцами - как бы трудно и муторно это не было на практике.

Во-вторых, максимально задействовать в этих усилиях международные финансовые институты, которые в любом случае будут заинтересованы в развитии водных проектов в Центральной Азии для снижения социальной напряженности в регионе, и вовлечении Афганистана в мирные, дающие возможность развивать торговлю и сельское хозяйство в регионе.

А, в третьих, надо разрабатывать программы по обучению местного населения, проживающего вдоль русла рек и озер, предельно бережно расходовать воду, не загрязнять ее, использовать для этого новые технологии, и действовать для этого не разрозненно, каждый сам по себе, а сообща, Что гарантировано позволило бы даже при небольших финансовых расходах достичь желаемого результата - улучшить обеспечение водой населения Центральной Азии, и вывести местное сельское хозяйство на более высокие урожаи и возможности экспортировать излишки продукции на внешние рынки.

 

 


Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...