Выборы одной партии | Деловая неделя
27 сентября 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Выборы одной партии

05.05.2022 10:38:00
№: 16 (1466)
Референдум по Конституции вместо политической конкуренции

Идите во главе идей вашего века, эти идеи вас увлекут и вас поддержат, идите против них — они вас сметут.
Луи Наполеон III, вначале президент Второй республики, потом – император Второй империи

В КОНЦЕ прошлой недели президент Токаев, кажется, нашел выход из ситуации, в которой он пребывает после объявления курса на «Новый Казахстан», требующего не только деклараций, но и серьезного экзамена на предмет поддержки избирателей.

Самым естественным было распустить парламент (коль скоро предлагается изменить роль партий и сам глава государства дистанцировался от Amanat-а) и устроить новые выборы в мажилис. Они бы стали для законодательной и исполнительной власти первым реальным экзаменом на демократию, и могли бы дать победителю настоящий кредит доверия (если мы говорим именно о свободном волеизъявлении). Казалось, по этому сценарию и развивались события – президент ушел из партии власти, Минюст открыл сезон регистрации новых политических объединений, целый ряд политиков и активистов успели заявить о своих амбициях на ниве партстроительства. Но время идет, а выборы никто не объявляет. Ни президент, который пошел даже на редактуру Конституции, ни в парламенте никто не торопится делать политическое харакири, чтобы определить пристрастия избирателей после кровавого Кантара. Тем временем наш «северный сосед» и главный партнер напал на братскую страну, начался новый раунд геополитических игр, и, видимо, в Акорде окончательно поставили крест на том, чтобы устраивать пир демократии и конкуренции на палубе скрипящего на волнах геополитического шторма корабля казахстанской государственности. Даже с учетом того, что пока на горизонте серьезной политической оппозиции нет, Нур-Султан решил устроить плебисцит без конкурентов, вынеся на народное голосование не судьбу партии власти, а предложенную программу политических реформ, о многочисленных «но» которых мы писали в этой рубрике в прошлом номере «ДН». Если совсем упрощать, то можно прийти к выводу о том, что вместо того, чтобы идти с программой политических реформ на выборы, было решено просто узнать мнение населения по этому поводу. Устроить эдакие безопасные «выборы» одной партии…

Первое, что бросается в глаза в подаче населению идеи о референдуме, это время и место ее оглашения. Конец недели, пятница, которая не предполагает «быстрого обсуждения» темы (пикейные жилеты уходят пить, простое население пытается вернуться к семейным обязанностям до понедельника, а государственный аппарат просто надеется выспаться), а также площадка – заседание Ассамблеи народа Казахстана. Официальное сообщение с информацией о референдуме на сайте Акорды так и называлось «Президент определил приоритеты деятельности Ассамблеи народа Казахстана» и предложение о плебисците прошло всего одним абзацем в самом конце. Несмотря на то, что этот «совет этнических аксакалов» очевидно неизбираемый орган, выглядящий атавизмом на теле провозглашенной Токаевым «Второй республики», его роль в межэтнической «медиации» трудно переоценить даже не смотря на критику со стороны гражданского общества (в целом, кстати, тоже справедливую). В каком-то смысле именно институализация этнического многообразия в 1995 году, сыграла роль некоего послушного квазипарламента (с марта по декабрь 1995-го), который кроме всего прочего создавал ощущение инклюзивности политической системы у всех этнических групп населения.

Именно тогда, в 1995 году, и был проведен единственный в истории страны на данный момент референдум по Конституции, а перед этим, опять же на плебисците, президент Назарбаев без выборов продлил срок своих полномочий до 1999 года (избранный в 1991 году, он должен был пойти на перевыборы в 1996 году). Тогда же не только в стране, но и в парламенте (он тогда еще назывался Верховный совет) существовала серьезная политическая оппозиция исполнительной власти, которая и стала причиной его скандального роспуска – из-за неких нарушений на одном (!) избирательном участке. И вот теперь именно на трибуне этого государственного института (имеющего с 2007 года статус консультативно-совещательного органа при президенте РК) Касым-Жомарт Токаев и объявляет о том, что конституционная реформа выносится на референдум вместо того, чтобы стать предвыборной программой партии Amanat. Параллели тут просто напрашиваются. Единственная разница в том, что если Назарбаев при помощи «всенародных референдумов» преодолевал сопротивление политической оппозиции, строя режим авторитарный, то Токаев, очевидно, пытается его либерализовать, продолжая при этом избегать политической конкуренции.

Не избежал параллелей с 1995 годы в своем выступлении и сам Токаев: «Когда мы только приступили к осуществлению этих реформ, предполагалось, что проект изменений и дополнений в Конституцию будет рассмотрен парламентом. Данная процедура закреплена в действующем законодательстве. Предстоящие масштабные и значимые преобразования окажут существенное влияние на будущее страны. Поэтому я предлагаю провести республиканский референдум по внесению изменений и дополнений в Конституцию. Референдум – это важнейший демократический институт, однако в Казахстане он в последний раз проходил в 1995 году, когда утверждалась действующая Конституция. Затем был принят конституционный закон «О республиканском референдуме», который, тем не менее, ни разу не был применен на практике. И это несмотря на то, что поправки в Конституцию с тех пор вносились четыре раза. Считаю, что изменение Конституции через всенародное голосование станет яркой демонстрацией народного волеизъявления. Референдум позволит каждому гражданину принять непосредственное участие в решении судьбы страны и укрепит наш курс на всестороннюю демократизацию и построение Нового Казахстана».

Уже на этой неделе стахановскими темпами в мажилисе были приняты поправки в закон «О республиканском референдуме», которые уточняли детали по бюллетеням, и подоспел отзыв Конституционного совета на токаевские поправки к Конституции – он, естественно, признал проект закона «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан» соответствующим Конституции. Хотя по какой логике можно признать изменения «соответствующими» тому, что они должны изменять, совершенно непонятно. Сразу же возникает вопрос – эти изменения не такие уж кардинальные (тогда неясно, а зачем они нужны?) или конституционный орган такой послушный, что согласен на все (тем более, что этими поправками сам Конституционный совет подлежит ликвидации)? Как здорово все совпало – реформы собрали в пакет, спустя пару дней президент предложил референдум, мажилис тут же принял поправки в соответствующий закон, а Конституционный совет подогнал положительный отзыв. В обеих палатах парламента идею Токаева мгновенно и очень дружно поддержали. Как говорится, могут же работать, когда захотят. Эту бы энергию, да в мирных целях!

Кстати, если уж совсем уйти в исторические параллели, то сам термин «Вторая республика», который начал использовать Касым-Жомарт Токаев, имеет происхождение из французской истории. В 1848 году в результате так называемой «Весны народов» (по сути революции, объединившей буржуазию и радикальных социалистов) власти лишился последний король Бурбонской династии и возникло Временное правительство (оно, кстати, и ввело всеобщее голосование), которое провозгласило Вторую республику (Первой считается Франция после революции 1789 года). И ее президентом неожиданно стал Луи Наполеон, племянник Наполеона Бонапарта, человека свернувшего режим Первой республики в 1804 году путем провозглашения Первой французской империи. Племянник первого императора французов был ставленником противников «республики богатых» и быстро вошел в конфликт с консервативным парламентом, а в 1851 году и вовсе распустил его, произведя государственный переворот. В 1852 году он потихоньку подготовил все для того, чтобы Вторая республика завершила свое существование с провозглашением… Второй французской империи. Яблоко совсем недалеко упало от яблони. Правда, оказалось гнилым - Наполеон III не унаследовал военных талантов своего дяди. Зато он тоже был сторонником того, чтобы во Франции были «народные плебисциты» - референдумы, а не парламентские выборы. Президент Второй республики и император Второй империи даже говаривал: «Никогда не бойтесь народа, он еще больший консерватор, чем вы! Парламент — это лишний орган, который лишь гудит фракционными спорами». Правда, Вторую Империю это не спасло: прознав, что Луи Наполеон III проиграл войну и сдался с армией в плен к пруссакам, парижане низложили своего незадачливого императора. Так Вторая республика вошла весьма коротким и довольно позорным эпизодом в историю Франции. Нам же достался исторический шанс посмотреть, чем все в итоге обернется в нашей стране?

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...