Закон сообщающихся сосудов | Деловая неделя
13 апреля 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Закон сообщающихся сосудов

в посудной лавке со слоном

18.03.2021 10:21:32
№: 11(1414)
Во время революции нищета бывает одновременно и причиной и следствием.
Виктор Гюго, французский писатель

НА ПРОШЛОЙ неделе представители министерства энергетики РК вдруг начали лоббировать привязку цен на бензин в Казахстане к показателям рынка сопредельных государств, так как якобы невозможно предотвратить перетекание казахстанского топлива к соседям, если оно будет заметно дешевле.

 Иными словами, правительство предложило казахстанцам смириться с ростом цен на товар, который присутствует буквально во всех остальных товарах и услугах в стране, провоцируя, таким образом, инфляцию. Но это пол-беды. На этой неделе пресловутые соседи, перетекания топлива к которым наши чиновники никак не могут не допустить, заявили, что у них, возможно, ожидается топливный кризис и резкий рост цен на бензин, который может вызвать социальную напряженность в их стране. Таким образом, наша страна, фактически, добровольно привязывает пароходик своей экономической безопасности к туше тонущего «Титаника», на верхней палубе которого играет похоронный марш. И тут возникает только один вопрос: на какую именно страну работают наши чиновники? Если же они просто ошиблись, то почему это так похоже на саботаж? Давайте попробуем разобраться в том, что происходит подробнее.

Итак, о том, что «Россия может столкнуться с риском повторения топливного кризиса 2018 года» говорится в обнародованном на этой неделе отчете о работе Счетной палаты РФ за 2020 год, авторы которого вынуждены напомнить, что «рост цен на топливо в мае 2018 года вынудил власти принять экстренные меры». «В настоящее время отмечаются риски повторения роста розничных цен на топливо и, как следствие, возникновение социальной напряженности», - пишут российские государственные аудиторы. Российское Минэнерго говорит, что там «уже приняли ряд шагов для сдерживания роста розничных цен на бензин и дизтопливо, а также на обеспечение топливом регионов и доходности АЗС». Решить этот вопрос должен «разработанный в 2018 году демпферный механизм, минимизирующий эффект от колебания мировых цен на нефть на стоимость бензина в России».

Принцип этого демпферного механизма заключается в том, что, если экспортная цена бензина и дизтоплива выше условной внутрироссийской, то государство компенсирует нефтекомпаниям часть этой разницы, чтобы они не повышали цены в стране. Если же уже российские цены выше экспортных, то нефтяники делятся с государством частью своей сверхприбыли от внутренних продаж топлива. При этом, судя по выводам Счетной палаты РФ, второй вариант все же не слишком привлекает Кремль, ибо речь идет больше не о наполнении бюджета, а о том, чтобы не вызвать недовольство населения, потому что цена на бензин входит в стоимость большинства товаров и услуг. Только недавно российские власти столкнулись с массовыми митингами в поддержку Алексея Навального, и сегодня им нет никакого резона дразнить своих граждан еще и ростом цен, разгоняющим инфляцию, которая будет снижать итак основательно подорванный санкциями уровень жизни в стране.  

И тут возникает вопрос, зачем нашим чиновникам отстаивать привязку к этому кризисному сценарию? А ведь именно об этом они говорят сегодня. «Обстоятельства требуют постоянного поиска ценового «равновесия» на нефтепродукты. Другими словами, цена на бензин в Республике Казахстан не должна быть значительно ниже, или значительно выше цен в сопредельных государствах. В случае низких цен на внутреннем рынке возникает угроза дефицита в связи с перетоками отечественного продукта на рынки сопредельных государств, а в случае высоких цен – возможен профицит импортного бензина и как следствие, затоваривание казахстанских складов отечественным топливом и последующее снижение объемов переработки на НПЗ РК», - сказал вице-министр энергетики Асет Магауов на прошлой неделе.

И тут надо отметить, что список этих «сопредельных государств» значительно меньше реального списка соседей нашей страны. То есть, нет никакой корреляции между ценами в Казахстане и, например, Китае или Туркменистане. Узбекский рынок также живет своими законами и ценами. И только в рамках ЕАЭС – с Россией и Кыргызстаном – возникает такой вопрос, как вот эта искусственная зависимость. Правительство хочет обосновать рост цен на бензин в стране тем, что якобы не может контролировать свои границы и наше топливо «перетечет на рынки соседних государств». При этом проблем с тем, чтобы вводить временные запреты на экспорт бензина, на самом деле нет, в прошлом году такие запреты вводились и реализовывались. Не говоря уже о том, что в условиях карантина наши власти (по крайней мере, они говорят, что) смогли перекрывать полностью любое наземное передвижение между РК и РФ. Что же случилось, что теперь мы больше не можем или не хотим защищать свой рынок? Рост цен на бензин до 10 тенге уже был зафиксирован в этом месяце. Те же россияне не стесняются приостанавливать импорт и даже перевозку товаров из Казахстана, когда им это нужно. Сейчас они, к примеру, не хотят пропускать картофель из нашей страны. Неужели единственный способ не допустить дефицита бензина, это ставить его цену в полную зависимость от ситуации в России, ведущей абсолютно несогласованную с нами внешнюю политику, из-за которой оказалась в ситуации, когда санкции и контрсанкции больно бьют по ее экономике и резко снизили уровень жизни ее населения?

Как мы помним, сразу после того, как Россия вмешалась в события в Украине и оказалась в состоянии конфликта с Западом, ее валюта сильно упала, и на фоне подешевевшего рубля наша страна стала недобровольным донором соседа, когда туда очень быстро «ушли» десятки миллиардов долларов из казахстанской экономики. Остановить этот процесс мы смогли, лишь девальвировав тенге, после чего паритет цен восстановился, но не восстановился уровень жизни граждан, многие из которых ощутимо обеднели. Нужно ли нам повторение таких событий, но уже с бензином? Нет. Совсем нет. Если сегодня речь идет о том, что никаких иных вариантов, как бесконечно падать вниз вместе с основным партнером по ЕАЭС, у нас просто нет, может быть нам уже стоит, наконец, поднять вопрос о целесообразности нахождения в этой организации? Мы видим, как в нашей стране протестные акции из исключений стали правилом, растет бедность и неверие в будущее страны. И это не наши субъективные наблюдения, об этом говорят данные мониторинга такой организации, как ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия», обнародованные на днях. 

В материалах «Евразийского монитора» прямо говорится, что «в начале 2021 года в Казахстане произошло значительное ухудшение социальных настроений». «По некоторым показателям, например, по такому ключевому, как уровень удовлетворенности населения своей жизнью, ситуация сопоставима с кризисом 2009 года: доля неудовлетворенных в 2009 и 2021 г.г. составила треть опрошенных (по 35%), в то время как чаще всего (за период наблюдений с 2004 года) неудовлетворенность артикулировалась пятой частью населения. Обращает внимание, что казахстанцы стали, во-первых, заметно хуже оценивать экономическое положение страны и, во-вторых, экономику страны считают более плохой, по сравнению с оценкой собственного материального положения. Так, число тех, кто полагает, что в 2021 году экономическое положение страны плохое и очень плохое составило 44% от числа участников опроса (в 2020 году таковых ответов было 14%, в 2009 году – 15%). При этом, материальное положение семьи назвали плохим 26% опрошенных (в 2009 году – 14%), и стоит заметить, что сопоставимо низкие показатели оценок семейного положения были зафиксированы по опросам только в 2004 году – 21%. Вместе с тем, доля тех, кто назвал уровень благосостояния своей семьи, как хороший и скорее хороший, уменьшилась по сравнению с 2020 года в два раза – с 31% до 14%», - говорится в исследовании.

Нужно ли говорить, что все эти показатели еще более ухудшаться, если в стране возникнет дефицит бензина или резкий рост цен на него? Нет, это понятно и детям. Весь инструментарий для того, чтобы кардинально решать этот вопрос, защищая благосостояние казахстанцев, у властей страны есть. На этой же неделе президент Токаев подписал поправки в законодательство по поводу участия нашей страны в международных организациях. Теперь наша страна оговаривает свое право приостанавливать выполнение международных договоров в случае нарушения контрпартнёрами своих обязательств. Можно ли считать убытки и риски для социально-экономической ситуации в Казахстане от ЕАЭС нарушением обязательств со стороны партнеров, это вопрос политический, но социально-экономическая составляющая этой проблемы очевидна и требует быстрых мер. Если же опять руководство нашей страны предпочтет «геополитические интересы» и лояльность Кремлю интересам простых граждан, то завтра оно не должно удивляться тому, что социальное напряжение в нашем обществе будет продолжать расти, пока не подойдет к некоей точке, за которой вопрос будет ставиться уже не о благополучии народа, а о перспективах государственности.

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...