Заливное меню Центральной Азии | Деловая неделя
21 мая 2024 | выходит по пятницам | c 1992 года

Заливное меню Центральной Азии

29.04.2024 11:43:36
№: 16 (1558)

Страны Персидского (Арабского) залива осваивают новый для себя регион

Юрий Сигов, Вашингтон

Cовременные международные отношения стали настолько нестабильными, конъюнктурными и зависимыми от разного рода посторонних факторов, что за исключением ведущих мировых держав (хотя это и их все больше касается) куда проще общаться с окружающим миром в объединении с другими государствами. Либо по географической близости с твоей страной схожими, либо разделяющими твои политические и экономические взгляды.

Именно поэтому все чаще на международной арене появляются, и тесно взаимодействуют объединения государств, которым именно совместно проще и надежнее решать стоящие перед ними задачи. А тем, кто с ними намеревается сотрудничать, также проще работать сразу на группу государств. Тем более, что и экономических вместе с торговыми выгод в таком сотрудничестве намного больше, чем работать по одиночке.

Именно подобным образом нынче все чаще действуют страны Центральной Азии, хотя между ними, как и раньше, сохраняется немало противоречий, разногласий и существенных различий по всем основным позициям как во внутренней, так и по внешней политике. Частенько можно услышать жалобы на то, что некорректно якобы сравнивать весьма открытую внешнюю политику Казахстана и полностью закупоренную для внешнего мира международную деятельность Туркменистана. И, тем не менее, центральноазиатская пятерка все активнее развивает именно коллективный формат связей с другими государствами.

Так, всей пятеркой страны Центральной Азии взаимодействуют с Россией, Соединенными Штатами, Китаем, Евросоюзом. Есть варианты похожего укрепления формата связей региона с Индией, Японией, Южной Кореей и рядом других государств. А с точки зрения инвестиций и привлечения денежных партнеров из арабского мира наиболее выгодным и перспективным видится взаимодействие государств Центральной Азии с монархиями Персидского (Арабского) залива.

Центральной Азии это явно выгодно. А «заливным» арабам?

Недавно в Ташкенте прошла встреча министров иностранных дел стран Центральной Азии и Совета по сотрудничеству арабских стран Персидского залива (ССАГПЗ). Это была уже вторая встреча подобного формата (первая состоялась в прошлом году в Саудовской Аравии), и ключевыми ее составляющими были стратегический диалог (сотрудничество в сфере внешней политики) и инвестиционный форум, где главными были финансовые и инвестиционные интересы стран-участниц.

Интересно, что впервые в таком мероприятии участвовала делегация Азербайджана, который тесно взаимодействует с государствами Центральной Азии. А на Кавказе в партнерстве с двумя другими республиками (Армения, Грузия) у Баку вряд ли получится наладить взаимодействие с Заливом, которое нынче складывается у центральноазиатской пятерки.

Как показала практика последних нескольких лет, центральноазиатская пятерка в составе Казахстана, Туркменистана, Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана выработала устраивающую всех удобную модель для работы на уровне развития международных отношений и привлечения иностранных инвестиций. Стоит также отметить, что с начала российско-украинского военного конфликта государства Центральной Азии не просто стали намного активнее прибегать к формату взаимодействия в рамках «пятерки», но и разрешать имеющиеся споры и разногласия без участия региональных структур по типу ШОС (Шанхайская организация по сотрудничеству) или СНГ с ОДКБ.
Стоит отметить, что после прошлогодней встречи в этом формате в Саудовской Аравии была достигнута договоренность о взаимодействии по целому ряду инвестиционных соглашений. Тогда только Узбекистан смел привлечь свыше 12 млрд. долларов арабских инвестиций, что помогло Ташкенту существенно закрепить свои позиции на Аравийском полуострове, и во многом опередить своих конкурентов по региону. Также важно, что арабы традиционно не спешат вкладывать крупные средства в новый, по сути для себя, регион, да и других желающих получить арабские деньги в мире по-прежнему имеется немало.

Не случайно в БРИКС буквально «затащили» Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты с надеждой, что их «свободные средства» помогут финансировать целый ряд проектов и вариантов взаимодействия как в крупных государствах (Бразилия, Индия, Россия), так и в сравнительно бедных (по типу Египта и Эфиопии). А ведь еще есть Турция, Иран, Евросоюз, да и Соединенные Штаты не прочь привлечь арабские инвестиции – в том числе в собственные проекты, осуществляемые на территории третьих стран.

Показателен и тот факт, что какие бы не были щедрые (с виду) арабы, они никогда без прочных гарантий деньги свои вкладывать в даже вроде бы самые привлекательные страны не будут. Именно поэтому центрально-азиатская пятерка на уровне глав государств пришла к логичному, и весьма прагматичному выводу. Если хочешь получить солидные инвестиции от арабских партнеров, надо на уровне всего региона тесно координировать получение внешних средств. Да и те же арабские страны видя совместную ответственность государств Центральной Азии, с большим желанием готовы будут не просто обсуждать какие-то проекты, но и реально в них вкладывать.

Думаю, не случайно страны Центральной Азии решили ускорить обсуждение крупных инвестиций со стороны монархий Персидского (Арабского) залива в связи с тем, что в конце этого месяца пройдет уже саммит «Евросоюз – Центральная Азия», где также вопросы об инвестициях и совместных проектах в регионе будут в центре обсуждения. А для того, чтобы не оказаться в виде последнего прицепного вагона к региональному локомотиву инвестиций, страны Залива решили действовать с опережением.

Так, Катар предложил свою помощь (прежде всего финансовую) в реализации проекта Трансафганской железной дороги, а главный приглашенный на саммит в Ташкенте «со стороны» - Азербайджан – это ключевой игрок для возможной прокладки газопровода под дном Каспия и развития всей транскаспийской морской логистики. В данный момент в Азербайджане реконструируется часть порта Баку под коммерческие нужды Узбекистана, плюс страны Центральной Азии планируют увеличить пропускную способность портов Туркменистана и Казахстана в азербайджанском направлении и доставки своих грузов в сторону как Черного моря, так и Индийского океана.

Что касается Трансафганского железнодорожного маршрута, то такие страны, как Катар ни за что не стали бы рисковать своими вложениями, если бы не имели определенных гарантий безопасности прокладки путей со стороны правящего в Афганистане нынче движения «Талибан». По большому счету не против такого проекта и ведущие страны Запада, в том числе Соединенные Штаты. Хотя так называемое мировое сообщество по-прежнему не признает талибов законной властью в этой стране, и не подпускает их до ведения полномасштабных международных проектов.

Нельзя также забывать, что определенный интерес к Трансафганской железной дороге проявляет Россия, и она даже обсуждала возможные варианты осуществления этого проекта с Узбекистаном (по крайней мере модернизацию той части железной дороги, которая проходит по узбекской территории). Да и сам маршрут Термез (Узбекистан) – Мазари- Шариф – Кабул (Афганистан) – Пешавар – Карачи (Пакистан) важен и для Пакистана, а через него – и для Китая.

Странам Залива важно соединить Центральноазиатский регион надежными транспортными коридорами

Пока Россия стремится запустить участок транспортного маршрута через Азербайджан и Иран в рамках коридора Север – Юг с выходом к Персидскому (Арабскому) заливу, целый ряд других государств, включая и «заливные» могут вполне профинансировать Трансафганский маршрут с подвязкой на перевозку грузов на территорию Пакистана и далее Индии. Также вместе с новой железной дорогой через Афганистан страны Залива вполне в состоянии посодействовать странам Центральной Азии в решении серьезных проблем с водой и обеспечением энергоресурсами.

Показательно в этом плане стремление трех стран региона – Узбекистана, Казахстана и Кыргызстана взаимодействовать по запуску каскада гидроэлектростанций с территории Кыргызстана. Ранее этими стройками ведала на кыргызской территории Россия, но сейчас Узбекистан, Кыргызстан и Казахстан образовали консорциум, который проект сооружения ГЭС в этом регионе перезапускает самостоятельно.

Кыргызская сторона, в частности, пытается получить под проект финансирование со стороны Международного Валютного Фонда, но деньги под это могут дать и страны Залива. Те же инвестиции Саудовской Аравии в улучшение распределения водоснабжения и потребления электроэнергии в регионе дают реальную отдачу. Напомню, что именно Саудовская Аравия предоставила часть средств Таджикистану для достройки Рогунской ГЭС. 

Здесь, правда, есть одна важная составляющая уже существующих водных проектов в регионе, которая не совсем устраивает государства Залива, если центрально-азиатская пятерка рассчитывает на их инвестиции. Кыргызстан и Таджикистан уже не первый год участвуют в проекте CASA-1000 с экспортом электроэнергии в Афганистан и Пакистан. Но дело в том, что никаких излишек электроэнергии в Центральной Азии нет – да и новые власти Афганистана, как, впрочем, и старые за получаемую из региона энергию не платят.

Также существенным фактором является то, что страны Центральной Азии больше не хотят надеяться на сооружение энергетических мощностей в регионе на Россию. У той своих забот полным-полно (один конфликт с Украиной обходится в немалые средства), и вкладывать в сооружение энергомощностей региона, с которым у тебя нет прямых границ, и по большому счету долгосрочной заинтересованности, не имеет для Москвы смысла. Поэтому страны центрально-азиатской пятерки переориентируются как на международные организации, так и на внешние источники инвестиций, включая арабские.

Финансирование по целому ряду проектов страны Центральной Азии действительно могут, и получают от Всемирного банка, Азиатского банка, Евразийского банка. Но все эти средства выделяются ведущими в основном западными странами при определенных политических условиях. Которые далеко не все, и не во всем страны региона готовы в нынешней обстановке соблюдать (в частности, разрыв торгово-экономических связей с Россией). Поэтому куда выгоднее договариваться о финансировании с различными инвестиционными и суверенными фондами, в том числе – и из Персидского (Арабского) залива.

Чем активнее страны Центральной Азии будут координировать свои действия на внешней арене, тем больше выгод они получат

На мой взгляд, прошедший саммит на уровне министров иностранных дел стран Центральной Азии и государств Персидского (Арабского) залива имеет очень важное геополитическое значение помимо всех тех денежных и инвестиционных сумм, которые на нем обсуждались. Разумеется, богатые монархии Залива - лакомый партнер для любых государств, желающих получить что-то от огромного долларового пирога с арабской начинкой. Но многое здесь кроется и в чисто политической подоплеке подобного сотрудничества.

Если посмотреть на страны Залива, то они, как и государства Центральной Азии, разные как по своей территории, численности населения, да и иногда истории получения независимости. Помимо этого, у каждой – своя политическая линия, которая по возможности не должна пересекаться с соседями. А те во многих случаях куда больше вроде как «партнеру» завидуют, если у того что-то реально получается, чем готовы с ним вместе во что-то существенное вложиться. Да и очевидное лидерство в регионе Саудовской Аравии трудно кому-то там другому (кроме постороннего Ирана) оспорить.

Между тем страны эти в нужный всем момент, и по важным вопросам всегда находят консенсус, и делают все возможное, чтобы в регионе сохранялся мир, и как следствие - привлекательность для внешних инвестиций. Они регулярно проводят встречи на высшем уровне, координируют главные направления внешней политики, определяют сферы государственной деятельности, где им намного выгоднее работать вместе, нежели порознь. И даже при имеющихся разногласиях сохранять разумный компромисс там, где польза от совместных действий явно превалирует над индивидуальными желаниями отдельных правителей стран региона.

Нечто подобное в последнее время демонстрируют и главы государств Центральной Азии. То, что их реально разделяет по многим позициям и им самим, и их соседям очень хорошо известно. Между тем разногласия в общении с другими странами, особенно важными для дальнейшего развития региона, куда выгоднее отодвинуть на второй план. А для получения тех же инвестиций, или создания своего рода конкурса с другими крупными мировыми игроками куда полезнее действовать скоординировано. Что страны Центральной Азии за прошедшие несколько лет и стали активно делать.

При этом, что немаловажно, в этом процессе все чаще участвует Туркменистан, проводящий по-прежнему линию на закрытость и отдаленность от каких-либо серьезных попыток других стран перестроить тамошнюю внутреннюю политику. Ведь когда речь идет о региональных инвестициях – да той же Трансафганской железной дороге или магистральных газопроводах к берегам Каспия, где так или иначе туркменское участие потребуется, волей-неволей Ашхабаду придется хотя бы минимально открываться. И взаимодействовать не только с далеко отсюда расположенными внешними игроками, но и своими ближайшими соседями по региону.

Плюс еще вчера вроде как опасавшиеся друг друга страны Центральной Азии (те же отношения Узбекистана с Таджикистаном или Узбекистана с Кыргызстаном) в контексте взаимной выгоды работать сообща для привлечения внешних инвестиций - тех же арабских - позволяет застарелые некогда региональные страхи и фобии если не полностью убрать с повестки дня в двусторонних отношениях, то как минимум их не подогревать. Да и для потенциальных инвесторов из других регионов координация действий центрально-азиатской пятерки крайне важна. Потому как с единой позицией и объединением примерно одинаково мыслящих первых лиц куда проще вести дело.

Это, кстати - новая тенденция для самих стран Центральной Азии. И было бы большой ошибкой считать, что подобное происходит под давлением каких-то внешних сил (тех же Соединенных Штатов, европейцев или Китая), которые вроде как только и мечтают, как бы отдалить Центральную Азию от России. Просто ситуация сейчас такова, что глобальный конфликт между Россией и коллективным Западом (и отнюдь не только по Украине) дело очень даже долгоиграющее. И ожидать его в обозримой перспективе окончания – попросту потеря времени.

Именно поэтому страны Центральной Азии столь активно ищут варианты взаимодействия с другими влиятельными мировыми игроками – Евросоюзом, США, Китаем, арабскими государствами. А действовать во взаимодействии с ними куда проще вместе. Потому как и инвестиции проще будет извне всем привлечь (если в проекте участвует несколько соседних государств), и договариваться о них намного проще сообща.

Тем более, что у нынешних руководителей стран региона практически не остается уже каких-то устаревших фобий и недоверия друг к другу. Хотя собственные национальные интересы они, естественно, будут по-прежнему отстаивать приоритетно. А потом уже думать о совместном региональном развитии.

 

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...