Запахло выборами | Деловая неделя
1 июля 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Запахло выборами

17.02.2022 16:20:39
№: 06 (1456)
Без особых альтернатив

Нельзя ходить и строить людям лучший мир. Только сами люди могут построить себе лучший мир. Иначе получается клетка.

Терри Пратчетт, «Ведьмы за границей»

НА ЭТОЙ и в конце прошлой неделях в Казахстане начался настоящий «партийный парад» – один за другим зародыши политических объединений обнаруживали себя в преддверии неожиданно перенесенной с осени на март презентации политических реформ Токаева. Впрочем, надежд на то, что мы, наконец, получим по-настоящему демократически избранный и представительный парламент, немного. Ибо основной «двигатель реформ» - власть - не имеет для реальной демократизации ни кадров, ни, похоже, и желания. Вместо этого, парламент, вероятно, будет всего лишь площадкой для функционирования создавшейся после кровавого января 2022 года компромиссной политической системы, включающей в себя искусственно разделенные «власть» (Токаев) и «деньги» (семья Назарбаевых). «Искусственно» - только в том смысле, что не естественным образом, а в результате некоей закулисной договоренности между новым и старым президентами (и, скорее всего, при участии Кремля), в рамках которой почти все родственники второго покинули государственные посты, а первый не поднимает вопрос о законности нажитых ими богатств. Но проблема тут в том, что такой компромисс в любом случае может носить только временный характер, благодаря авторитарному характеру государственной системы, склоняющей власть к деньгам, а большие деньги – обратно к захвату власти. Так что партпарад, который мы наблюдаем сейчас, это прелюдия лишь к внешне альтернативным выборам, которые в итоге могут привести к тому, что мажилис надолго станет сценой для «борьбы нанайских мальчиков», а не источником перемен и реформ.

Итак, первой новостью в ряду вала информации о зародышах новых политический партий мы считаем официальную регистрацию в мажилисе межпартийной депутатской группы «Жана Казахстан». Кстати, для справки – это уже вторая группа с таким названием в истории нижней палаты нашего парламента. Прошлая была создана еще в 2007 году, большая часть ее составляли депутаты «импортированные» из Ассамблеи народа Казахстана, поэтому они продвигали «Новый Казахстан» под лозунгами, декларируемым своим полиэтничным политбюро, и вообще ничем населению не запомнились. Новая же группа «Жана Казахстан» растет, похоже, из другой структуры с таким названием, с которой ее роднит еще и один из идеологов, состоявший и там, и там. Для удобства давайте называть ее коротко ЖК 4.0. Почему не ЖК 2.0 или не 3.0? Об этом чуть ниже.

Прежде всего, надо отметить довольно сомнительный посыл в обоснование самого создания депутатской группы ЖК 4.0. По словам ее членов, она «будет своевременно поднимать актуальные вопросы, работать тесно с правительством, будет участвовать в разработке необходимых законопроектов, и… тесно сотрудничать с некоммерческими организациями, с активистами», то есть всем тем, чем парламент и его партийные фракции должны заниматься итак. И, если она возникла именно под такими лозунгами, то получается, что официальные партийные фракции с этим не справляются? Куда более близким к реальности выглядит второй аргумент создателей о том, что «необходимо приложить общие усилия для решения этих вопросов и для реализации реформ, обозначенных президентом», вот с этим официальный «Нур Отан» действительно может не справляться, но и об этом - позже.

Тут же перед нами структура, декларирующая лояльность именно новому курсу Токаева, который, как ни странно тоже называется «Жана Казахстан» - «Новый Казахстан», до запятой копируя не только эту сентенцию, но и многие речевые обороты своих предшественников и «современницы» в мажилисе. Так что депутатская группа становится даже не вторичной и не третичной, а уже вот так – четвертичной по очереди на использование этого словосочетания после старой группы 2007 года, квазиоппозиционного Форума «Жана Казахстан» и новой токаевской политической линии.

Ближе всего бренд ЖК 4.0 роднит, как ни странно, с Форумом «Жана Казахстан», одним из создателей которого в 2018 году и был Айдос Сарым, ныне депутат от «Нур Отана» и сооснователь новой депутатской группы, а тогда просто «оппозиционный политолог». Мы ставим это определение в кавычки потому, что в итоге «форум» сыграл роль легитимизатора формального транзита власти от Назарбаева – к Токаеву, выдвинув кандидата на пост «честно проигравшего оппозиционного претендента» в президентской гонке 2019 года. История «Жана Казахстана» в этом формате стала настоящей прививкой для нашего общества в плане бессмысленности участия в формальной политической жизни, где все расписано изначально и проблемой для кукловодов является лишь масштабы искренней массовки. Вернее сказать, массовки, искренне не понимающей того, что ее члены – просто статисты в срежиссированном заранее политическом спектакле. Благодаря участию в выборах Косанова Нур-Султан получил возможность говорить об их альтернативности, а после того, как «оппозиционный кандидат» капитулировал еще до оглашения каких-либо результатов, план «Фиктивный транзит» получил практически легитимную победу на первом этапе, лишь слегка смазанную массовыми протестами в Алматы и Нур-Султане. После этого форум «Жана Казахстан» объявил о прекращении своей деятельности по причине того, что… внимание! - «в наш адрес продолжают поступать фиктивные обвинения в аффилированности с Акордой, которые мы не можем опровергнуть». Такое ощущение, что люди просто даже поленились оправдаться.

Таким образом, если «Жана Казахстан» 1.0 создавался, как безобидный голем, никому и ничем не запомнившийся в мажилисе, то этот форум ЖК 2.0 вошел в историю страны, как троянский конь, в котором в Акорду въехал второй президент Казахстана. Еще одним выгодоприобретателем, эдаким хитрым «казахским Одиссеем», стал, похоже, именно депутат Айдос Сарым, который после участия в оппозиционном форуме «всплыл» в списке депутатов «Нур Отана» действующего созыва. И как тут не вспомнить заявления основателей того оппозиционного форума, изначально выбравшего «путь построения диалога с властями Казахстана»? «Купить всех нас невозможно. Ни власти, ни олигархи не смогут купить», - заявлял в 2018 году Амиржан Косанов, сидя за столом с Айдосом Сарымом. Вполне естественно, что после таких слов первого нынешние заверения второго в том, что ЖК 4.0 – это не шаг к основанию новой партии – выглядят, мягко говоря, неубедительно. Сейчас он говорит, что «нет, задачи создания отдельной партии нет», а завтра она возьмет, да и появится. Также как в ЖК 2.0 признавали, что не могут опровергнуть «фиктивные обвинения в аффилированности с Акордой» и что их «купить невозможно», а потом Сарым возьми, да и стань депутатом мажилиса от «Нур Отана».

Теперь, когда риторика ЖК 2.0 буквально бросается в глаза любому, кто следит за терминами официальной генеральной линии парти… простите, Токаева, создается ощущение, что там у них крайний дефицит спичрайтеров и прожектописателей. Даже слепой не может не замечать, что главное словосочетание курса Токаева – «Новый Казахстан» - уж слишком похоже на название политорганизации, откуда вышел его спарринг-партнер по выборам. И это не просто случайно упомянутые термины из речи президента, он ими буквально завершил свою речь 11 января в том же мажилисе. Пополизато…, простите, популяризаторы государственной политики уже даже успели снять документальный фильм под названием «Новый Казахстан. Как это будет». И вот теперь и гиперлоялисты в мажилисе взяли это же название для своей группы. Будем ли мы удивлены, если завтра эти же люди создадут новую партию под Токаева? Нет, не будем.

Но тут вначале надо ответить на вопрос: зачем вообще президенту может понадобиться новая партия, если он вроде как унаследовал «Нур Отан» и контролирует мажилис, назначив новым спикером бывшего главу своей администрации? Возможный ответ на него можно найти в риторике того же Сарыма, чья деятельность в мажилисе пока запомнилась гражданам лишь предложением законопроекта о легитимизации механизма блокировок соцсетей и мессенджеров. Наряду с основанием новой группы ЖК 4.0 он упомянул о том, что в отставку с должности депутата мажилиса должна подать Дарига Назарбаева.

«Я считаю, что в сложившейся ситуации, как человек, как гражданин, она должна подать в отставку. Понятно же, что вот эта ситуация, она корреспондируется, она связана с ее фамилией. Если так, то, мне кажется, это было бы правильно», - заявил он. И добавив в обоснование своих слов: «Мы же видели, что очень много достаточно известных людей, не только связанных с Нурсултаном Назарбаевым, подавали в отставки, исходя из того, чтобы раскрыть потенциал общества, чтобы дать дорогу другим». Казалось бы, в чем вопрос? Неужели председатель партии «Нур Отан» (Токаев), спикер мажилиса и глава фракции партии (Кошанов) не могут решить этот вопрос своим волевым решением, чтобы ее коллеге приходилось прилюдно предлагать сделать это добровольно? Или это еще один признак того, что контроль президента над правящей партией носит скорее формальный, чем реальный характер? Тогда понятно и почему в мажилисе для продвижения политики президента понадобилось создавать новую депутатскую группу.

Но разве Назарбаев лично не передал бразды лидерства в «Нур Отане» Токаеву (пусть и в Твиттер-трансляции, а не прямом эфире госканалов)? Более того, президент даже вычистил политсовет партии от старых кадров и уволил «верного назарбаевца до конца» Байбека. Но даже после «токаевской чистки» в руководящей структуре партии остался бывший глава мажилиса Нурлан Нигматулин, который освободил свой пост в парламенте, но заработал там достаточно серьезный политический капитал (главным образом, поддевая членов правительства), и из партии не ушел. И, как вы думаете, за кем партия может пойти скорее – за только назначенным «исполнительным секретарем» малоизвестным по стране Маратом Сембековым или за умелым популистом Нурланом Нигматулиным?

Вот и мы так думаем, что Токаев всерьёз ведёт подготовку к созданию новой лоялистской партии, взамен «Нур Отана», даже несмотря на дополнительные риски, помноженные на главную болезнь его окружения - его крайнюю малочисленность, именно потому, что в Акорде поняли: шансов эффективно использовать старую партию у новой власти просто нет. Смысл в переносе времени оглашения политических реформ с осени на март и создания новых парламентских групп появляется лишь в том случае, если окружение Токаева также пришло к выводу, что сохранять «Нур Отан» в качестве парламентского большинства - это закрывать глаза на потенциальную Вандею, которая может в любой (зачастую, самый неудобный) момент вспыхнуть беспощадной фрондой и нанести президенту удар в спину импичментом. Вполне возможно, что единственная власть, которая есть сегодня у Токаева над «Нур Отаном» в отсутствии лояльного большинства – это распустить ее своим решением.

Тем более, что о реальности электоральных ожиданий также можно судить и по приготовлениям условно «второй стороны» - семьи и окружения бывшего президента. После того, как Токаев получил реальную власть и не стал экспроприировать имущество бывшей первой семьи и их доверенных лиц, стало ясно, что в стране искусственно разделены два основных политических ресурса - власть и деньги. Как уже говорилось выше, это не должно сеять оптимизм по поводу того, что теперь власть измениться. Наоборот, в условиях наших авторитарных реалий такое разделение означает всего лишь замораживание состояния перманентного конфликта элит, которые будут бесконечно апеллировать к тому, кто, скорее всего, и создал эту ситуацию – Кремлю. Ибо его участие в превращении формального транзита власти в реальный не получается игнорировать, благодаря роли войск ОДКБ, в критический момент прибывших в страну во время январской трагедии.

Не секрет, что политика - это деньги. Голоса избирателей, программы партий – это уже второй вопрос. Без денег же практически невозможно вести реальную политическую работу. В США, между кандидатами в президенты вообще идет открытая гонка за размеры привлечённых пожертвований на их избирательные кампании. В условиях, когда политическое поле нашей страны было перепахано и зачищено от всего (даже потенциально) самостоятельного за последние годы, создать конкуренцию токаевскому ЖК 4.0 в состоянии (и огромном желании) сегодня только одна сила. И она же - единственный альтернативный государственному источник финансов на политику - Старая семья. И тут не нужно думать про лозунги тех, кто будет пропущен к выборам, кроме кондовых лоялистов из ЖК 4.0.

Никто, кроме может того же Байбека, не станет пытаться апеллировать к обществу под портретом Назарбаева, это будет политический мазохизм. Циничный подход подсказывает, что спонсируемая Старой семьей коалиция или партия будут, наоборот, критиковать Назарбаева, смело кидать гневные филиппики в адрес ныне бессильного вчерашнего сюзерена. И тут, как и в случае с потенциальной нуротановской фрондой всплывает фамилия экс-спикера Нурлана Нигматулина. Правда, только фамилия, потому что это товарищ его брата-близнеца Ерлана всплыл из озера политического нафталина на прошлой неделе. Булат Абилов, бывший лидер бывшей партии Азат, внезапно пришел на митинг-поминовение по погибшим в начале января на алматинской Новой площади.

А ведь ещё пару месяцев назад по сети разошлось видео с крепкими объятиями Ерлана Нигматулина и Булата Абилова, скреплёнными именным грузинским коньяком, подаренным от первого – второму. Ни для кого не секрет, какими ярыми (если не сказать яростными) сторонниками Назарбаева позиционировали себя братья Нигматулины, и видео таких душевных посиделок с позавчерашним оппозиционером, вызывает теперь вполне определенные мысли по поводу его внезапного возвращения в политику. Человек, не просто ушедший сам из политики, но и забравший с собой целую зарегистрированную партию, в трагические дни января не выходил на площадь. И сейчас он может говорить какие угодно жёсткие слова в адрес бывшего президента, но куда более убедительно выглядит список образованного с его участием ещё одного «партийного зародыша» - правозащитного центра «Кантар», в котором нашлись многие его бывшие соратники по оппозиции, а также - совершенно неожиданно - сват (куда) Дариги Назарбаевой - Сергей Чайжунусов. Семья последнего довольно известна в Семее, но общенациональную известность она получила лишь после брака своего отпрыска с внучкой Нурсултана Назарбаева.

Казалось бы, ну, почему оппозиционер со стажем просто не может вернуться в политику, когда это стало возможным? Это ли не будет показателем настоящей «новизны» токаевского Казахстана? Но почему беспощадный Google упоминает в последнее время только его в компании тех, кто, возможно, вызывает опасения Токаева в «Нур Отане» - братьев Нигматулиных и Дариги Назарбаевой (последней, кто игнорирует организованный исход членов своей семьи из госорганов), которых неофициально всегда считали одним кланом внутри Старой семьи? В общую с ними группу, кстати, вносили еще две «олигархических семьи», которые как-то слишком демонстративно пока не внесли ни копейки в токаевский фонд «Народу Казахстана».

Тем более, что одним «бывшим младотюркским» проектом все совсем не исчерпывается. На этой неделе о себе заявили еще сразу несколько зародышей партий, а также ранее не регистрируемые политические организации. Многих их роднит государственная (квазигосударственная) служба в прошлом основателей, которая также вызывает, таким образом, сомнения в их искренности. Что интересно, пригодиться могут все. Старая семья, наверное, усвоила, что нельзя класть все яйца в одну корзину, даже если она всегда была образцом отсутствия политических амбиций. Более практично выглядит прохождение в мажилис «от нее» коалиции небольших партий, которые смогут там портить кровь тому самому бывшему протеже Старой семьи.

Кстати, активный пользователь Фейсбука Айдан Карибжанов, которого с подачи его бывшей жены тоже относят к окружению члена Старой семьи - на этот раз Тимура Кулибаева, тоже как раз в эти же дни начал писать, что хорошо бы нам, казахстанцам, заиметь новых партий: одну - либералам-горожанам, другую - деловым аграриям и так далее. И как по заказу о создании новых партий (или о появлении «политических оценок ситуации в стране») сообщил бывший высокопоставленный акиматовец Санжар Бокаев, а также кайдзен-бизнесмен Маргулан Сейсембаев, еще один любитель «уходить из политики». Оживилась так и не зарегистрированная партия «ХАК», а ведь есть еще и другие пока еще пребывающие в анабиозе политические структуры на выданье. Как это обычно говорят – «у вас товар, у нас – купец». Слишком уж много совпадений для случайностей.

Можно, конечно, сказать, что эти рассуждения - это просто домыслы на фейсбучной гуще и властям ничего не стоит как раньше просто не зарегистрировать своих конкурентов. Но проблема для них в том, что калитку для регистрации они могут быть вынуждены открыть сами - для ЖК 4.0. А тут будет рискованно включать традиционный «отсеиватель», потому что количество ее учредителей будет таким же скромным, как у конкурентов от Старой семьи. Кроме того, пропуск представителей Старой семьи соответствует интересам Кремля, с которым президенту вряд ли захочется ссориться. Так что Токаеву, скорее всего, придётся пропускать к старту выборов и потенциальную фронду.

И тут важным лакмусом демократичности выборов (или хотя бы их старта) послужит допуск (или не допуск) к политическим процессам зарубежной оппозиции - от ее первого поколения (условно - кажегельдинского) до последнего - условно украинского, вместе с остальными осуждёнными казахстанскими судами эмигрантами. Если они останутся за бортом будущих скорых выборов, значит, мы будем иметь ту самую борьбу нанайских мальчиков, устроенный в Кремле «договорняк» между ЖК 4.0 и альянсом ставленников Старой семьи. Это, конечно, потенциально способно сделать заседания мажилиса веселее, но в итоге будет означать лишь состояние перманентного раскола политических элит, чутко контролируемого из Москвы, которая будет играть на слабости двух центров влияния в стране - власти и денег, «Нового Казахстана» и Старой Семьи.

Ну, и последним аргументом в пользу того, что неожиданно перенесенное на март оглашение пакета политических реформ означает именно объявление выборов в парламент, можно считать новость середины этой недели - встречу Токаева с новым главой Центральной избирательной комиссии Нурланом Абдировым, которому президент поручил «обеспечить прозрачность всех электоральных процессов». Ага, и это-то - в самый разгар текущего «межэлекторального периода». Что в этой ситуации делать простым казахстанцам? Опять поверить и идти голосовать? Или продолжать добиваться своего мирно, но на площадях? У нас нет ответов, каждый должен решить это сам для себя. Мы просто хотели сказать, что ситуация вновь напоминает политический спектакль, в котором простым избирателям вряд ли доверят что-то большее, чем играть статистов..

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...