Жир и масло - новый сахар-2: | Деловая неделя
26 сентября 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Жир и масло - новый сахар-2:

02.09.2022 09:34:08
№: 31 (1481)

Сменивший Султанова на посту министра торговли и интеграции Жумангарин все еще может всего одним росчерком пера предотвратить масложировой кризис, а также пополнить оборот экономики страны. Особенно, если не хочет повторить судьбу своего предшественника

Как предотвратить кризис и сохранить в экономике сотни миллиардов тенге

Махамбет АУЕЗОВ

29 ИЮЛЯ «ДН» опубликовала материал о потенциальном продовольственном кризисе в Казахстане, который может оказаться не менее острым, чем сахарный, поскольку касается сразу нескольких социально важных продуктов – масел, жиров и маргарина. Они, также как недавно сахар, могут начать исчезать с полок магазинов, провоцируя безудержный рост цен. А будет это все потому, что государство вместо того, чтобы защищать отечественных производителей этих товаров, сейчас занимается их уничтожением, искусственно повышая импортозависимость, да еще и от более вредного сырья. Из-за этого в ближайшие месяцы мы все можем столкнуться с ситуацией, когда не только пропадут доступные населению продукты, но и тысячи наших граждан разом пополнят ряды безработных, ну а дальше мы все уже видели в январе. Основным адресатом материала был Бахыт Султанов, занимавший на тот момент пост министра торговли и интеграции, который, кстати, официально отказывался принимать простые шаги для предотвращения кризиса. Но 15 августа он был снят со своей должности указом президента Токаева. Новым главой ведомства стал Серик Жумангарин. Представляя его, премьер-министра Алихан Смаилов заявил: «Мониторинг цен на социально значимые товары и выработка мер по их стабилизации – это особо острый вопрос в обществе, на который следует обратить самое пристальное внимание. Серик Макашевич, мы надеемся, что вы оправдаете высокое доверие главы государства». Ну, а мы решили подсказать ему, как это сделать. Плюс еще и как принести экономике примерно 200 млрд тенге.

Простое решение простой проблемы

Коротко напомним суть проблемы. С 1 января 2018 года в стране начал действовать «Технический регламент на масложировую продукцию» ЕАЭС, который устанавливает норму трансизомеров жирных кислот для маргаринов, кулинарных жиров, спредов и других продуктов на уровне 2%, а с 2014 года были приняты стандарты измерения этих показателей, позаимствованные в РФ и Беларуси. Трансизомеры или трансжиры – это жиры с измененной химической формулой. Тем не менее, цифра в 2% их содержания довольно абсурдная, поскольку в обычной баранине их уровень около 5%, а в человеческом грудном молоке – все 8%. Однако, во многих странах именно ее рекомендуют в качестве приемлемого уровня содержания данных элементов в продукте.

Но вот в большинстве стран именно что рекомендуют, а вот у нас, с подачи соседей по ЕАЭС, пролоббировавших этот самый «Технический регламент», решили просто запретить выпускать товары с содержанием трансжиров выше 2%. До мяса и грудного молока не добрались, но вот в масложировой промышленности стандарты эти утвердили на уровне Евразийского союза. Власти Казахстана не стали заморачиваться документами национального уровня по этому поводу и просто приняли ГОСТы России и Беларуси. В итоге, служба санитарно-эпидемиологического контроля начала штрафовать и останавливать производство на заводах, работающих на отечественном растительном и животном масляном сырье, поскольку у их продукции уровень трансизомеров выше 2%. Зато компании, производящие масложировые продукты на основе неказахстанского сырья, а на базе импортируемого ими пальмового масла, получают весь рынок как на блюдечке – «в подарок» от государства.

И тут есть 3 проблемы:

1)            Оштрафованные и остановленные производства могут банально закрыться, а тысячи людей потеряют работу, не говоря уже о том, что вместе с ними будут терять рабочие места предприниматели в сфере пищевой промышленности, зависимые от поставок масложировой продукции;

2)            Ситуация с масложировой продукцией становится копией сахарного кризиса, когда вначале сахар стал импортным на 93%, а потом Россия запретила в одностороннем порядке его экспорт даже внутри ЕАЭС;

3)            Вред от дешевых видов пальмового масла (а дорогие никто особенно не возит) может быть даже больше, чем от привычных организму трансжиров. А кроме добавления в указанные товары техническое пальмовое масло (стеарин) активно применяется для подделок других продуктов – от молока и сыра до шоколада и майонеза и даже детского питания (смесей) – и это настоящий обман ничего не подозревающих покупателей, получающих дешевую, но очень вредную продукцию на основе пальмы.

Причем, все это было абсолютно очевидно еще до того, как вышеупомянутый «Технический регламент» вступил в действие. В 2016 году казахстанские производители уже сигнализировали властям страны. Они сообщили, что просто не успевают перейти на эти стандарты масложировой продукции хотя бы просто по причине отсутствия нужных катализаторов в мире, и просили продлить переходный период до 2023 года. Власти, в принципе, знали и про вред от пальмы. Так, в 2018 году на тот момент вице-спикер мажилиса парламента РК Владимир Божко прямо заявил, что «чаще всего фальсификация молочных продуктов идет за счет добавления пальмового масла, ввоз которого в Россию и Казахстан катастрофически увеличивается с ежегодным приростом в 40-50%». А его коллега, мажилисмен Ахмед Мурадов, прямо обратился к правительству страны с требованием контролировать качество ввозимого пальмового масла. «Особую тревогу вызывает то, что пальмовое масло, по мнению многих специалистов, небезопасно. Пальмовое масло является самым канцерогенным растительным маслом. Вред пальмового масла определяется содержанием насыщенных растительных жиров, которые оказывают неблагополучное воздействие на пищеварение, поскольку насыщенные растительные жиры не перевариваются, они приводят к нарушению ликвидного обмена, повышают уровень холестерина, вследствие чего поражаются сосуды», — сказал Мурадов.

Пока производители, работающие на отечественном масложировом сырье, пытались безуспешно воздействовать на власти страны, импорт пальмового масло ежегодно прирастал. В 2018 году тонна технического пальмового масла стоила всего $0,697 тысяч против стоимости молочного жира в $9,8 тысяч. Ко всему прочему для крупных импортеров ввоз пальмового масла в ЕАЭС производится по нулевой ставке таможенных тарифов. Таким образом, правительство РК не только не сделало ничего для защиты отечественных производителей от несправедливой конкуренции, но и, наоборот, активно способствовало резкому росту импортозависимости внутреннего рынка пищевой продукции, подрывая продовольственную безопасность страны.

И не только ее, но и здоровье нации – ведь дешевые заменители на основе пальмового масла намного вреднее традиционных казахстанских жиров растительного и животного происхождения, попадающих теперь под запрет. В иллюзорной борьбе за снижение трансжиров до 2% в обычном спреде (это смесь жиров и масел, удешевленный заменитель сливочного масла), для того, чтобы соответствовать требованиям ЕАЭС, производитель должен доводить содержание пальмового масла в конечном продукте до 90% (!). Такой спред можно безопасно использовать вместо свечей, но не для еды, потому что температура нашего тела недостаточно высока для его плавления и выведения стеарина из пальмового масла наружу естественным путем.

Все это было очевидно еще 5-6 лет назад, но сейчас проблему просто невозможно игнорировать. Однако, когда представители Демократической партии «Ак жол» в этом июне прямо обратились к г-ну Султанову с открытым письмом, в котором потребовали отменить иностранные ГОСТы, согласно которым в действие вступил «Технический регламент» и остановить карательные меры против отечественных производителей масложировой продукции, им пришел отказ. Причина объяснена так: «Указанные в обращении стандарты, устанавливающие методы испытаний для определения содержания трансжиров, включены в перечни стандартов к ТР ТС 024/2011 и в рамках действующего законодательства введены в действие на территории Республики Казахстан. Постановка их на утрату в настоящее время не представляется возможным, поскольку указанное требование установлено в рамках международного договора, заключенного Республикой Казахстан с ЕАЭС».

При этом тогда-еще-министр Султанов лукаво умолчал, что в нашей стране уже существует инструментарий легального преодоления негативного влияния на экономику и социальный сектор страны международных договоров и обязательств. Речь идет о президентском указе №286 «О мерах по обеспечению социально-экономической стабильности», выпущенном еще 16 марта 2020 года (в начале пандемии) и остающемся действующим и поныне. В нем черным по белому написано, что президент РК, «как высшее должностное лицо, определяющее основные направления внутренней и внешней политики государства и представляющее Казахстан внутри страны и в международных отношениях, вправе принимать акты или давать поручения государственным органам, в том числе предусматривающие иной порядок регулирования в социально-экономической сфере». Иными словами, он может приказать или уполномочить госорганы менять правила, в том числе в таких областях, как реализация международных обязательств страны, а также антимонопольное законодательство и защита конкуренции. Он наделяет государственных мужей правом регулировать ввоз и вывоз товаров, необходимых для бесперебойного жизнеобеспечения населения и экономики, а также устанавливать предельные тарифы и цены на продовольственные и другие товары, необходимые для бесперебойного жизнеобеспечения населения и экономики.

Говоря по-простому, ради того, чтобы защитить рынок товаров, необходимых для бесперебойного жизнеобеспечения населения и экономики страны, и держать под контролем цены на них, а также, чтобы защитить конкуренцию, наше государство вправе временно преодолевать положения международных договоров. И оно так уже поступило со ссылкой именно на этот указ в сфере временного приостановления действия норм по маркировке импортируемых в ЕАЭС товаров, которые теперь вместо этикеток на русском и казахском языках можно заменить QR-кодом. Все это регулировалось такими же техническими регламентами ЕАЭС, которые Султанов объявил непреодолимым препятствием.

Что касается введения собственных стандартов нашей страны в этой сфере, то это, по данным из ответа тогда-еще-министра на обращение депутатов, «с учетом процедуры разработки и утверждения национальных стандартов» запланировано… на конец 2023 года (!). То есть, в лучшем случае - через полтора года. Принять иностранный стандарт в 2018 году, а свой – запланировать через 5 лет, это просто верх бюрократической волокиты.

Мы же видим, как те же россияне без каких-либо комплексов идут на ограничения и вовсе запреты на пересечение их границ конкретными товарами, что очевидным образом идет в противоречие с обязательствами стран ЕАЭС обеспечивать свободу движения товаров. Да, и Казахстан также периодически запрещает экспорт некоторых важных товарных позиций, вроде ГСМ, и ничего. Если уж на то пошло, то сама ситуация, создавшаяся в торговле ЕАЭС после начала войны в Украине и введения тотальных санкций против РФ, это один большой форс-мажор и упрямо «стоять на страже» очевидно вредных международных договоров это более чем странно, если не сказать хуже.

Собственно, в случае с сахаром президент Токаев прямо указал, что повышение импортозависимости в убыток собственному производству – это плохо, а допущение дефицита - позор. «Мы на 90% зависим от импортного сахара. Здесь можно ссылаться на решения в рамках ЕАЭС, но в любом случае это серьезный просчет правительства, - указал он. - Значит, не защитили позицию государства. Правительству нужно в срочном порядке разработать отдельный отраслевой проект по развитию сахарной отрасли. Цель - значительное сокращение импортозависимости, постепенный переход к самообеспечению». И на этом фоне, после очевидных указаний главы государства, бывший министр торговли говорил, что вот нельзя защищать отечественное производство, ибо договор. Наверное, из-за такого подхода его и уволили – на фоне сахара, лука, зерна и топлива. Даже если боимся отменять что-то, ставить на утрату, всегда можно просто заморозить введение или работу этих стандартов. Мол, не отказываемся, но временно не можем выполнить. По этой же логике у нас внутри ЕАЭС постоянно включаются запреты на экспорт-импорт, правильно? Да, и форс-мажорная ситуация как бы налицо.

И тут нам не остается ничего, кроме как снова поставить вопрос (правда, уже перед г-ном Жумангариным) из предыдущего материала: Почему же в случае с откровенно деструктивным для масложировой отрасли техрегламентом наше правительство ведет себя, как покорный агнец, обреченный на заклание?

Чтобы предотвратить кризис с масложировой продукцией в стране Серику Жумангарину не нужно изыскивать какие-то дополнительные финансовые средства, не нужно ни с кем вести никакие новые переговоры, можно, наверное, даже обойтись вообще без участия парламента и правительства. А просто на своем уровне приказом заморозить введение в действие стандартов, устанавливающих методы испытаний для определения содержания трансжиров в масложировой продукции и все. И несколько тысяч человек не потеряет работу, социально важные товары не пропадут с полок, не начнут бесконтрольно дорожать, не превратятся в дефицит, то есть произойдет все то, что ему поручил премьер-министр.

Тем более, что цена на масложировую продукцию итак уже растет с начала года. Буквально на прошлой неделе агентство Tengrinews сообщило, что сливочное масло в Казахстане подорожало на 15%, поскольку объемы его производства существенно сокращаются. И это не удивительно, учитывая карательные меры против отечественных производителей, вызвавшие простои и дополнительные убытки в виде штрафов. Если в прошлом году казахстанские маслозаводы обеспечивали внутренний спрос на 83,6%, то в этом году эта цифра упала уже до 71%, то есть сразу на 12,6%. Опять же – все это происходит вопреки указаниям главы государства в области продовольственной безопасности - обеспечивать повышение самообеспечения и снижение импортозависимости. Господа, тут вам уже на оба главных вопроса – Кто виноват? и Что делать? – ответили. От вас требуется только сделать это. Всего один росчерк пера.

Почему пальмовое масло хуже отечественного сырья?

В прошлом материале на эту тему мы уже упоминали о том, что масложировая продукция на основе дешевых фракций пальмового масла (стеарина) не здоровее традиционных товаров с содержанием трансжиров выше 2%. На самом деле, пальма вообще вреднее, просто благодаря дешевизне и новизне ее на рынке, а также тому, что ее лоббируют целые страны и крупные компании, научных исследований о ее вреде еще очень мало. Мы уже упоминали о том, что естественные и привычные для нас продукты – баранина (5%) и грудное молоко (8%) - имеют в своем составе большее количество трансжиров, чем предписывает Технический регламент ЕАЭС для масложировой продукции, также и в говяжьем жире этот показатель может достигать 6%. А ведь эти виды мясной продукции являются основой нашего мясного рациона, их жиры используются для приготовления традиционных видов пищи в нашем регионе. Теоретически, теперь служба санитарно-эпидемиологического контроля может штрафовать любое кафе или ресторан восточной кухни, если плов в нем делают по традиционному рецепту – на бараньем курдюке.

У нас есть научное заключение руководителя Лаборатории переработки углеводородного и возобновляемого сырья НАО КазНУ им. аль-Фараби кандидата химических наук Ауезова Али Байдильдаевича, в котором сравнивается польза и вред пальмового масла и гидрогенизированных жиров для пищевой промышленности. В нем отмечается, что используемое для производства продуктов пальмовое масло, которое «является практически твёрдым продуктом, напоминающим воск или парафин» - это стеарин.

«При проведении полной очистки получается рафинированный продукт, широко используемый в силу достаточно низкой себестоимости, однако совсем не полезный для здоровья. Полезных для человека витаминов в нём практически нет. Зато с избытком «плохих» жирных кислот, способствующих росту уровня холестерина и риска возникновения множества опасных заболеваний. И вот именно пищевое пальмовое масло, самое дешёвое из всех, и применяется обычно при производстве «сметаны», «сливок», «мороженого» и «сыров», - сообщается в заключении. -  Наиболее широко пальмовое масло популярно в изготовлении пищи, особенно в заведениях общественного питания. Это происходит, потому что стеарин не так быстро пригорает. Такое свойство позволяет сготовить на одной порции больше еды, которая приобретает соответствующий насыщенный вкус. Преимущество стеарина — низкая цена. Кроме того, он имеет ряд дополнительных характеристик, таких как: устойчивость к окислению и длительный срок хранения без потери своих качеств. В чистом виде из него создают свечи, добавляют в парафин. Продукты с пальмовым маслом лучше не употреблять».

Причина этого с точки зрения химии заключается в том, что в пальмовом масле высокий уровень содержания пальминитовой кислоты на которую приходится от 40% до 73% массы продукта. «Это насыщенная жирная кислота — именно то, что обычно в обиходе и называют «жирами». Даже в свином сале этой кислоты лишь 30%. Её употребление повышает уровень холестерина в организме, - отмечается в документе. - При анализе состава пальмового масла бросается в глаза ещё один момент — невысокая концентрация линолевой кислоты. Это соединение относится к полиненасыщенным омега-6 кислотам. Его употребление способно снижать всё тот же холестерин и другие негативные факторы воздействия насыщенных жиров. Однако его совсем немного в пальмовом масле». Вывод: «Употребление пальмового масла приводит к засорению сосудов, появлению бляшек, закупорке вен и артерий. Результат — атеросклероз, тромбы, повышенный риск инсультов и инфарктов».

Гаухар Конуспаева, профессор по пищевым наукам Казахского национального университета имени аль-Фараби, в комментарии для «ДН» добавляет к этому, что сама последняя фракция пальмового масла имеет еще одну специфическую характеристику – температура плавления составляет от 38С и выше. «Получается, что температура нашего организма внутри недостаточно высока, чтобы ее расплавить и переварить. Соответственно такая продукция со временем, при потреблении в течение долгого времени в рационе питания способна вызывать нежелательные эффекты для живого организма. Есть риск закупоривания эпителия в кишечнике при всасывании пищевых продуктов, закупорка межклеточного пространства, в тканях печени и почек», - отмечает она.

Исследование Лаборатории переработки углеводородного и возобновляемого сырья НАО КазНУ имени аль-Фараби сравнивает показатели различных видов масел по двум важным индексам - атерогенности и тромбогенности. Первый указывает на соотношение между суммой основных насыщенных жирных кислот и основной группы ненасыщенных кислот, второй - показывает тенденцию к образованию сгустков в кровеносных сосудах. Сравниваются два типа пальмового масла и саломасы из подсолнечного масла, полученные при помощи платинового и никелевого катализаторов. В итоге получается, что пальмовый стеарин вреден по атерогенности в 11 раз больше, а по тромбогенности - в 8 раз, чем саломасы, полученные из традиционного казахстанского сырья. «Эти результаты показывают, что высокое содержание насыщенных жирных кислот в пальмовом масле на порядок увеличивает риск сердечно-сосудистых заболеваний по сравнению с саломасами, полученными гидрогенизацией подсолнечного масла», - таков вывод исследования, в котором особенно подчеркивается опасность применения пальмового стеарина для здоровья.

«К сожалению, вред пальмового масла для здоровья не ограничивается исключительно сердечно-сосудистыми проблемами. Оно не очень хорошо переваривается пищеварительной системой и усваивается нашим организмом. В результате накапливаются шлаки, в процессе разложения не полностью расщеплённых компонентов продукта возникают токсины. Наличие в составе продукта большой доли «плохих» насыщенных жиров повышает вероятность онкологических заболеваний — это второй бич нашего общества после болезней сердца», - также сообщается в выводах Лаборатории. Документ также ссылается на исследования, которые показали, что «наличие пальмового масла в составе детских питательных смесей заметно снижает усвоение кальция — примерно в 1,5 раза, а в некоторых случаях — вдвое и даже больше».

Про выводы испанских и американских экспертов о том, что пальминитовая кислота, входящая в состав пальмового масла и стеарина, меняет геном раковых клеток и способствует быстрому метастазированию их в организме, мы уже писали в прошлом материале. Лаборатория КазНУ более подробно объясняет, что это означает для здоровья нации: «Это значит, что расширение применения пальмового масла в пищевой отрасли приведет к резкому росту смертности от онкозаболеваний, а онкобольной сможет рассчитывать лишь на паллиативное лечение». Также ученые крупнейшего национального университета приходят к печальному выводу: «Суть «пальмового» вопроса в целом сводится к следующему: поставки в огромных количествах дешевых и некачественных видов пальмового масла приведут к постепенному вытеснению отечественных растительных масел и производству широкого ассортимента некачественной фальсифицированной масложировой и пищевой продукции с содержанием вредного для здоровья пальмового стеарина и олеина».

Предлагают казахстанские ученые и выход из ситуации (если вдруг нашему правительству это интересно): «Решение проблемы создания качественной масложировой продукции с низким содержанием трансизомеров и без избыточного содержания насыщенных жирных кислот (т.е. без пальмового масла) в стране возможно с использованием гидрогенизационного метода с применением в качестве катализатора нового отечественного низкопроцентного (0,2% Pt) платинового катализатора. Использование этого катализатора позволит, прежде всего, обойтись без пальмового масла и получать саломасы с содержанием от 3% до 6% трансизомеров, с содержанием насыщенных жирных кислот в пределах от 25% до 32% и с использованием традиционных отечественных растительных масел, что 2,5 раза ниже, чем в пальмовом стеарине. Конечная масложировая продукция при этом будет соответствовать самим строгим международным стандартам. Казахстан располагает всеми производственными возможностями для того, чтобы перерабатывать местное казахстанское масличное сырье и получать продукты высокого качества. Это производство платиновых катализаторов для процесса гидрирования и снижения уровня трансизомеров, фильтрующие и отбельные материалы для масложировой отрасли».

И как на этом всем еще и заработать?

Кроме всего прочего, если наше правительство действительно займется делами масложировой отрасли, то оно теоретически могло бы увеличить объемы нашей экономики не менее чем на 200 миллиардов тенге, просто за счет давно назревших и необходимых решений.

Так, по показателям статистики внешней торговли РК мы видим, что в 2020-2021 году импорт пальмового масла в страну продолжал расти. Если за 12 месяцев 2020 года было ввезено 47 тысяч тонн, а за 2021 год – уже 53 тысячи тонн. Также часть продукции переработки пальмы поступает в страну уже в качестве жиров (стеарин). В итоге, только в прошлом году пальмового масла было импортировано на сумму около 37,6 млрд тенге (на $65 млн при среднем курсе 428 тенге за $1), а также 63 тысяч тонны жира на сумму 50,4 млрд тенге (на $82 млн). Всего, за продукцию из пальмы наша экономика заплатила за прошлый год 117 млрд тенге, которые были выведены из нее. Эта масса импорта сегодня закрывает до 90% рынка сырья и готовой масложировой продукции, вытесняя отечественное производство. То есть в сфере масложировой продукции у нас уже сложилось практически полное повторение ситуации с сахаром – там импорт закрывал 93% рынка, а когда он «встал», то случился кризис.

Но вернемся к нашим жирам. Дело в том, что в отличие от сахарной отрасли, наши существующие производственные возможности вполне могли бы постепенно замещать импорт иностранных масла и жира, доведя отечественную долю рынка до 80% за 3-6 месяцев. Но мало иметь мощности, нужно ведь еще и сырье, а его мы, как показывает та же официальная статистика внешней торговли, вместо переработки внутри страны и создания конечной продукции, просто экспортируем. То, что мы могли бы переработать, создав новые рабочие места, потребив электричество, воду, другие сопутствующие услуги и товары, создавая, таким образом, добавленную стоимость, а затем и оплатив налоги, мы продаем задешево. По данным экспертов, переработка маслосемян на замещение импорта пальмового масла дает дополнительно порядка 200 млрд тенге добавленной стоимости и мультипликативного эффекта в экономику РК, у нас же из урожая масличных (валового сбора всех масличных культур) в 2,4 млн тонн, за рубеж уходит примерно 1 млн тонн. А ведь вместо этого мы могли бы продавать продукцию из этого сырья, и выручить за него куда больше, по грубым подсчетам никак не менее 20 млрд тенге.


В отличие от сахарной свеклы, Казахстан выращивает достаточно собственного сырья для масложировой продукции, но вместо переработки отечественными производителями, которые могут нарастить свои промышленные мощности всего за полгода, значительная его часть вывозится за рубеж, а вместо него завозят пальмовое масло

Что тут могло бы сделать наше правительство? Максимально добиваться переработки нашего сырья в конечную продукцию внутри страны – путем квотирования экспорта или его запрета – это дело расчетов и техники. Внутри страны вместо преследования производителей из отечественных масличных культур установить режим максимального благоприятствования им, а ограничить – наоборот – импорт иностранного сырья. Как уже говорилось выше, у отечественной промышленности есть замороженные мощности, которые бы могли заместить переработку пальмового масла нашим сырьем в срок около полугода, причем, такие заводы есть даже у тех компаний, которые грешат импортом стеарина. Сейчас баланс импорта-экспорта масложировой продукции примерно таков – из переработанных в 2021 году внутри страны 1,5 млн тонн семян было получено 596 тысяч тонн растительного масла, из которого 293 тысячи тонн было экспортировано за 76 млрд тенге. На этом фоне за импортированные масло и жир из пальмы, как уже говорилось выше, мы заплатили 117 млрд тенге. И заплатим еще больше, если государство позволит умереть производителям, работающим на отечественном сырье. И тогда отрицательный баланс будет уже не 41 млрд тенге, а много больше.

Если же начать квотировать этот импорт сообразно введению существующих отечественных мощностей в дело, то мы могли бы снизить импортозависимость в 90% до безопасных 10-20%. Более того, если наше государство сможет добиться от ЕАЭС отказа от стимулирующих импорт пальмы нулевых ставок таможенных тарифов и установит их, скажем, в диапазоне 15-20%, оно опять же получит дополнительную прибыль. Если даже мы обложим 20% тарифом ввозимые только к нам пальмовые масло и жир, это уже может быть 23,4 млрд тенге, если ориентироваться на цифры прошлого года. В целом же, двигаясь в русле поручений президента Токаева добиваться контроля над ценами и роста продовольственной безопасности, мы должны стремиться к тому, чтобы на 100% обеспечивать внутренний рынок отечественным сырьем и товарами. Благодаря этому страна получит мультипликативный социально-экономический эффект и до 200-250 млрд тенге в виде прямого дохода госбюджета, добавленной стоимости, рабочих мест и роста промышленного производства.

Судить о том, насколько наши власти были «успешны» в этом в прошлом году, можно хотя бы по вышедшему в середине августа Рейтингу продовольственной безопасности, охватывающему 113 стран. Казахстан занимает 41 место, значительно отставая от своих партнеров по ЕАЭС – России (23 место) и Беларуси (36 место). И вот это 41-е место – это сахарный кризис, это постоянная сезонная нехватка ГСМ и потенциальная масложировая катастрофа. Как уже говорилось, при желании со стороны чиновников, решить этот вопрос – всего лишь пара формальностей, а если они захотят еще и поработать, то могут легко добиться существенной пользы для экономики страны. Если же они не сделают ничего, то завтра допустят очередной кризис, сравнимый с сахарным. И как его наша страна, итак сильно страдающая от геополитической ситуации и санкционных ограничений против своего основного торгового партнера, с учетом того, что в ближайшее время нам надо переизбирать президента и парламент, сможет пережить – большой вопрос.

 

 

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...