Турецкие страшилки для Центральной Азии | Деловая неделя
1 июля 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Турецкие страшилки для Центральной Азии

25.10.2021 10:42:18
№: 40 (1443)

Вот только небольшой перечень всех тех тем, которые касательно региональных проблем за последние годы озвучивались: «Россия экономически уходит из Центральной Азии, но пытается там военно-политически задержаться», «Китай полностью подмял под себя регион», «Соединенные Штаты укрепляют свои позиции в Центральной Азии», «Европа раздумывает: что же ей делать в регионе?», и наконец – Турция. Вот она то ли уже вернулась сюда, то ли так звучно (особенно после войны Азербайджана и Армении в Карабахе) возвращается, что все остальные «большие и важные» просто якобы обязаны позицией Анкары здесь сильно озаботиться.

Надо отметить, что сами страны Центральной Азии в принципе не прочь, чтобы все о ней думали, в нее инвестировали, ее проблемами побольше заморачивались. А уж после того, как Соединенные Штаты решили бросить на произвол судьбы талибам соседний Афганистан, так и вовсе создалось положение, при котором до региона вновь чуть ли не каждой мало-мальски уважающей себя стране стало «дело стратегическое». Плюс, помимо этого, в отдельно взятые государства в регионе вновь пытаются вдохнуть идею членства в различных международных организациях и объединениях.

И если о роли СНГ, ОДКБ, и даже ШОС все больше рассуждений в негативном, или явно застойном плане, то о роли Турции и ее стремлении пристегнуть к своим внешнеполитическим интересам всю центрально-азиатскую пятерку (включая персоязычный Таджикистан) стали упоминать исключительно в рамках желания президента Турции Т. Эрдогана вовлечь ее в свои нео-османские проекты.

Тюркский союз волнует сегодня всех. Непонятно только почему

Много уже говорилось и писалось о том, что слабые, переживающие экономические и политические трудности государства никогда не были, и не будут центром притяжения для государств послабее, менее амбициозных, и уж тем более сравнительно недавно сформировавшихся как полноправные политические и экономические игроки того или иного региона. И напротив: чем страна влиятельнее, более внушительна как экономически, так и в военном измерении, тем больше желающих на нее равняться, к сотрудничеству с ней стремиться, и входить с ней в различные объединения и союзы.

Так происходит сегодня и с Турцией, которая с одной стороны «вот-вот надорвется», пытаясь поспеть везде, куда только может долететь президентский самолет с Т. Эрдоганом на борту или боевой дрон «Байрактар». А с другой нет у Турции реально ни американской всепроникающей экономической и финансовой мощи, ни глобального влияния по типу Китая. Да и то, что в самой Турции и без всяких внешнеполитических проектов полным-полно проблем дома, очень сильно затрудняет деятельность руководства этой страны в отношениях с другими государствами.

И все же… Если не упоминать о присутствии турецких войск в Сирии, Ливии, Катаре, Джибути, Сомали и Ираке, то в «мирном формате» Анкара больше всего заинтересована в успехе своего давнишнего плана по объединению всех тюркоязычных стран под эгидой так называемого Тюркского союза. Структура эта, как и сама затея – довольно аморфна, и далеко не факт, что все те благие намерения, которые вынашивает в этой связи Т. Эрдоган, вообще когда-нибудь будут полностью осуществлены.

Однако пока от идеи этой никто в Анкаре не отказывается, лично президент Турции продолжает «окучивать» лидеров стран Центральной Азии, а также ряда регионов России на предмет некоего «воссоединения тюркских народов». Под руководящим началом самой Турции, и на базе как языка, так и культуры именно тюркоязычного формата. Что, вполне естественно, снижает влияние на этих территориях русского языка, культуры, и как следствие – экономического и политического присутствия прежде всего Москвы и ее нынешних правителей.

Самое удивительное то, что любые, даже полу-движения в сторону Тюркского союза – даже на ничего ровным счетом не значащего статуса наблюдателя, тут же подаются одними как «укрепление позиций этой региональной организации», а другими – «вторжение турецких интересов на территории стран, традиционно находящихся якобы в зоне влияния России». Наверное, именно по этой причине решение Туркменистана вступить в Тюркский союз этим самым «наблюдателем» столь радостно было воспринято другими бывшими советскими республиками региона.

Правда, руководство Туркменистана тут же обговорило свое участие в работе Тюркского союза таким количеством никому неведомых «условий», что стало еще меньше понятно: а зачем вообще, и кому там нужен Туркменистан, если он хотел бы получить в Тюркском Союза «особые условия и особый статус»? Кто, и с какой стати именно Ашхабаду должен такие условия предоставлять, и чем тогда хуже все остальные члены этой организации никто, в том числе и сам «большой начальник» Тюркского союза из Анкары объяснить не может.

Так или иначе, но 12 ноября состоится саммит глав государств Тюркского союза в Стамбуле. И там гарантировано туркменскому руководству напомнят, что устав Тюркского союза никаких, и ни для кого особых условий и статусов не предусматривает. Соответственно те страны, которые захотят реально взаимодействовать в рамках Тюркского союза, должны будут строго подчиняться именно турецким интересам. И хотя бы по основным пунктам разделять позицию Анкары по ключевым как региональным, так и глобальным проблемам.

Если брать только внешнеполитические сюжеты, которые сегодня объединяют все страны Центральной Азии и Турцию, то это прежде всего Афганистан. Однако если для Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана – это пограничный вопрос, который без помощи влиятельных, и в военном плане сильных игроков не решить, то для Турции при всех ее интересах на афганском направлении это не столь уж важная проблема. И даже отдельные экономические проекты с участием талибов пока не особо привлекательны для региональных запросов Анкары.

В то же время целый ряд транзитных проектов в области энергетики и транспорта, которые могли бы связать Европу и Китай через Турцию, а также прокладка Транс-каспийского газопровода в Европу из Туркменистана через территорию Турции Анкару интересует. И осуществить его можно куда проще при содействии именно тех центрально-азиатских государств, которые в рамках Тюркского союза отдадут предпочтение взаимодействию именно с Турцией, а не с Россией, Ираном, Китаем или европейскими государствами.

Важно и то, что у Европы сегодня своих проблем полным-полно, то же самое можно сказать и о Соединенных Штатах. Соответственно Турция, видя ослабление российских позиций, и сохранение лишь экономического (но не военного и политического) влияния в регионе Китая считает, что у нее именно сейчас имеются хорошие шансы вернуться в Центральную Азию именно под крышей Тюркского союза. Который вроде бы в целом «о культуре и языке». А на самом деле – это гарантия усиления собственного доминирования во всех остальных сферах межгосударственных отношений.

Слов намного больше, чем дела. Да и экономически Турция – далеко не самый влиятельный региональный игрок

Между тем общие рассуждения о якобы усиливающимся влиянии Турции в Центральной Азии, а также на территории отдельных регионов РФ, если присмотреться повнимательнее, очень мало что имеет под собой действительно серьезного в плане экономики, инвестиций и финансов. Политика тоже важна, безусловно, но и экономическое обоснование неких претензий на собственное доминирование никто в современных международных отношениях не отменял.

Напомню, что по всем основным направлениям Тюркский союз создавался по личной инициативе бывшего президента Казахстана Н. Назарбаева в качестве противовеса влиянию в Центральной Азии России и Китая. Соответственно эта тема никуда из региона не ушла, и, к примеру, в Ташкенте и Нур-Султане на это в деятельности Тюркского союза и рассчитывают. Меньше всего руководителей этих государств интересует усиление позиций Турции «вместо» кого-то других игроков в регионе.

Что же касается Туркменистана, то он своим якобы «нейтралитетом» и вроде бы в регионе существует, но в то же время попыткой от всего, там происходящего дистанцироваться, не дает ему развивать взаимовыгодную интеграцию между всей центрально-азиатской пятеркой. Все эти «наблюдательские статусы» (в любой структуре и любой страны) – ни о чем. Если таких «наблюдателей» завести по листам ожидания (что делают, скажем, в рамках ШОС), то это только прибавляет рабочих мест в таких структурах чиновникам, но никак не сказывается на реальных результатах экономической и политической деятельности стран, которые в подобные объединения входят.

До сих пор сильны настроения отторжения по поводу возможного появления «вместо России» в регионе «новых старших братьев» - Китая или Турции. Те же Узбекистан и Казахстан - сами по себе влиятельные в регионе, и им совершенно ни к чему, что в рамках Тюркского союза, что вне его слушаться кого-то другого. Но в том-то и проблема: для Т. Эрдогана там, где Турция- там его, и только его «начало». Для этого и была затеяна вся эта суета вокруг якобы «усиления влияния Анкары» в регионе.

К тому же турецкая сторона не скрывает, что хотела бы вернуться и в Афганистан. Зачем ей это, будет ли она постоянно будировать свое некогда «более активное присутствие» в этой многострадальной стране пока не ясно. Но амбиции Анкары явно простираются на весь регион не только Центральной, но и Передней Азии. Для центрально-азиатской пятерки все это – только лишняя суета сует. Потому как превращаться в новую арену противостояния между Турцией, Россией и Китаем (о США и Евросоюзе уже никто даже не вспоминает именно с практической, а не голословной точки зрения) они явно не планируют.

А ведь есть еще неподалеку Пакистан, через который Турция, не скрывая этого, намерена попытаться войти в ШОС. Если туда приняли Индию, которая подальше, чем Турция находится от проблем региона, то почему-бы не стать членом этой организации (пусть очень аморфной и неконкретной), чтобы потом уже через ее механизмы усилить свое влияние на довольно обширном пространстве от Индийского океана до Средиземного моря?

Что-то много в последнее время желающих порулить регионом – и все с глобальными амбициями

И здесь перед странами Центральной Азии в очередной раз за время их независимости стоит очень непростой выбор. Проводить столь модную политику в регионе под названием «многовекторность» можно только в спокойные, более или менее стабильные времена. Да и то с подобной политикой регулярно происходили различные накладки и случались нестыковки. Сейчас же так и вовсе ситуация настолько изменилась, что «просто отсидеться в сторонке» ни у кого - даже самого влиятельного и сильного - попросту не получится.

Реально же сильнейшим игроком для Центральной Азии в экономическом плане является Китай. Соответственно к его региональным именно экономическим и торговым амбициям и пытается подстроиться нынешнее турецкое руководство. Турки хотят перетащить на себя хотя бы небольшую частичку составляющих проекта «Один пояс – один путь», при котором турецкая доля будет весьма выгодной и прибыльной в виде главного перевалочного центра на пути товаров из КНР в Европу.

А поскольку в эти проекты как важные составляющие звенья вовлечены государства Центральной Азии, Азербайджан, Афганистан и Пакистан, то Турции так или иначе, но придется пускать к себе китайские компании и фирмы. А вместе с ними – и китайское государственное влияние. Между тем турки при президенте Т. Эрдогане ни на какие внешние варианты управления не привыкли соглашаться, но и китайцы никуда даже один юань не вложат, если сами не будут процесс контролировать.

Нельзя забывать и о том, что если отбросить все те грандиозные планы в теории, которые имеются в расчетах турецкого руководства, получилось у турок пока только с Азербайджаном. Да и то под эгидой освобождения Нагорного Карабаха от «армянской оккупации». К тому же именно Азербайджан – самый близкий к Турции и в языковом, и культурном плане союзник, с которым турецкий президент использует и тесные личные дружеские контакты со своим коллегой И. Алиевым.

Со всеми остальными участниками Тюркского союза у Анкары далеко не все так гладко получается. Прежде всего, Турция постоянно сохраняет довольно натянутые отношения с Россией. Президенты Турции и России могут сколько угодно - и где угодно - встречаться, и твердить перед телекамерами о якобы сотрудничестве и взаимовыгодных проектах, но на самом деле если не открытые враги, то как минимум жесткие соперники – в том числе и в странах Центральной Азии. Которым совершенно не улыбается становиться ареной противостояния Москвы и Анкары, когда еще что-то приходится делать с китайским давлением, и зачастую уже неизбежной кредитной кабалой.

Бессмысленны и разговоры о так называемом Транс-каспийском газопроводе, который при всем желании на осуществление этого проекта со стороны Туркменистана и Азербайджана может быть легко сблокирован совместными усилиями России и Ирана. Не поможет здесь и заинтересованность в проекте стран Евросоюза, потому как Европа и так будет получать газ что от Азербайджана через территорию Грузии и Турции, что из России (как бы ей того не хотелось). Сама же Турция что-то реально прорывного в регионе не сможет предложить ни сейчас, ни на обозримую перспективу.  

Есть, правда, еще военное сотрудничество, которое активно развивает Турция с Азербайджаном, и предлагает расширить его со странами Центральной Азии. Но здесь уже туркам придется соревноваться не только с Россией, но и с США (которые активно обосновались в этой сфере в Казахстане). Да и Китай совсем даже не заинтересован, чтобы у самых его границ укрепились позиции военного лобби Турции, особенно с учетом отношений Пекина с Синьцзян-Уйгурским автономным округом и подавляющим там мусульманским населением.

По этой и многим другим причинам совершенно очевидно, что при всем желании для Турции выйти на ведущие позиции в Центральной Азии в нынешние времена, да еще при явном неудовольствии по этому поводу со стороны Китая и России вряд ли представляется возможным. В рамках Тюркского союза Анкара, безусловно, будет проталкивать идеи некогда единого Тюркского мира, и постарается сделать все, чтобы подобные задумки как можно глубже запали не столько в головы самих народов региона, сколько его политических элит. 

Однако надеяться на то, что это как-то кардинально изменит сложившуюся сейчас там диспозицию взаимных интересов России и Китая (в первую очередь), или каким-то образом отвадит тамошних руководителей от попыток проводить многовекторный курс, включая развитие связей с США и Европой, Анкаре вряд ли стоит.

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...