Эр-Рияд играет по-крупному | Деловая неделя
4 февраля 2023 | выходит по пятницам | c 1992 года

Эр-Рияд играет по-крупному

26.12.2022 16:11:48

Саудовский наследный принц Мухаммед ибн Салман ведет игру сразу на нескольких шахматных досках против весьма опытных и знающих свое политическое дело игроков

Может ли молодой амбициозный политик пересмотреть статус своей страны в мире?

Юрий Сигов, Вашингтон

Нынешняя международная обстановка, пожалуй, никогда ранее не была столь запутанной и противоречивой. Вчерашние союзники вдруг начинают резко не ладить, нарушать взятые на себя ранее обязательства, заигрывать (причем по-серьезному) со странами, считавшимися ранее недружественными, а иногда и откровенными врагами. Некогда маленькие государства опять-таки ни с того, ни с сего становятся в одночасье ведущими игроками сначала в своих регионах, а потом уже и в более широком масштабе.

Буквально на наших глазах произошел пересмотр своего места как в целом в международных делах, так и в региональных ряда стран, которые еще вчера даже не помышляли о каких-то важных позициях и влиянии на целый ряд важнейших мировых проблем. К таким государствам, безусловно, я бы отнес Саудовскую Аравию, которая на самом Аравийском полуострове играла ведущую роль в силу и самого большого в регионе населения, и по причине самых больших запасов и объемов экспорта нефти на международные рынки.

Долгое время саудовцев считали «нефтяной заправкой» экономики Соединенных Штатов. Когда в 1990 году иракский президент Саддам Хуссейн решил присоединить к себе «младших братьев» из Кувейта, именно Саудовская Аравия (вместе с ОАЭ) не только фактически оплатила расходы на американскую военную операцию «Буря в пустыне», но и позволила американским войскам разместиться у себя на территории, что во многом облегчило США и проведение самой операции, и дальнейшее снабжение своих войск, остававшихся после операции надолго в Кувейте.

Сегодня же Саудовская Аравия идет явно и совершенно иным путем. Она не только активно проводит политику, очень часто не совпадающую с позицией США, но и уверенно ведет свою собственную внешнеполитическую игру. Причем одновременно со всеми ключевыми мировыми игроками вне зависимости от того, нравится это американскому руководству или нет. Только за последние годы с самым активным участием наследного принца Салмана (король Саудовской Аравии на сегодня в определении нюансов внешнеполитических приоритетов особого влияния не имеет) страна расширила связи с целым рядом крупнейших мировых игроков.

С каждой страной - отдельный саудовский разговор

Только один перечень государств, с которыми саудовцы смогли наладить тесные связи за последние пару лет очень даже впечатляет. Южная Корея, Китай, Россия, Франция, Германия, ЮАР, Япония, Турция, Пакистан, Индия. С каждой страной Эр-Рияд проводит свою, строго прагматичную политику с тем, чтобы максимально диверсифицировать и свои внешнеполитические связи, и в то же время решать свои внутренние проблемы, с которыми помогают справляться как раз влиятельные внешние контакты.

Интересно, каким образом Саудовская Аравия пытается проводить с одной стороны весьма сбалансированную политику в отношении контактов с другими государствами, а с другой все же делает определенные ставки, чтобы на соперничестве других государств также добиваться продвижения своих национальных интересов. К примеру, недавно Китай провел первый в истории форум с участием стран, расположенных в Индийском океане. В мероприятии приняло участие 19 государств, заинтересованных в дальнейшем развитии и осуществлении проекта «Один пояс, один путь».
Саудовцы участвуют в подобных китайских мероприятиях, но Пекин традиционно не приглашает на такие встречи Индию. Однако в этом же регионе существует еще один экономический форум - Ассоциация стран побережья Индийского, где уже Китай не принимает участия. При этом Эр-Рияд готов инвестировать и взаимодействовать в самых различных сферах и с Дели, и с Пекином.

Несколько недель назад в Саудовской Аравии побывал с визитом председатель КНР Си Цзиньпин. Он посетил королевство как для расширения двустороннего сотрудничества (причем, как он сам отметил, не только в сфере энергетики), так и для того, чтобы продемонстрировать Вашингтону желание Пекина расширять взаимодействие там, где еще вчера американцы чувствовали себя как дома.

Точно такие же интересы (опять-таки помимо тесного экономического и энергетического взаимодействия) преследовал и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман, будучи крайне раздраженным вмешательством США во внутренние дела и интересы королевства. Важно отметить, что по причине ковидных ограничений Си Цзиньпин резко ограничил график зарубежных поездок, и его визит в Эр-Рияд был лишь вторым международным за два года (первый состоялся в сентябре в Казахстан и Узбекистан на саммит Шанхайской организации сотрудничества ШОС).

Для Китая Саудовская Аравия – самый крупный экспортер нефти, а для королевства именно КНР – самый большой и надежный ее покупатель. Пекин приобретает четверть своих нефтяных потребностей именно у Эр-Рияда. Более того - во время посещения Саудовской Аравии китайский и аравийский лидеры договорились о постепенном переходе к расчетам за энергоносители с долларов на юани. Кстати, такой же курс проводят китайцы и при покупке нефти в других странах мира – юани за местную валюту, и никаких американских денежных знаков.

Важно учесть и тот факт, что именно в Саудовской Аравии пройдет первый китайско-арабский саммит, организованный Лигой арабских государств со штаб-квартирой в Каире. Также Си Цзиньпин принял участие в работе Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) - это группа арабских монархий, расположенных в районе Персидского (Арабского) залива. В нее входят Бахрейн, Катар, Кувейт, Оман, ОАЭ и Саудовская Аравия.

Не только для Саудовской Аравии, но и для других стран региона Китай предлагает новую модель энергетического сотрудничества, которая помимо чистой энергетики будет обеспечивать взаимодействие в сферах инноваций, инвестиций и сотрудничество на уровне гуманитарных контактов. При активном участии Саудовской Аравии проталкивается идея заключения соглашения о зоне свободной торговли между КНР и странами коалиции Персидского залива. И если еще недавно этому мешали острые политические разногласия между Саудовской Аравией и Катаром, то сейчас все барьеры на этом пути сняты.

Важно отметить, что Си Цзиньпина во время визита в Эр-Рияд принял и король Саудовской Аравии. И это при том, что в последнее время (в том числе и в ходе визита президента США) переговоры с саудовской стороны ведет всегда принц Салман, фактический, но не формальный правитель страны. При этом саудовцы давали понять китайской стороне, что экономическое сотрудничество с Пекином для них крайне важно, и во многом это будет хорошим противовесом исключительной ориентировке на США в предыдущие годы.

Однако в Саудовской Аравии никто не собирается прекращать с США военное сотрудничество. Эр-Рияд по-прежнему закупает горы оружия у Вашингтона, никак с его помощью не в состоянии справиться с повстанцами-хуситами в Йемене, а любое военное взаимодействие с кем-то другим американцами демонстративно воспринимается как угроза своим позициям в регионе. Причем куда большей, чем сокращение закупок нефти у саудитов (американцы приобретают у Эр-Рияда около 17 процентов своих потребностей в «черном золоте»).

Саудовцы в идеале хотят продавать нефть за наиболее сильные и надежные денежные знаки. А есть ли сегодня такие в мире?

Если Саудовской Аравии удастся договориться с Китаем о переводе продажи нефти этой стране на национальные валюты, то тем самым будет подписан по сути дела приговор денежным знакам США, а также фактически означать не только конец эпохи нефтедоллара и начало эпохи нефтеюаня, но и разрушение всей системы контроля Соединенных Штатов и Великобритании над основной частью всей мировой торговли. А сам такой процесс может начаться как раз именно с пересмотра оплаты за поставляемую нефть между Пекином и Эр-Риядом.

Напомню, что Пекин еще в 2018 году запустил торговля нефтяными фьючерсами за юани на Шанхайской бирже, а также создал сеть портов двойного назначения в различных странах, расположенных в Индийском океане по маршруту следования нефти из стран Персидского (Арабского) залива в Китай. Также были увеличены запасы нефти в государственных хранилищах КНР, плюс Пекин теперь активно убеждает перейти на оплату экспорта нефти из стран Залива за их местные валюты.

Тут, правда, стоит иметь в виду, что все эти «заливные валюты» очень плотно привязаны именно к американскому доллару. Так что сами по себе они в «свободном финансовом плавании» вряд ли смогут что-то определять - тем более в глобальном масштабе. Тем не менее, под влиянием Саудовской Аравии как ключевого игрока на рынке продажи нефти на торговлю ею в юанях готовится не только эта страна, но и многие государства, участвующие в программе ОПЕК+.

Есть варианты, при которых ведущие государства ОПЕК, Китай и Индия выйдут из МВФ и перейдут в торговле между собой на новую резервную валюту (отказавшись от американского доллара), которой станет юань. И произойти это все может уже в следующем году. В этой ситуации резко возрастут цены на золото, а так называемые офшоры, тесно связанные с фактически давно уже узаконенным отмыванием финансовых средств, могут быть ведущими западными странами просто ликвидированы.
Очень принципиально здесь и то, что Саудовская Аравия, как, впрочем и Индия с Китаем, крайне недовольна введением со стороны Евросоюза и США правила так называемого «потолка цен» на закупку российской нефти. Китайцам это не нравится по политическим причинам, а саудовцам это угрожает введением в случае «чрезвычайных обстоятельств» подобного сценария и в отношении их экспорта энергоресурсов.

В этой связи многое будет зависеть от китайско-саудовского, а также взаимодействия в целом в районе Персидского (Арабского) залива. В плане совместного бизнеса и тем, и другим выгодно, чтобы в их отношения никто посторонний не вмешивался. Тем более своей валютой, указаниями что, кому и как продавать, и угрозой наказания «непокорных». Ведь даже в прошлом, еще ковидном году товарооборот между КНР и Саудовской Аравией превысил 87 млрд. долларов. А более половины китайских нефтеперерабатывающих заводов получают сырье напрямую именно из Саудовской Аравии.

Личные усилия первого (или второго) лица - залог того, что политика перемен будет находиться под надежным контролем

Все эти радикальные изменения, происходящие и в самой Саудовской Аравии, и главное - в ее внешней политике тесно связаны с деятельностью наследного принца Салмана, который несмотря на свою относительную молодость показывает себя очень зрелым, умелым и чрезвычайно амбициозным политиком. Именно он подталкивает страну к новым формам налаживания партнерства с другими государствами исключительно в интересах собственной страны, а не в качестве «смотрящего от США» за зоной Персидского (Арабского) залива.

Именно при его непосредственном участии Саудовская Аравия и Китай подписали не только документ о налаживании стратегического партнерства и план совмещения долгосрочных экономических стратегий двух государств (у саудовцев это называется «Программа «Видение-2030», а у китайцев - инициативой «Один пояс – один путь»), но и завизировали более двух десятков двусторонних соглашений на сумму более 30 млрд. долларов. КНР готова вкладывать средства в целый ряд проектов в Саудовской Аравии, а также предоставлять свои передовые технологии (кстати, ничего подобного нет у китайцев ни с Россией, ни в Центральной Азии).

В свою очередь Саудовская Аравия поможет финансировать целый ряд перспективных проектов в Азии, где Китай намерен расширить свое присутствие в рамках программы «Один пояс-один путь». Саудовский финансовый капитал при этом поможет Китаю как можно быстрее осуществить те намеченные цели в рамках этой программы, которые были в течение двух лет практически законсервированы из-за пандемийных ограничений. И это при том, что в самой КНР ковидные страхи вновь нарастают, и не факт, что целый ряд проектов подобного типа могут быть реализованы. Скорее всего, их вновь могут свернуть или отложить в долгий ящик в плане реализации.

В какой-то степени поражает государственная прозорливость принца Салмана, который в нынешних, очень непростых и крайне нестабильных временах понимает важность наведения мостов со всеми, кто в этом мире реально сегодня влиятелен. А не только поддерживает их с теми, кто традиционно некогда правил миром, но не очень желает принимать к сведению сегодняшние политические глобальные реалии. Именно саудовский наследный принц ведет солидную игру сразу на нескольких шахматных досках против весьма опытных и знающих свое политическое дело игроков.

Вполне естественно, что Саудовская Аравия выходит на мировую арену с двумя эффективными и важными инструментами давления на своих потенциальных партнеров по переговорам – нефтью и деньгами (которые от этой же нефти и в казну Эр-Рияда поступают). С помощью нефти саудовцы налаживают и укрепляют отношения с теми влиятельными международными партнерами, которые в энергоресурсах крайне нуждаются (это прежде всего Индия и Китай).

С большими деньгами они могут очень прилично разыграть целый ряд внешнеполитических партий с такими странами, как Турция, Россия, Южная Корея, ЮАР. Свободных средств сейчас в мире не так много (таких, чтобы их можно было получить, не подставляя в обмен свою независимость и государственный суверенитет). Саудовцы деньги предоставить могут – но не всем, и не под что угодно. Однако по крайней мере с ними на эту тему можно договариваться, и при удачном стечении обстоятельств - даже уговорить их инвестировать.

Показательна и сама форма, каким образом в Саудовской Аравии практически не первый день идет передача реальных рычагов управления от пожилого короля к молодому наследному принцу. Причем внешнеполитическая трансформация именно молодого руководства королевства существенно контрастирует с консервативным, и во многом оторванном от жизненных реалий стиля номинального на сегодняшний день управления страной. Да, никаких резких решений в плане политики и экономики принц Салман не предпринимает. Но каждый его даже небольшой шаг – это демонстрация того, что Саудовская Аравия уже не будет той, к которой привык весь мир. И особенно Соединенные Штаты.

В этой связи именно на Саудовскую Аравию в плане финансовой помощи и инвестиций было бы разумно ставить сегодня прежде всего тем странам, которые играют в одной «нефтяной лиге» с саудитами (по типу России, Турции, государств Центральной Азии). Пока для тех же Москвы и Анкары европейские финансовые рынки полностью либо частично закупорены, либо полностью закрыты, с саудовцами вполне можно договариваться. Да, это непросто, муторно, но очень, тем не менее, перспективно, если проявлять терпение, уважение к партнеру, и настойчивость в достижении поставленных целей. Именно с такими партнерами Эр-Рияд, скорее всего, и будет дальше приоритетно иметь дело.

 

 


Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...