Премиальное зазеркалье | Деловая неделя
18 августа 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Премиальное зазеркалье

18.10.2021 11:12:26
№: 39 (1442)
Почему для того, чтобы быть замеченным «мировым сообществом», надо обязательно быть против собственной страны?

Юрий Сигов, Вашингтон

Давно уже замечено, что в современном мире любые награды, премии, титулы и почетные звания все реже (а по правде говоря- почти никогда) даются за какие-то реальные достижения, что-то важное и по-настоящему полезное для нас всех окружающих. Имена лауреатов, награжденных и одаренных верхними этажами что национальных, что международных властей все чаще совершенно никому не известны, не знакомы. И какие-то оказываемые им почести вызывают у сторонних наблюдателей чувство раздражения, удивления и откровенного скепсиса.

Что уж тут говорить о премиях или наградах международного масштаба. С ними так и вовсе в последние годы происходят прямо-таки настоящие «закулисно-подковерные чудеса». Кто, как, и почему именно так, а не иначе решает не ведомо совершенно никому. Хотя, если быть предельно объективным, то раз те, кто премию кому-то дает, тот и сам волен определять по каким критериям это делается, и почему именно тем, а не иным получателям такие премии вручаются.

Особенно много удивлений вызывают премии, так сказать, глобального характера, когда каждый год где-то, кто-то, и в обстановке полнейшего информационного мрака награждает новых лауреатов. При произнесении имен которых даже много чего знающие и ведающие посторонне-заинтересованные лица вопрошают: «а ему (ей, им) за что? Что они (она, он) такого сделали по жизни, чтобы вот так взять - и вручить миллион, а иногда и больше то ли долларов, то ли крон, то ли евро?

Естественно, сами награждающие ни перед кем, и ни при каких условиях отчитываться за вынесенные решения вовсе не обязаны. Напротив: если их вдруг начинают о награде спрашивать особенно дотошно, то в ответ будут произнесены самые сокровенные, приятные современному уху «обеспокоенного мирового сообщества» слова о демократии, защите прав человека, свободе слова и печати, и многое другое, что нынче не принято не только подвергать даже минимальному сомнению, но уж тем более критиковать. 

Лауреат премии производителя динамита. А также добычи нефти на Каспии 

Вот и недавно были объявлены новые лауреаты так называемой Нобелевской премии мира. Ими стали два журналиста - с Филиппин и России, которые отмечены за то, что борются за свободу слова, оппозиционны к существующим в их странах властям, и не боятся быть в выражение своих мыслей и позиции за это похищенными, арестованными и даже убитыми. А незадолго до этого нечто похожее было с Нобелевской премией по литературе, которую получила некий автор из Белоруссии, находящаяся в «большой контре» с тамошними правителями, и поливающая помоями что бывший СССР, что сегодняшние власти своей республики и РФ. Тут вот что любопытно. То, что Нобелевские премии по различным наукам и сферам человеческой деятельности всегда, и при всех правителях выдаются исключительно по политическим мотивам, ни для кого не секрет. Прежде всего, сама по себе премия - вроде как самая престижная и уважаемая в мире. Такой по крайней мере ее сделали те, кто все это задумывал. А те, кто ее получал, делали все возможное, чтобы именно подобный статус Нобелевского лауреата оставался в силе как можно дольше.

Далее: что премии мира, что литературы почти всегда несут на себе не просто некий политический запрос (не люблю слово «заказ», потому как именно реальный запрос что власти, правящих кругов в ключевых странах планеты, что находящихся в их подчинении народов должен быть обязательно удовлетворен), а непременно открытую оппозиционность существующему в той или иной стране руководству. Если это представитель арабского мира, то он всегда за свободу Палестины и ее независимость (Ясера Арафата можно как лауреата даже не упоминать).

Если это иранский автор, то он обязательно против режима теократически- религиозных деятелей этой страны. Если это кто-то с постсоветского пространства, то непременно надо быть либо против всего, связанного с СССР, либо против нынешних российских правителей, либо, как это было с первым и последним президентом Советского Союза – его разрушителем и вполне осознанным могильщиком. Никаких других «отклонений от оппозиционности» не допускается, и уж тем более, если кто на самом деле надеется получить премию от такой организации, как Нобелевский комитет.

Очень модно обсуждать и подсчитывать число лауреатов от отдельно взятых стран. И всегда при этом подчеркивать, что больше всего Нобелевских премий имеется в наличии у американцев. Тут, правда, никогда и никто не упоминает, что туда фактически сразу же после окончания Второй мировой войны перетащили весь научный потенциал разрушенной Европы. Соответственно американцы не столько сами что-то сверхъестественное придумывали, открывали или изобретали, сколько использовали чужие мозги на собственную радость. А отсюда- и повышенное число Нобелевских лауреатов прежде всего в точных и естественных науках.

Когда же премии надо выдавать тем, кто по каким-то причинам пошел против собственной власти (особенно из еще совсем недавно существовавшего «социалистического мира»), то таких людей тут же возвеличивали, делали из них неких якобы гениев и непревзойденных звезд мировой словесности и свобод. А затем превращали таких персонажей в своего рода знамя борьбы и с тогдашней советской системой, и всем социалистическим лагерем в целом.

Я уже не упоминаю о том, что большая часть подобных награждений по своей сути либо просто нелепа, либо заведомо и умышленно бросает вызов тем странам и их руководителям, которые что-то по мнению Нобелевского комитета делают у себя «не так», как того хотелось бы западному сообществу наций. Соответственно, награждая явных оппозиционеров таким властям, ученые (или не совсем) мужи и дамы Нобелевского комитета словно говорят: кого хотим, того и награждаем, и вы со всей вашей авторитарностью (последние примеры - президенты РФ и Филиппин) ничего с этим не сможете поделать.

В результате и из Кремля, и из президентского дворца Филиппин явно неестественно раздались заверения, что награжденными якобы гордятся, и понимают смысл решений Нобелевского комитета по раздаче премий мира. А если учесть, что на Филиппинах, что в России Нобелевских лауреатов в последние годы либо не было вовсе, либо их число не превышает статистической погрешности, то сам факт награждения журналистов, главной отличительной чертой деятельности которых является борьба с существующей властью (которая вроде бы теми же ведущими западными странами так или иначе, но признается) весьма показателен и символичен.

Помимо этого, в самих этих странах тут же рядовые граждане, которые хотя бы минимально в курсе, кто такие эти самые журналисты, разделились на две категории. Одни считают это признанием важности борьбы и с властью со стороны журналистов, и необходимостью защиты свободы слова. А другие уверены, что оба лауреата - некие предатели национальных интересов, потому как борются своими изданиями и публикациями с существующей властью. То есть тем самым подрывают стабильность и нерушимость существующего в этих государствах верховной формы правления.

Также принципиально, что подавляющее большинство лауреатов Нобелевской премии мира - люди весьма мало кому именно в мире известные, как, впрочем, и в области литературы. Там тоже сплошь и рядом награждают персонажей широко известных только в очень узких кругах, но никак не мирового, планетарного масштаба. В то же время те, кто премию за свои поступки в деле сохранения мира во всем мире заслуживает несомненно больше, ежегодно либо вовсе обходятся стороной – причем умышленно, либо их деятельность по каким-то малопонятным причинам не считается достойным награждения Нобелевской премией.

Каким журналистом нужно все-таки быть? Звездой Тик-Тока, супер-блогером или лауреатом Нобелевской премии мира?

Думаю, что не открою большого секрета, если скажу, что последние годы в журналисты идет главным образом молодежь, жаждущая популярности, славы и узнаваемости. Как минимум среди своих родных и близких, а как максимум - в глобальном измерении. Больше всего рвутся на телевидение (все-таки визуальная слава куда более впечатляющая, чем известность даже самого талантливого «бумажного писателя»). Но и в интернет-знаменитости желающих попасть так и вовсе нет отбоя.

Неудивительно поэтому, что когда объявляют имена получателей Нобелевской премии в среде литературных талантов, так никто и слыхом не слыхивал о тех, на кого обратили свой взор члены отборочного жюри в Норвегии. Зато те, кто напрямую бьется за свое «знаменитое имя» в интернете, не просто становятся всемирно известными и узнаваемыми - по деньгам многие из них зарабатывают на порядок больше, чем всякие там Нобелевские и иные лауреаты.

Сегодня многие из тех, кто получил доступ к компьютеру (а еще лучше – обычному смартфону с выходом в интернет) бредят славой звезд Тик-Тока, социальных сетей, кривляк-позеров, в возрасте 13-14 лет выкладывающих в день более тысячи (!) исключительно собственных фотографий, чтобы весь мир был в курсе: вот я какая, у меня все – полный класс, завидуйте, что у вас нет того, что есть у меня (так, к примеру, ведет себя одна девочка-школьница из Швеции, у которой со всей подобной ерундой в голове - более 4 миллионов лицезреющих подписчиков по всему свету).

Что в Америке, что в России с Китаем блогеры-скандалисты, ровным счетом ничего из себя не представляющие индивидуумы, не просто объявляют себя «журналистами», да еще частенько «независимыми», но и прямо-таки рекламируют само новое измерение журналистской деятельности. Садись, дескать, перед компьютером, включай камеру, щелкай телефоном, выкладывай произведенное в сеть - и жди: слава тебя сама найдет. А вместе с ней – и деньги (уж кому как повезет: гарантий стопроцентных нет, и быть не может).

Если же хочешь быть журналистом и опять-таки мечтаешь исключительно о славе (а деньги с ней по идее должны сами появиться – исключений не предусматривается), значит надо «бороться против несправедливости и нарушений прав человека и за свободу слова». Потому как отметить тебя премией какой-нибудь (Нобелевская -это как вариант) могут только чрезвычайно развитые западные страны, а никак не Сомали с Афганистаном. Соответственно, и тематика твоих журналистских трудов должна быть соответствующей. То есть запросам «на премию» или что-то в этом роде желаемого (вне зависимости от той суммы денег, которая с ней полагается).

Вопрос только вот какой: а что делать всем тем, кто не хочет быть ни Нобелевским лауреатом, вступающим в борьбу с собственным правительством, ни Тик-ток звездой, для ощущения себя которой не нужно: в принципе, ничего абсолютно - и уж тем более наличия серого вещества в головах? Ведь те характеристики журналистской работы, которые еще 10-15 лет назад худо-бедно, но все-таки существовали, теперь рассматриваются чуть ли не как «профессиональная отсталость». Если ты хочешь быть «классическим журналистом», то ты не иначе как лох, неудачник и тот, кого в ряды «современных блогеров» или лауреатов разных премий и наград почему-то не пускают.

Интересные, конечно, «лауреаты»…

Хотя, если внимательно присмотреться к тем двоим лауреатам Нобелевской премии мира, о которых нынче много уже чего говорилось и писалось, то помимо их якобы «оппозиционности» существующим в России и на Филиппинах властям, объединяет и одно очень интересное сходство. И не важно, какие о них СМИ что написали «полной правды», а какие - явно из чувства зависти что-то пытаются поведать «оболваненным членам Нобелевского комитета», которые, словно слепые котята» просто не желают замечать очевидного, и в открытых источниках публикуемой информации.

Так, мадам журналистка с Филиппин – на самом деле давным-давно американская журналистка, больше половины жизни не просто провела в США, но и работала заведующей бюро американской телекомпании CNN в Маниле, столице Филиппин. А как пришел там к власти нынешний президент Р. Дутерте, и как стал он американцев с их политикой, мягко говоря, прижимать в их желании рулить этой азиатской страной, так «отважная филиппинская журналистка с американским паспортом» начала его в своих репортажах не просто критиковать, а выставлять чуть ли не исчадием ада.

Разумеется, тем самым она якобы совершала «мужественные поступки», за которые и надо вручить ей премию мира от тех самых Нобелевских членов жюри, понимающих нынешнее положение на ковид-помешанном свете в «правильном измерении». Ведь попробуй президент Дутерте, грубо говоря, посадить эту мадам за антигосударственную пропаганду (хотя, будучи американской гражданкой, какое для нее на первом месте стоит государство – США или Филиппины?) он не мог по причине тут же разразившейся бы пропагандистской кампании против него на уровне только правительства Соединенных Штатов. Да и выслать ее из Манилы не велико достижение: с американским паспортом она спокойно бы уехала, и уже с территории США вела бы против него всю ту же анти-филиппинскую медиа-кампанию.

Или тот же российский «правдоискатель», сам факт существования издания, которое он представляет, в любой другой стране, а не только в «авторитарной России» вызвало бы очень много вопросов. Как человек, разбирающийся что и как в сфере СМИ функционирует в России, могу вас заверить, что существует более тысячи вполне законных способов закрыть любое издание, и разогнать любых, даже самых «демократически настроенных журналистов» любого хозяина. Но… Если этого, разумеется, захотят именно власти страны, и, если для этого «пришло соответствующее время».

Однако раз эта газета существует почти 30 лет именно в таком, вызывающе явно антигосударственном формате, значит самой власти это по каким-то соображениям и нужно. Не исключено, что как раз для демонстрации своей якобы «приверженности свободе слова и информации» именно в глазах тех, кто Нобелевскими премиями мира награждает особо отличившихся. Плюс не забывайте, что с одной стороны руководство РФ вешает сегодня ярлыки так называемых «иноагентов» на любое СМИ, которое стабильно ведет антигосударственную пропаганду. А с другой получатель нынешней Нобелевской премии принимает поздравления от послов ведущих именно западных стран и даже руководителей этих государств. Ну чем не «иноагент»?

Но нет: никакого иноагентства, а напротив - только новые награды (по типу Ордена Почетного легиона от правительства Франции, орденов за мужество от ряда Прибалтийских государств и тому подобное). И тут же российские СМИ обсуждают, на какие такие деньги у новоиспеченного Нобелевского лауреата имеется кондоминиум в центре Нью Йорка, когда в каждом номере газеты, где этот журналист работает, у читателей буквально выпрашивают «финансово помочь» газете в защите свободы слова в РФ. Чем газета во главе с ее нынешним Нобелевским лауреатом вроде как и занимается (хотя она же занимает и первое место в РФ по числу публикуемой «заказухи» на суммы в 2-3 миллиона рублей каждая – по признаниям самих же корреспондентов издания).

Ну, а уж если из ближайшего окружения президента России этого журналиста-лауреата поздравляют напрямую, да еще во всеуслышание, то у тех же оппозиционеров критикой «диктатуры Кремля» в РФ возникают вполне резонные вопросы: почему это «борца за свободы» от Нобелевского комитета поздравляют, а других - в том числе того, кого недавно посадили на длительный тюремный срок в России, и который был в числе «почти лауреатов» этой же самой премии в нынешнем году - даже не вспоминают. Значит… Значит так нужно. И не только ученым мужам почетного жюри Нобелевских начальников.

Наверное, по-другому в подобной ситуации и быть не может, причем со всеми этими разыгрываемыми, и явно показными награждениями и прославлениями меньше всего того достойных персон будет и дальше. Причем совершенно не важно, из каких стран, и в каком году конкретно будут тех или иных награждать, а тех, кто по каким-то причинам не смог «продавить свои кандидатуры» обходить стороной. Вот президент Белоруссии, что называется, перевел дух, когда узнал о награждении премией мира «не белоруса», а точнее – не широко известную в узких кругах даму, ведущую больше года с ним борьбу из «дальнего зарубежья».

А тем временем уже составляются новые списки кандидатов на Нобелевскую премию мира в будущем году. В этот раз список состоял из 396 претендентов, имена которых дополнялись в течение всего года. Сколько их будет в году следующем пока не известно, но те, кто не стали лауреатами сейчас, как «невинно пострадавшие», могут быть награждены авансом в будущем. И, не исключено, что среди таких награжденных будут вновь журналисты. Или, точнее, те, кто таковыми себя считает, имея на самом деле к журналистской профессии очень и очень опосредованное отношение…

 

 

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...