Станет ли Россия «провинцией» Китая? | Деловая неделя
4 февраля 2023 | выходит по пятницам | c 1992 года

Станет ли Россия «провинцией» Китая?

16.01.2023 10:51:48
№: 02 (1498)

Чтобы изменить политику Кремля в отношении КНР должен будет полностью смениться менталитет тех, кто управляет российской внешней политикой

Это принципиально важно для всех ее соседей, и особенно - Казахстана

Юрий Сигов, Вашингтон

С наступлением Нового, 2023 года произошло уже два очень важных, на мой взгляд, события. Российские официальные лица на самом высшем уровне заявили, что окончательно разрывают отношения с Западом. И одновременно они же подтвердили, что окончательно и бесповоротно «уходят на Восток». А в качестве этого «ухода на восточное направление» четко и ясно определили Китай – и ничто иное.

Между тем давно известно, что так называемый «коллективный Восток» исключительно к Китаю не сводится. Да и в самом Пекине так никогда не считали. И хотя чисто показной «уход» России от Запада на Восток не просто давно уже должен был состояться, а очень даже сильно по времени запоздал, по сути дела до сих пор в Москве на самом высшем уровне так и не решили, а куда России вообще дальше направляться?

То есть общий вектор движения вроде как определен – строго курсом на Восток. Но для российских правящих кругов некий «коллективный Запад» до сих пор отождествляется с «цивилизованным мировым сообществом», с которым вообще-то разрывать все связи – себя живьем закапывать в могилу. А вот некий «коллективный Восток» в их же понимании – это исключительно Китай, на который не просто делается отныне ставка по всем позициям, но именно туда переориентируется вся по сути дела разумная внешняя торговля.

Приведу лишь одну цифру: в конце прошлого года Китай вышел на первое место во внешней торговле с Россией, и уже более 40 процентов ее приходится только на Поднебесную. Излишне, думаю, обсуждать, к каким последствиям это приведет уже в самом ближайшем будущем, особенно если учесть, что Пекин намерен активно использовать именно политическое влияние Москвы в своей борьбе за мировую гегемонию с Соединенными Штатами.

«Слишком много Китая» не бывает. Бывает слишком мало собственного суверенитета

Все последние годы одним из серьезных внешнеполитических заблуждений Москвы является приоритетная ориентировка на Китай в своей азиатской политике. Уже в нынешнем году она может полностью заменить прежнее поклонение Западу и развитие отношений с Европой и США в ущерб всему другому на точно такую же буквально помешанность на развитии и укреплении связей с КНР. То, что заигрывание с Западом уже нанесло России колоссальный урон признают даже в самых высоких кремлевских кабинетах. Но и упование на «дружбу и сотрудничество» с Китаем может оказаться не менее ошибочным и провальным.

Если отвлечься от радостных цифр роста внешнеторгового оборота России и Китая за прошлый год, который по большому счету наблюдается взамен на практически полное сворачивание присутствия Москвы на целом ряде западных рынков, то увеличение поставок российских нефти и газа в КНР со значительными скидками не решает главного, и вполне очевидного парадокса этих отношений.

А именно: еще до наступления всемирного безумия под названием Ковид-19 перед Китаем стояло множество серьезнейших проблем, которые при любом руководстве в Пекине можно будет успешно решить только за счет присоединения к себе в том или ином виде новых территорий и овладения богатыми природными ресурсами. Без этого Китай не сможет дальше успешно развиваться, и не менее успешно противостоять США в их стремлении сохранить собственную мировую гегемонию, и не подпустить к ней китайцев.

Если посмотреть на географическую карту, то присоединить эти новые территории, да еще обладающие богатыми природными ресурсами можно только в Азии. Они есть в Мьянме, Монголии, Казахстане и России (напомню, что на всей территории РФ за Уралом до Тихого океана проживает около 10 млн. человек в то время, как только в одном из приграничных районов КНР - более 160 млн. человек).

Да, подтверждено соглашениями некое урегулирование вопроса о нынешнем прохождении российско-китайской границы, но в Пекине уверены и всегда это ранее подтверждали: граница эта была навязана в результате «несправедливых» договоров 1858–1860 годов с российским царским правительством. Поэтому если власть в Москве по каким-то причинам ослабнет или сменится на более либеральную, Китай не просто может предъявить территориальные претензии к России, но и реализовать их на практике.
Когда в канун Нового года руководители России и Китая провели между собой видео-саммит, и пообещали и дальше укреплять двусторонние отношения, то создавалось впечатление взаимного согласия в игре по сути дела «в одни ворота». То есть оба первых лица фактически подтвердили, что в нынешнем году все будет также, как в прошлом - и даже еще более интенсивно. А ведь реально создавшиеся с февраля прошлого года экономические отношения между двумя странами намного более выгодны для Китая, поскольку он получает из России природные ресурсы и военные технологии по очень низким ценам (а по более высоким и «справедливым» Пекин ничего покупать у Москвы никогда не желал).

Интересен здесь и удивительный феномен «ожидания благодарности» Москвы от Пекина за проведение подобной политики. Так вот ни после Крыма, ни с момента начала нынешнего российско-украинского военного конфликта Китай ничем России ни разу не помог. Американцы не раз заявляли, что КНР ничем не содействует России в преодолении западных санкций. Причем сам Китай эти санкции практически полностью соблюдает и выполняет, о чем не раз заявляло высшее китайское руководство как бы его не считало своим союзником руководство российское.

При всем, очевидно, российском желании Китай не поставляет для боевых действий против Украины (или всего «коллективного Запада» - как кому приглянется больше) необходимые той системы оружия, в частности беспилотники (в то время, как Украина использует современные виды китайских разведывательных беспилотников). Да и практически по всем именно принципиальным и ключевым позициям Китай строго дистанцируется от РФ касательно любых сюжетов, имеющих отношение к украинскому военному конфликту.

Много раз на всех уровнях подтверждалось, да и не нужно это закреплять где-то в совместных декларациях, что для Китая отношения с Западом намного важнее, чем с Россией. Замечу также, что Пекин является союзником Москвы больше на словах (хотя и это немало с учетом того, как ведут себя по отношению к России «коллективный Запад» и особенно Соединенные Штаты), да еще и отговаривает от помощи РФ другие страны, на которые имеет серьезное политическое, и особенно экономическое влияние (среди них – Пакистан, Казахстан, КНДР и Камбоджа, часть из которых и вовсе поставляет оружие Украине).
Не оказывает России Китай и ровным счетом никакой политической поддержки, особенно по принципиальным для России вопросам. Да, опять-таки неплохо, что не выступает против России, но по многим пунктам Китай занимает нейтральную позицию, в том числе и по Украине, что Россия воспринимает весьма болезненно. А если обратить внимание на словесные эскапады в различных международных организациях, то российские представители всегда говорят о том, что Запад угрожает «России и Китаю», а вот китайцы «за компанию» никогда не упоминают Россию вовсе, а традиционно обвиняют Запад в угрозах только КНР.
Подобный политический курс, думаю, ничего Москве хорошего не принесет, и ставит ее изначально в весьма унизительное положение. Причем параллельно с этим Россия устами своих руководителей постоянно дает понять, что готова в «любой момент» вернуться к «диалогу с уважаемыми партнерами», то есть фактически пойти на попятные в отношениях с США и Западом. Это все прекрасно видят в Пекине, правильно оценивают происходящее, и стараются при любом удобном случае максимально дистанцироваться от реальной, а не словесной поддержки РФ на международной арене.

Ни на Запад, ни на Восток. Но тогда куда же все-таки?

Можно ли усидеть сразу на двух стульях, каждый из которых периодически самими же российскими руководителями упорно расшатывается? Пока можно констатировать лишь то, что подчиненное и зависимое положение и от Запада, и от Китая (по большей части) не приносит России по большому счету никаких осязаемых дивидендов. К тому же полная ориентировка именно на Китай вредит – и немало - отношениям России с другими азиатскими странами, которые в принципе могли бы быть для нее реальными, а не «выжидающими» союзниками.

Замечу, что в последних партийных документах Компартии Китая четко и ясно определено, что КНР уважает суверенитет и территориальную целостность всех государств планеты. А это значит, что Украина должна не просто существовать, а с возвращением в ее состав всех тех территорий, которые сегодня включены в состав России. То же самое касается и всех остальных территорий, которые после распада СССР провозгласили либо полную, либо частичную независимость (Южная Осетия, Абхазия, Приднестровье, Нагорный Карабах).

Опять-таки на словах Китай стремится к развитию и укреплению влияния в мире таких крайне аморфных структур, как БРИКС и ШОС. При том, что на практике ни та, ни другая организация по реальному весу ни на что в мире не влияет, да и задачи такой перед ними не стоит. Особенно при условии наличия желания у Пекина укреплять свои позиции в ООН, проталкивая на руководящие посты в ее структурах своих представителей, а также во Всемирной Торговой Организации, где КНР – один из главных глашатаев всемирной глобализации (чем позиция Пекина полностью совпадает с позицией Вашингтона и коллективного Запада).

И здесь возникает самый болезненный вопрос не только для России, но и для тех стран, которые с ней по-прежнему находятся в единых политических, военных и экономических союзах, в том числе и Казахстана. Есть ли у Москвы реальные шансы и возможности, чтобы переключиться на другие страны в Азии в развитии двусторонних отношений, и хотя бы в чем-то снизить свою одностороннюю зависимость от Китая, который по сути дела умело пользуется полнейшим тупиком, в котором нынче оказались отношения РФ и Запада?

Думается, что при том контингенте принимающих решения в российских верхах ни фундаментальный разрыв с Западом со стороны Москвы, ни хотя бы частичная переориентировка на «не Китай» в Азии вряд ли возможны. Ведь для этого нужно предложить тем же странам Азии, Африки, Латинской Америки что-то выгодное прежде всего для них. Но никаких «морковок» в запасе в этом направлении у Москвы до сих пор не просматривается.

А те же постсоветские страны Центральной Азии всегда и во всем будут теснее взаимодействовать с тем, кто сильный, последовательный в проведении своего внешнеполитического курса. Да к тому же имеющим финансовые и экономические рычаги, с помощью которых и с коллективным Западом, и с Китаем вести дела намного прибыльнее, чем с ищущей свое «новое место» в сумбурном и нестабильном мире Россией.

А что будет, если Россия пересмотрит свою позицию по Тайваню? Вряд ли такое может произойти

Есть ли у России какие-то шансы стать менее зависимой от Китая, и в то же время укрепить связи с другими азиатскими странами, находящимися с КНР не в самых тесных отношениях? Думается, что для этого надо прежде всего отойти от явно догматического понимания того, что сегодня происходит в мире, и соизмерить свои собственные возможности с тем, где имеющимися средствами вполне можно было бы добиться выгодных для себя условий проведения собственного внешнеполитического курса.

Так, к примеру, Россия могла бы поставить свое отношение к де-факто существующему суверенитету Тайваня в прямую зависимость от того, как Китай относится к Украине, Крыму, республикам Донбасса. Если Китай ничем не поддерживает РФ в украинском вопросе, то совершенно непонятно, почему Россия в одностороннем порядке по всем сюжетам, связанным с Тайванем и его возвращением в состав КНР неизменно поддерживает Пекин.
Ровным счетом ничего Россия не выигрывает от поддержки – причем безоговорочной Китая по территориальным спорам со странами Южной Азии и АСЕАН в Южно-Китайском море и на границе с Индией. Находясь в конфликте с Западом, России также вряд ли стоит оголтело поддерживать Пекин после создания нового союза в Тихом океане под названием АУКУС с участием Австралии и США. Потому как союз этот направлен против КНР, а России он вообще не касается (с Украиной бы разобраться). А за свою поддержку КНР в этом вопросе Москва ничего – даже минимально - не получает от Пекина.

Также надо очень тщательно оценивать явно про-китайскую пропаганду, которой пестрит нынешняя российская пресса. Совершенно однозначно можно констатировать, что китайские товарищи прекрасно работают на российском информационном поле, «подкармливая» целый ряд журналистов и изданий РФ с тем, чтобы они создавали у российских граждан впечатление, будто без КНР и ее помощи Российская Федерация попросту не сможет обойтись. Но в таком случае должен последовать на подобное поведение в хотя бы нейтральном виде «указ сверху». А дать его на сегодняшний день некому, потому что если «ты против Запада», то должен быть «только за Китай».

Опять-таки возвращаясь к проблеме Тайваня, России было бы выгодно, чтобы нынешняя ситуация «ни войны, ни мира» в отношениях между Тайбэем и Пекином сохранялась как можно дольше. Это позволяет части китайской армии находиться на Тихоокеанском побережье, а не на границах с Россией и Казахстаном. Да и чем хуже отношения КНР и Запада (как бы цинично это не звучало), тем выгоднее и России, и той же Индии.

Также, как присоединение Украины и Белоруссии к России, так и присоединение (пусть пока гипотетическое) Тайваня к КНР на порядок усилит влияние Москвы и Пекина в мире. А это приведет неизбежно к еще более специфической политике КНР в отношениях как с Россией, так и с ближайшими географическими соседями из числа постсоветских стран. Не очень пока просматривается вариант, при котором Китай мог бы в короткий срок взять под свой контроль Тайвань с помощью широкомасштабной специальной военной операции.

Даже если Соединенные Штаты не будут оказывать Тайбэю помощь своими вооруженными силами, сама армия Тайваня с американским оружием может нанести очень значительный урон армии КНР. А вспышка крупномасштабного конфликта в Тайваньском проливе гарантировано приведет к обрушению всей все еще существующей конструкции безопасности как в районе Тихого океана, так и всей Азии.

Почти на сто процентов можно предвидеть, что работающая нынче идея Пекина
«одна страна – две системы» для Гонконга и Макао совершенно не приемлема для Тайваня. При этом чем больше Пекин будет проявлять нежелание рисковать военным штурмом мятежного острова, тем менее вероятно, что такая операция вообще когда-нибудь состоится.

Да, китайские вооруженные силы по приказу политического руководства в Пекине в любой момент могут ввести морскую и воздушную блокаду Тайваня (как это сделали американцы с Кубой по время Карибского кризиса в 1962 году). Принимая во внимание тот факт, что экономика Тайваня полностью зависит от ввоза сырья, продовольствия и тех же вооружений, а население острова имеет один из самых высоких уровней жизни в регионе, это могло бы заставить Тайбэй начать некие мирные переговоры о возможном объединении с континентальным Китаем.

В этой ситуации многое, если не все будет уже зависеть от позиции Соединенных Штатов, которые могут максимально «вписаться» за Тайвань, и разгромить китайский флот (но не все вооруженные силы). Если же Китай решит высадить крупномасштабный десант на Тайвань, то многое будет уже зависеть от продолжительности военного столкновения Тайбэя и Пекина. Думаю, что за короткий срок захватить Тайвань китайцы не смогут. Да и США сразу же введут все виды санкций против Пекина, да еще принудят это сделать своих ближайших союзников (как это произошло с конфликтом между Россией и Украиной).

Правда, санкции против экономики России (которая составляет всего 2 процента от мировой) – это не вероятные санкции против КНР (более 16 процентов). Потому как от них куда больше пострадает сам Запад, включая и сами США с Тайванем. Именно по этой причине пока военного столкновения между Китаем и Соединенными Штатами удается избежать. Но той же России вполне уместно было бы прекратить по любому поводу твердить о том, что Тайвань – это часть Китая (если Пекин не считает, и не собирается признавать Крым и остальные бывшие регионы Украины частью России). Хотя чтобы именно так произошло, должен будет полностью смениться менталитет тех, кто управляет российской внешней политикой.

Для соседних же с РФ стран, в том числе Казахстана, любая напряженность в отношениях России как к коллективным Западом, так и с КНР – это лишняя головная боль, с которой они сами справиться вряд ли будут в состоянии. И то, что российская азиатская политика после начала российско-украинского военного конфликта существенно переориентировалась именно на Китай, снижает как возможности постсоветских республик Центральной Азии проводить более сбалансированную политику в регионе, так и делает их еще более зависимыми от политических и экономических интересов Поднебесной.

 

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...