Водный вопрос | Деловая неделя
18 августа 2022 | выходит по пятницам | c 1992 года

Водный вопрос

15.10.2021 09:49:58
№: 38 (1441)
Острее земельного?

«ДН»

НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев принял участие в международной конференции «Пути достижения целей Парижского соглашения и углеродной нейтральности Казахстана», которая состоялась в городе Нур-Султане. Мы не будем говорить много о достижении «углеродной нейтральности», поскольку нам до нее, как до Луны (министр экологии Брекешев заявил, что для этого за 40 лет нужно вложить $650 млрд. или $16 млрд. в год, которых у нас, честно говоря, не наблюдается). Куда больший интерес вызывают слова Токаева о водной проблеме, которая для нашей страны с каждым годом все обостряется. Правда, судя по словам того же президента, решить этот вопрос самостоятельно наша страна не может. Тем временем, международные эксперты уже прогнозируют масштабное бегство населения страны с юга, где воды уже сейчас недостаточно, на север – где ее побольше. Впрочем, возможно, это тоже не на долго: российские власти готовы предоставить около миллиона гектар сельскохозяйственных угодий Узбекистану, и, по предварительным прикидкам, это может быть в приграничных с нашей страной регионах, где традиционное для узбеков поливное земледелие может дополнительно сократить транзит воды к нам через притоки Тобола и Урала. Нечем похвастаться и Иртышу, сильно обмелевшему благодаря интенсивному развитию Китаем сельскохозяйственной отрасли приграничного СУАР. Об уровне доверительности и «договороспособности» наших стран сегодня ярко свидетельствует ситуация с зависшими на китайской границе около 5,000 контейнерами. Пока Нур-Султану не удалось решить водный вопрос и с южными соседями - Кыргызстаном и Узбекистаном. Да что говорить, даже внутри страны вопрос снабжения водой населенных пунктов является таким же рукотворным кризисом, как и топливный.

Одним из наиболее знаковых событий этого лета стала засуха на юге и юго-западе страны, наиболее остро проявившаяся в Мангистауской области, где недостаток воды спровоцировал массовую гибель домашнего скота. 22 сентября, во время поездки в Актау, Касым-Жомарт Токаев раскритиковал местных чиновников за ситуацию с водоснабжением, в то время как регион строит один из другим дорогостоящие объекты и тратится на другие цели, «не важнее решения проблем с водообеспечением».

«В своем Послании я поручил построить опреснительный завод в поселке Кендерли. Правительство совместно с фондом «Самрук-Казына» должно до конца 2024 года запустить завод. Не решена проблема с обеспечением доступа к качественной питьевой воде в сельской местности. В области 12 сел, или 20% от общего количества сельских населенных пунктов, не обеспечены питьевой водой. В этом году планируется обеспечить питьевой водой только четыре села. Это очень низкие темпы. Поручаю акимату региона до конца следующего года обеспечить питьевой водой все 12 сел», - сказал он. Токаева возмутил непрофессионализм чиновников при реализации проекта по увеличению мощности опреснительного завода «Каспий» и рост его стоимости. Его он поручил завершить до конца следующего года, предупредив, что «к 2025 году потребность в воде вырастет». Также для решения проблемы с водообеспечением уже города Актау он поручил правительству и акимату региона в срочном порядке разработать документ со страшным названием «Оперативный план мероприятий по модернизации комплекса «МАЭК-Казатомпром».

Впрочем, как оказалось, проблема водоснабжения в Мангистау еще не самая тяжелая. Куда большее количество людей не имеют нормального доступа к воде в других областях страны. Об этом можно узнать из презентованной на этой неделе министерством индустрии и инфраструктурного развития интерактивной карты водообеспечения сельских населенных пунктов, доступной по адресу auylsu.kz. Сообщается, что «карта отражает актуальную ситуацию по таким параметрам, как обеспеченность водоснабжением, финансирование, потребность в средствах, количество населения, протяжённость, износ». Ну, и главные проблемы со всем этим, сразу же выделены в легенде карты. Согласно ей, из общего количества сельских населенных пунктов (СНП) в 6,316 с населением 7,694,566 человек не имеют доступа к услугам водоснабжения 1,863 села, где проживает 708,984 гражданина. Получается, что 9,2% жителей сел не могут пользоваться централизованным водоснабжением. Причем, речь идет не о совсем маленьких селах, куда слишком сложно или дорого тащить коммуникации, в селах с населением до 200 человек, не охваченных доступом к воде, проживает лишь 86 тысяч казахстанцев, в то время как 621 тысяча обделенных живут в населенных пунктах с большим количеством населения. Еще одна шокирующая цифра: из 55 тысяч километров водных сетей по стране, изношены уже 73,3%(!). То есть в любой момент количество лишенных доступа к воде сел может быстро возрасти – инфраструктура ее доставки сильно изношена.

В региональном разрезе хуже всего обстоят дела в Туркестанской области, где 19,6% сельских населенных пунктов не охвачены водоснабжением. В 164 селе бывшей ЮКО, где проживает около 140 тысяч человек, нет нормальной воды. Это не так много в процентном соотношении от двухмиллионного населения области, однако, в абсолютных величинах это равно населению областных центров, вроде Талдыкоргана. Тяжелая ситуация в Западно-Казахстанской области, где водоснабжения нет в 45,5% сельских населенных пунктов (194), где проживает около 38 тысяч жителей, или 5,8% ее населения. Высокие цифры населения, не охваченного водным снабжением не только на юге, где кроме Туркестанской области без воды сидят 121 тысяча сельчан Жамбылской области, но и, неожиданно, на севере страны. В Костанайской области почти половина мелких сел сидит без снабжения водой, и проживает в них 93 тысячи жителей. Немного лучше ситуация в Акмолинской области, где почти 79 тысяч граждан не имеют доступа к воде в 225 селах из 590. Стоит ли удивляться, что аналитики Всемирного банка прогнозируют масштабную «водную миграцию» в нашей стране к 2050 году, то есть через 30 лет. Согласно их подсчетам, в Центральной Азии около 2,4 миллионов человек будут вынуждены покинуть свои дома из-за дефицита воды и переместиться в районы, где она будет более доступна.

«…Северные регионы Казахстана, включая столицу и Караганду, станут точками притяжения для климатических мигрантов, которые отправятся туда в поисках нового места для жизни, - цитирует доклад сайт vlast.kz. - Южные регионы Казахстана - отдельные районы в Кызылординской, Туркестанской, Жамбылской, Алматинской областях, а также некоторые участки в Карагандинской, Актюбинской и Мангистауской областях их жители наоборот будут вынуждены покинуть из-за возрастающего дефицита воды и ухудшающихся условий для ведения сельского хозяйства».

Замедлить реализацию этого печального сценария может сокращение выбросов CO2 по всему миру, и «принятие всех мер для достижения температурных целей Парижского соглашения по климату». Кроме того требуется «подготовка к каждому этапу внутренней миграции для того, чтобы она привела к положительным результатам в области развития регионов». Понятно, что снижение выбросов углерода – это глобальная задача, но политические усилия национальных правительств по защите своих граждан от дефицита чистой воды также важны. В этом плане, Нур-Султан демонстрирует скорее пессимизм, чем решительность.

Во всяком случае, именно это видится нам в следующей цитате Касым-Жомарта Токаева, сказанной на международной конференции «Пути достижения целей Парижского соглашения и углеродной нейтральности Казахстана»: «По данным ООН, в связи с глобальным потеплением и антропогенным воздействием мировой дефицит воды к 2030 году может достичь 40%. Водная безопасность РК во многом зависит от гидрологического и экологического состояния трансграничных рек. Сегодня наблюдается снижение объемов поступающей воды из сопредельных стран. Это приводит к нарушению естественного водного баланса рек и озер, а также к ухудшению экологического положения в ряде регионов РК. Под эгидой ООН принят ряд международных соглашений, регулирующих вопросы охраны и использования трансграничных водотоков. Думаю, назрела необходимость координации усилий по фактическому выполнению международных обязательств, путем расширенного диалога и сотрудничества. В этом вопросе мы рассчитываем на поддержку партнеров и международного сообщества». То есть мы видим, что наши власти просто констатируют снижение поступления воды от соседей, и очень рассчитывают на международное сообщество в том, чтобы наши соседи «фактически выполняли» свои обязательства. Это, на наш (возможно, и дилетантский) взгляд – констатация бессилия.

Выкладки экспертов по климату и водным ресурсам неутешительны и для продовольственной безопасности страны. «Казахстан входит в десятку крупнейших производителей пшеницы и экспортирует до 7 млн. тонн пшеницы в год. Однако, при реализации негативного сценария уже к 2030 году, урожайность пшеницы может снизиться почти на 40%. По данным Программы развития ООН, за 2020 год в условиях ожидаемого климата 2030 года урожайность мировой пшеницы в среднем по семи исследуемым областям – Акмолинская, Актюбинская, Западно-Казахстанская, Карагандинская, Костанайская, Павлодарская и Северо-Казахстанская области – составит 63-87% от ее современного уровня. Учитывая, что Казахстан является единственной страной-экспортером, это неизбежно создаст угрозу продовольственной безопасности всего региона. Это простой практический пример того, что борьба с изменением климата – это наше общее и крайне важное дело, - отметил Токаев, но затем ударился в оптимизм. - Следует четко понимать – точка невозврата еще не пройдена, действия стран и правительств все еще могут влиять на изменения климата и его стабилизацию». Мы же повода для этого оптимизма особенно не видим: как же наши власти смогут заставить делиться водой соседей, если они не могут обеспечить уже имеющейся водой села по всей стране?

Тем более, что количество воды от соседей будет, судя по всему, только сокращаться. Опрошенные российскими журналистами эксперты уверены, что узбекские фермеры могут вести свое хозяйство в рамках сотрудничества с Россией, главным образом, в приграничных с Казахстаном областях РФ. Так, сотрудник сектора Средней Азии Центра изучения проблем стран ближнего зарубежья Российского института стратегических исследований Иван Ипполитов в интервью сайту Gazeta.ru предположил, что Россия может отдать во временное пользование Узбекистану территории Южной Сибири вблизи границы с Казахстаном, находящиеся в Оренбургской, Челябинской и Омской областях. «Почва в этих регионах плодородная, но нестабильная. Это суровая степь и лесостепь с серьезными зимними морозами и продолжительными летними засухами с непредсказуемым объемом осадков. Насколько такие условия окажутся выгодными для Узбекистана – большой вопрос», — подчеркнул эксперт. Также он добавил, что традиционному узбекскому сельскому хозяйству «нужны большие запасы воды». «Узбекское сельское хозяйство – поливное. Без использования системы искусственного орошения взрастить какие-либо культуры там очень сложно. В горных районах на определенных высотах выпадает достаточное количество осадков, однако на основной равнинной части страны необходимо орошение посевов», - отметил Ипполитов. И тут надо напомнить, что не все реки в нашем приграничье текут в Россию, мы также получаем оттуда воду – часть истоков Тобола и весь Урал, обмеление которого уже стало природной катастрофой – текут из России. Если забор из этих артерий еще усилится, то последствия могут оказаться весьма печальными и бегущим с юга страны просто не найдется места на севере…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...