Нетрудоустройство | Деловая неделя
13 апреля 2021 | выходит по пятницам | c 1992 года

Нетрудоустройство

Кто, и кого берет сегодня на работу по всему миру?

05.04.2021 12:49:09
№: 13(1416)

На любую занятость, на любую должность, но, конечно же, желательно получше оплачиваемую, непыльно-комфортную, и если получится – то и престижную. То, что было в этом плане «до вируса», не играет нынче большой роли. Жизнь вроде как кардинально поменялась, и то, что было ранее приоритетным и привлекательным, сегодня либо вообще не котируется, либо настолько стало оторванным от реалий повседневности, что никого больше не интересует.

Разумеется, стоит учитывать и сильнейший крен в профессиональном распределении рабочих мест по всему миру. Те же отрасли туризма, развлекательно-концертного жанра, музыки и театра надолго выпали из числа желанных и престижных занятий. В то же время поголовное увлечение так называемой удаленкой, когда человек сидит где-нибудь на Канарах-Мальдивах, и кликает по клавишам, выполняя некую «особо ответственную работу» по заказу точно таких же «ответственных заказчиков» привело к желанию многих людей (особенно молодых) больше постоянной работой «с девяти до пяти» вообще себе голову не заморачивать.

Наконец, полностью перевернутым с ног на голову оказалось само понятие «работы» и «трудоустройства». Посмотрите какое число развелось нынче так называемых «блогеров» (то есть безработных, имеющих доступ к компьютеру). Не скрывая, и не стесняясь пишут подобное с позволения сказать «основное занятие» под своей фамилией. И другим пытаются внушить, что именно и надо так нынче трудиться. Без всяких начальников, только согласно кликам-пшикам не пойми кого. А уж рекламодатели за эти самые тычки по клавиатуре непременно тебе неплохо заплатят. 

Кадровики или компьютер: кто при найме на работу для будущей истории более ценен? 

И все же пока еще (не знаю, как долго подобная тенденция будет сохраняться) основная масса вновь ищущих работу делает это исключительно через обычные методы и способы, которые являются чуть ли не обязательными и обыденными по всему свету. Заходят на электронный сайт компании или организации, ищут сообщения об имеющихся вакансиях, и, найдя нечто подходящее, подают туда свои документы.

Я сейчас не буду говорить о самом основном и важном методе поиска работы - личных связей, потому что без них вообще никакой – даже очень невзрачной работы в современном мире не получить. Об этом - чуть позже, а пока - то, что делают сотни миллионов людей по всему миру. Подают свои документы на образовавшиеся вакансии, и ждут, что некий им неизвестный кадровик (который, кстати, может находиться вообще на другом краю света, и связываться с потенциальными кандидатами на работу исключительно по интернету) позвонит вам, чтобы провести некое «работообещающее интервью».

Традиционно после подачи документов должно пройти какое-то время, за которое кандидата либо на такое место находят, либо (там, где более или менее цивилизованное отношение к кандидатам) не попавшему на должность кандидату по электронной почте сообщают, что его или ее без объявления причин «не выбрали». А это значит, что надо подавать на несколько должностей одновременно в разные места, чтобы где-то, и что-то хотя бы минимально «щелкнуло», и твое существование на этой земле как-то заметили.

Если фирма небольшая, то кадровик может вполне справиться с 10-15 пакетами документов, и провести отбор в достаточно короткие сроки. А что делать, если компания среднего, или паче чаяния – крупного масштаба с довольно большим числом сотрудников, да еще приличной квалификации? Ведь просеять десятки и сотни резюме кандидатов даже целому отделу кадровиков будет очень даже затруднительно. Не говоря уже о том, что личностный фактор в этом отборе изначально сводится к минимуму. Ведь документы в спешке смотрят обычно «наискосок», и соответственно многих даже с виду приличных кандидатов элементарно не заметят.

И вот теперь, чтобы подобную перегруженность кадровых служб средних и крупных компаний снизить, целый ряд компьютерных структур США разработали специальные рекрутинговые программы. Цель которых - именно с помощью компьютеров просеять потенциальных кандидатов. И вывести на итоговое интервью двух-трех человек, с которыми и будет беседовать (но тоже вовсе не обязательно, что живой человек, а не машина). В чем подобная проблема заключается?

Подает кандидат свои документы в электронном виде на ту или иную должность, а просеивает их исключительно компьютер с заложенной внутрь программой «определения подходящего сотрудника согласно его личному и профессиональному профилю. Что это такое? Если кандидат не знает об этом, то даже минимально не сможет ни подготовить в нужном компьютеру виде документы, ни уж тем более получить шанс быть просеянным на личное интервью.

Причин тому очень много. Так, компьютер в документах отсеивает тех, кто из описания должностных обязанностей упускает то или иное обязательное слово или группу слов. Скажем, написано в описании работы «уметь взаимодействовать с потенциальными клиентами маркетинговой службы в условиях, максимально приближенных к стрессовым». Значит точно так же надо писать в своем резюме, что ты именно для этого подходишь. Не будет всей этой фразы – компьютер тебя отправляет автоматически в корзину спама. И так – везде, и по всем позициям.

Далее – составление психологического портрета новоявленного кандидата. Расписывая свои достоинства и прежние достижения, человек традиционно пытается сам себя расхваливать и выдавать многие свои даже минимальные прошлые успехи за какие-то невероятные достижения. Которых на самом деле не было и нет. Компьютер же на основании подобных фраз и словосочетаний составляет психологический портрет возможного кандидата, который не каждому начальнику – даже не знающему кандидата - подойдет.

Но и особо скромничать кандидату нельзя. Если человек уповает на то, что при личном интервью с живым кадровиком он себя продемонстрирует во всей красе, то до личной беседы дело ведь может и вовсе не дойти. Раз товарищ скромный – значит, за интересы компании вряд ли будет готов сражаться с конкурентами. А раз не будет сражаться - так зачем нам такой сотрудник-мямля нужен? Да к тому же далеко не факт, что личное интервью с тобой будет проводить именно живой человек.

Опять-таки это может быть именно компьютер - только уже с другой заложенной в него программой. Которая сначала засыплет тебя письменными тестами, а затем при личной беседе станет задавать такие вопросы, что тебе станет не по себе. Ведь беседовать с тобой будет не пойми кто, не пойми откуда, и не пойми по большому счету о чем. Особенно часто кандидаты теряются, когда с ними беседует даже живой человек, но сидящий где-нибудь в Индии или на острове Фиджи под пальмой. И спрашивает тебя о том, почему тебя уволили с предыдущей работы, и что ты будешь делать, если то же самое с тобой произойдет на том месте, куда ты в данный момент стремишься?

Многие кандидаты в Америке весь этот компьютерный вариант найма категорически отвергают. Но компаниям - тем более в условиях сокращения персонала и доходов - дешевле купить компьютерную программу для подобного найма новых сотрудников, чем нанимать живых кадровиков. Которые еще далеко не факт, что сделают свою работу лучше, чем электронная, и запрограммированная машина. Пусть и без души и учета личностного фактора, но это будет все равно дешевле, и с виду надежнее. 

Как попасть в международные дезорганизации? 

Особый разговор – о так называемом найме персонала в многочисленные международные организации. Под кадровую систему которых стремятся подстроиться и ведущие международные неправительственные организации, крупные министерства и ведомства. А также различные властные структуры по типу администраций президентов, премьер-министров, королей и эмиров с ханами. Не секрет, что миллионы молодых людей по всему свету мечтают попасть в нечто подобное ООН или Всемирному банку, думая, что там они найдут себе финансовую стабильность, престиж и нечто недостижимое для обычных рядовых граждан.

Самое интересное во всех этих структурах то, что толком ни на одном их сайте вы никогда не узнаете четкие и ясные правила и критерии, по которым они комплектуются. Кого туда действительно берут на работу, за какие заслуги, и стоит ли тратить время и силы на заполнение многочисленных анкет, когда для даже минимальных шансов попасть туда кандидату надо заниматься совсем другими вопросами. К профессиональной подготовке и знаниям ищущего работу не имеющим никакого отношения.

Между тем система там в принципе одна и та же, и вновь она представляет из себя комбинацию компьютерного отсева и живого личного отбора, который опять-таки на финальной стадии зависит вовсе не от знаний или умений кандидата, а от элементарного блата в той или иной форме. И все же… 

Сам процесс отбора в любую международную организацию начинается с самого вроде бы демократичного и банального – заполнения анкеты. Приглашаются к подаче документов абсолютно все, кто себя чувствует достойным такого. Причем частенько заостряется внимание на то, что «представители недопредставленных стран», а также женщины якобы будут иметь преимущества при рассмотрении поданных документов. А значит, прочитав описание должности, и прикинув свои собственные способности, миллионы юношей и девушек заполняют анкеты, посылают их в электронном виде – и ждут чуда.

Но оно почему-то и по каким-то странным причинам никак не наступает. В чем дело? Ну, во-первых, на каждую вакансию даже невысокого ранга подается несколько тысяч пакетов документов со всего света. Отобрать среди них какого-то подходящего кандидата в принципе вообще нереально. Что машине, что живым людям. И здесь совершенно бессмысленно рассуждать, какая кадровая система в подобной ситуации будет более, а какая - менее эффективной. Это просто невозможно изначально, и потому все дальше решает чисто личностный фактор.

Однако те, кто подал документы в электронном формате, обо всем этом не должны, да и не будут знать. Тем более о том, что из анкеты просеивает их данные не живой человек, а компьютер. Со всей той же программой на поиски ключевых слов (или наличие их, или отсутствие), отдельных абзацев, которые должны быть в резюме обязательно (а какие не должны - так кто же вам скажет?), и прочее. 

То есть компьютер сразу же отсеивает тысячи желающих и анкеты заполнивших просто за то, что где-то, как-то не так одно слово сопрягается с другим, или вовсе отсутствует. Да, именно компьютер решит, попадаете ли вы в число 15-20 потенциальных кандидатов, у которых все слова и фразы будут правильно с точки зрения электронной системы, и в нужном ключе упомянуты.

А затем уже возникает вполне резонный вопрос: так откуда же простой человек, не работающий в этих системах, может знать, что надо, а что - не надо вписывать? Какие слова ловит компьютер, а какие - пропускает мимо своих «электронных ушей»? Да никак и никто не может знать всего подобного, если внутри такой организации у вас нет знакомого, родственника или человека, который по каким-то причинам (а они, как вы понимаете, могут быть очень разными – от денег до чувств особой личной привязанности) готов будет вам со всеми этими хитростями помогать бороться.

Так что учтите заранее: если таких нет – то и заполнять анкеты и ждать ответа теоретически можно. Но лучше впустую время не тратить. Ни на заполнение анкет, ни на ожидания, чтобы потом очень сильно не разочаровываться. 

А мне этот товарищ-господин очень хорошо известен… 

И вот тем самым отсеченным компьютером на «повышенные шансы на работу» дают письменный тест на пару страниц для раскрытия заданной темы. Но вот вопрос: как его можно успешно написать, не зная четких правил и основных запросов той же ООН или одной из ее соответствующей структур? Что и как в таком эссе надо изложить? Кто тебе об этом расскажет? При этом, что естественно, носитель английского языка всегда и при всех остальных моментах будет иметь преимущества перед человеком, даже на «отлично» изучавшем английский язык в школе или языковом вузе.

И вот тест оценен, большая часть кандидатов отсеивается, и остаются только три счастливчика. В любой структуре ООН всегда среди них должна быть как минимум одна женщина, а еще лучше – две. Зачем, что за дискриминация? Женщины, видите ли, недопредставлены в международных структурах. Ну и что из этого? А кто сказал, что это как-то может влиять на профессиональное содержание работы кандидата? Да никто - просто такие нынче «политические правила».

Затем из этой тройки начальник структуры, отдела или подразделения, куда должен пойти кандидат, выбирает окончательно себе будущего подчиненного. Каким образом? Да чисто по собственному желанию – или «по совету» старших. То ли своего начальства, более высокого, чем он сам, то ли личных друзей и приятелей в самой ООН. А может быть звонок на уровне президента или премьер-министра, министра иностранных дел страны, которую один из кандидатов представляет, и тогда именно такого человека возьмут на работу.

Да, во всех международных организациях существуют квоты по странам, которые жестко заполняются и контролируются самим государством через своих постоянных представителей. То есть заполняются они не по вышеупомянутому конкурсу, а по близости к властям в своей собственной стране. И уже сама страна- а точнее ее руководство - решает, кто достоин занимать то или иное квотное место от нее. А это, как вы понимаете, может быть только очень высокопоставленный, либо очень близко к еще более высокопоставленным чиновникам человек. И уж никак не рядовой гражданин – даже сверхумный и талантливый кандидат.

И здесь во всей этой кадровой чехарде на первый план выходят все-таки не вслепую работающие компьютеры, не кадровики-собиратели папок с разными документами и резюме, а элементарный личный блат. В любом проявлении, и решающий вопрос вне зависимости от того, кто там, и через какие кадровые барьеры уже прошел.

Сама информация о том, что есть некая должность, куда ты хочешь попасть иногда известна задолго до ее вывешивания на сайте организации. Как об этом узнать? Если внутри у тебя нет высокопоставленного чиновника-приятеля - никак. Далее- рекомендация тому, кто будет с тобой проводить собеседование, информация о том, как надо писать эссе, что включать в него, какие важные слова из его текста ловит и пропускает компьютер - и на финише еще надо попытаться сделать звонок тому, кто решает в конечном итоге твою судьбу с просьбой «подойти к вопросу правильно».

А теперь ответьте: может таким будущим работником стать даже самый гениальный специалист со всеми своими уникальными знаниями, навыками и дипломами, если у него нет подобных знакомств? Конечно, нет. Таковы негласные и нигде не публикуемые «правила кадровых игр в международные организации», где просто в силу созданной системы не может быть ни одного «просто» человека – на любом посту, и в любой точке мира.

И поэтому не надо удивляться тому, что все мало-мальски приличные должности в государственных и частных учреждениях, солидных компаниях, где хорошо платят и вкусно «кормят», раздаются всегда и везде только близким, знакомым, их знакомым, родственникам, одноклассникам и соседям по резидентурам или даче с кондоминиумом.

Так надежнее, так привычнее, так есть всегда возможность отвечать всем, а не только одному за тот или иной просчет. И награждаться также удобнее всем вместе. Тем более, что в случае достижений желающих разделить большую радость куда больше, чем отвечать за провал или неудачу. Возьмите любую администрацию что в Америке, что в России, что в любой европейской стране. Кто и как, а главное- за что там получает командирские должности? Они что, подают на какие-то конкурсы документы? Заполняют по ночам анкеты? Ну да, так поступают с невысокими чинами, да и то – больше для проформы. Потому что и они, чтобы даже подать резюме или добиться собеседования, включают все свои «контактные возможности». Чтобы кто-то весомый в этом мире обязательно порекомендовал, подтолкнул и, может быть, даже за тебя лично поручился.

Нынешнее вирусное безумие породило большие ожидания по поводу полной смены декораций в решении любого кадрового вопроса. Ведь начальнику при удаленке какая разница, кто где сидит, и кто каким образом строит свой рабочий процесс? Главное – это результат. Но не надо строить иллюзий: все это – только для в той или иной форме обслуги, малого частного интернет-дохода. Все же остальное, что посущественнее «по кадрам» по-прежнему решается только на личном уровне.

Компьютер же в этом деле – лишь чисто техническое подспорье, с одной стороны, в создании внешней видимости какой-то документальной справедливости. А с другой – прекрасный и бессловесный отсеиватель тех, кто на что-то слепо надеется, и свято верит в чудеса кадровой службы. Пусть даже она и дальше будет все более электронной и виртуальной…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...