Черный июль-3 | Деловая неделя
22 октября 2020 | выходит по пятницам | c 1992 года

Черный июль-3

или Тихое признание под прикрытием ботов

16.10.2020 09:45:16
№: 35(1392)

«Вместо того, чтобы смело признать существующий беспорядок, трагедии, преступления,

каждый стремится доказать свою невиновность

и найти алиби, позволяющее уйти от ответственности

за последствия собственных деяний».

Альберт Эйнштейн, ученый

ТЕПЕРЬ, наверное, можно говорить это официально: количество жертв пандемии во много раз выше, чем официально (простите за тавтологию!) сообщает Минздрав. В мартирологе этого ведомства на вчерашний день цифры погибших выглядели так: от COVID-19 - 1,768, от «ковидоподобной пневмонии» - 374, соответственно, вместе - 2,142 казахстанца считаются жертвами пандемии. Однако наш диалог с официальным представителем Минздрава Багдадом Коджахметовым пришел к тому, что он признал и большинство остальных смертей, количество которых на 14 тысяч (если считать по полугодию) или на 23 тысячи (если считать за май-июль) превышает средние показатели, жертвами пандемии. В итоге получается, что у нас теперь есть три разные цифры жертв коронавируса. Первая цифра - те, которые Минздрав считает «точно» следствием COVID-19. Вторая цифра - те, которые Минздрав подозревает следствием коронавируса, которые не плюсуются, а даются отдельно под диагнозом «ковидоподобная пневмония». Ну, и, наконец, третья цифра - те, что тоже скончались от тех или иных последствий COVID-19, но ни в какие официальные списки не вошли, хотя представителю Минздрава пришлось признать связь их гибели с пандемией. Эта третья цифра самая пугающая, потому что выходит, что «коронакризис» в нашей стране унес десятки тысяч жизней…

Три недели назад «ДН» опубликовала материал под заголовком «Черный июль. Смертность от коронаризиса намного выше официальных цифр Минздрава», в котором мы обратили внимание на статистику смертности от комитета по статистике по стране за первые 7 месяцев прошедшего года. Благодаря тому, что цифры позволяют сопоставить данные с прошлыми годами, было заметно, что в мае-июле 2020 года умерло на 23,821 человека (или на 70%) больше, чем в аналогичный период прошлого года. И хотя в месяцы жесткого карантина смертность, наоборот, снизилась, общее количество смертей за полгода все равно превысило прошлогодний показатель на 14 тысяч человек.

Посредством социальных сетей (дело в том, что у министра здравоохранения не было времени провести обстоятельную встречу с журналистами, его хватило лишь на блогеров) мы обратились к официальному представителю Минздрава Багдату Коджахметову с просьбой прокомментировать эти факты. Г-н спикер вначале попытался объяснить превышение в мае-июле поздней регистрацией смертности: «В марте, апреле, мае текущего года ЦОНы были закрыты, в связи с ЧС и карантином. Когда они открылись, в систему начали регистрировать данные о смертности, накопленные за несколько месяцев. Поэтому и вышла такая разница в июле. В данном случае корректно будет сравнивать полугодия. Смертность осталась на том же уровне, что и в прошлые годы. В среднем 10,5-11 тысяч в месяц». Но получил в ответ факты и цифры: «По полугодию рост 17,8%. За полгода умерло на 14 тысяч больше, чем в прошлом году… Плюс жесткие ограничительные меры были сняты еще в мае, а резкий рост (более 100%) смертности был зафиксирован в июле. ЦОНы только на третий месяц внесли корректные данные? Плюс, почему агентство по статистике дало некоррректную разбивку по месяцам? Они ведь обязаны давать информацию по количеству реально умерших за месяц, а не по зарегистрированным в системе умершими в определенный месяц». В итоге г-н Коджахметов коротко пообещал: «Выясню».

Мы подождали 3 недели. Автор этих строк решил, что времени прошло достаточно, чтобы попросить дать ответ и написал следующий пост: «Уважаемый Багдат Коджахметов! Скажите, пожалуйста, удалось ли Минздраву выяснить причину избыточной смертности в Казахстане в 2020-м году? Как известно, за май-июль превышение прошлогодних цифр составило около 23,000 смертей, а по полугодию - 14,000. Просто уже несколько недель прошло с тех пор, как Вы написали мне, что будете выяснять это... Я все еще надеюсь на ответ». Ответ был опять лаконичным, но вполне определенным: «Причина основанья понятна сразу - пандемия коронавируса» (грамматика ответа сохранена - «ДН»).

На уточняющий вопрос («…То есть это все же жертвы пандемии, да?») представитель Минздрава не ответил, зато вместо него под постом случилось целое нашествие комментаторов, которые в немного отличающихся словах писали одно и то же - не поднимайте эту тему, никто не считал, надо дать еще время и прочее. Все эти комментаторы, по случайности, зарегистрировались в Фейсбуке в прошлом году и мало активны в своих собственных лентах.

Это, естественно, дало основание предположить, что перед нами были «бойцы невидимого фронта социальных сетей», а по-простому - боты, которые нанимаются желающими создать нужное впечатление в соцсетях товарищами. Группы ботов - «фабрики троллей» или «ботофермы» - активно используются в соседней России, и, видимо, опыт соседей решили использовать и наши власти. Впрочем, если кто-то надеялся создать впечатление, что наши вопросы были неуместны или заданы не вовремя, то он добился обратного - «живые» комментаторы немедленно возмутились тем, что чиновные отговорки «прикрывают» при помощи таких «атак ботов».

Вернемся же печальной статистике. Если человек, представляющий министерство здравоохранения, признал, что от 14 до 23 тысячи казахстанцев за три месяца погибли от пандемии коронавируса, то мы ждем объяснений уже от главы Минздрава, г-на Цоя: «Почему тогда официальная статистика нигде не дает информации об этих жертвах пандемии?». Ну, и хотелось бы понять, как же так вышло, что наши власти допустили гибель такого большого количества граждан нашей страны? Кто-то понесет ответственность? Можно ли было предотвратить ее? Как не допустить всего этого вновь? И почему наши чиновники продолжают скрывать подобные шокирующие цифры? Подобная смертность сопоставима с потерями на войне, массовыми катастрофами и прочими жуткими трагедиями. У нас же глава Минздрава продолжает утверждать, что «в целом» нужную медицинскую помощь граждане получали, необходимые «меры были оказаны», и по сравнению с другими странами у нас было лучше - «в других странах в коридорах люди лежали, когда был массовый наплыв». Но тогда непонятно, как умерли все эти тысячи наших сограждан, если все было сделано «в целом» правильно и достаточно? Мы еще раз мы просим руководителей страны честно сказать, как так произошло, что тысячи казахстанцев неожиданно умерли, и информация об этом, фактически, скрывалась?

Да, мы понимаем, что пандемия COVID-19 это что-то, с чем весь мир не сталкивался с начала прошлого века, когда мир поразила «испанка», но ведь это не отменяет главного правила общественного договора - правдивость. Если власти страны рассчитывают на доверие граждан, достичь этого, утаивая страшные цифры, не выйдет. Наоборот, тогда их еще активнее будут использовать те, кого власти называют «деструктивными силами», и втройне это опасно для нас накануне парламентских выборов. Коронакризис уже сломал политическую архитектуру Беларуси и породил третью кыргызскую революцию. И это только по соседству с нами. Не факт, что война в Карабахе тоже (среди всего прочего) не стала попыткой перенести внимание общества с провала в борьбе с пандемией. На этом фоне ответственность и открытость для власти - это вопрос даже не политической целесообразности, но выживания самой системы государственной власти. И если в Нур-Султане этого еще не поняли, то завтра последствия этих ошибок и злоупотреблений не получится исправить ни ОМОНом, ни армией…

Если Вам понравилась статья, то пожалуйста, поделитесь с друзьями в социальных сетях:
Комментарии
Загрузка комментариев...